Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Мюррей ЛЕЙНСТЕР - ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ОТРЯД

Скачать Мюррей ЛЕЙНСТЕР - ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ОТРЯД

                                      4

     Они шли по склонам,  не  поднимаясь  до  верхнего  уровня  плато,  по
которому двигались сфиксы, что значительно замедляло  продвижение  отряда.
Людям казалось, что они забыли, как ходят по  ровной  земле.  Семпер  днем
парил над головой, не отлетая далеко от  них.  Когда  наступала  ночь,  он
спускался за едой, которую Хайдженс доставал из тюка.
     - У медведей осталось совсем мало еды, - сказал однажды  Хайдженс.  -
Для них этого недостаточно. Но они проявляют благородство по  отношению  к
нам. Вот у Семпера его нет. Он слишком для  этого  туп.  Но  его  приучили
думать, что он может есть  только  из  рук  человека.  Медведи  все  лучше
понимают; но тем не менее они бескорыстно нас любят.  За  это  они  мне  и
нравятся.
     Как-то они расположились на отдых на  вершине,  высоко  торчащей  над
гористой каменной стеной. На камне едва хватало места для всех. Фаро  Нелл
заволновалась и стала толкать Наджета  в  самый  безопасный  уголок  около
горного склона. Она готова была столкнуть людей с  камня,  чтобы  устроить
медвежонка. Но вдруг Наджет заскулил и стал проситься к Рону. И когда  Рон
подошел к нему, чтобы его успокоить, медведица, довольная, отодвинулась  и
зарычала на Ситку и Сурду. Они потеснились и пропустили ее к  самому  краю
скалы.
     Это был невеселый привал.  Все  были  голодны.  Иногда  они  находили
маленькие ручейки, текущие вниз по  склону.  Медведи  напивались,  а  люди
наполняли фляги. Но уже третью ночь  не  было  никакой  дичи,  и  Хайдженс
ничего не предпринимал, чтобы достать еду для себя и Рона. Рон молчал.  Он
тоже начал ощущать то особое духовное родство между  медведями  и  людьми,
которое делало медведей не рабами, а чем-то иным.  В  этом  было  какое-то
новое, свойственное чувство.
     - Мне кажется, - сказал он мрачно, - что если сфиксы не  охотятся  по
пути наверх, то где-то должна быть и дичь. По-моему,  они  ни  на  что  не
обращают внимания, когда идут шеренгой.
     Хайдженс  задумался.  Рон  был  прав.  Обычно  во  время  боя  сфиксы
выстраиваются цепью, чтобы в любую минуту окружить жертву, которая  делала
попытки к бегству. Если противник сопротивлялся, они нападали  с  флангов.
На сей раз они поднимались в гору, выстроившись цепочкой, один за  другим,
очевидно уверенно следуя по привычному пути. Ветер дул со склонов, и запах
медведей доходил до сфиксов. Но они не  сворачивали  с  намеченного  пути.
Длинная процессия сине-рыжих дьяволов упорно лезла  вверх.  О  них  трудно
было думать  как  о  виде  плотоядных,  делящихся  на  самцов  и  самок  и
откладывающих яйца, как обыкновенные рептилии на других планетах.
     - По этой дороге прошли тысячи сфиксов. Мне кажется, что они идут уже
несколько дней или даже недель. На пластинке мы видели  не  менее  десятка
тысяч. Пересчитать их невозможно. Первые партии,  очевидно,  сожрали  все,
что нашли, а остальные...
     Рон запротестовал.
     - Не может быть в одном месте такого количества плотоядных. Я знаю  и
вижу, сколько их здесь, но тем не менее быть этого не может.
     - Ведь они холоднокровные, - сказал Хайдженс. - И им не нужны калории
для поддержания температуры тела. Кроме того, многие животные могут долгое
время обходиться без еды. Даже медведи погружаются в зимнюю спячку.
     Он в темноте начал устанавливать приемник. Рон не понимал,  для  чего
он это делает. Передатчик был на  другой  стороне  плато,  которое  кишело
самыми свирепыми и опасными зверями из  всех  обитателей  Лорена  Второго.
Всякая попытка пересечь плато равнялась бы самоубийству.
     Хайдженс настроил  приемник.  Тут  же  послышался  царапающий  резкий
треск. Затем сигнал. Три точки, три тире, три точки. Три точки, три  тире,
три точки. Снова и снова. И так без конца. Хайдженс выключил приемник
     - Почему вы не ответили на их сигнал перед тем, как ушли со  станции,
чтобы подбодрить их? - спросил Рон.
     - Не сомневаюсь, что у них нет приемника. Они не ждут, что им ответят
в течение многих месяцев. Едва ли они слушают беспрерывно,  если  живут  в
туннеле шахты. Они,  наверное,  иногда  делают  попытки  выскочить,  чтобы
достать какую-нибудь пищу. И не думаю, что у них есть  время  и  силы  для
того, чтобы делать сложные приемники и реле.
     Рон молча его слушал и затем сказал:
     - Мы должны достать еду  для  медведей.  Наджет  ведь  только  бросил
сосать. Он голодный.
     - Да, нужно попытаться, - согласился Хайдженс.  -  Может  быть,  и  я
ошибаюсь, но мне кажется, что сфиксов становится  меньше,  чем  вчера  или
позавчера. Когда мы будем за пределами  их  обычных  маршрутов,  то  снова
поищем что-нибудь вроде "ночного бродяги". Боюсь, что они  уничтожили  все
живое на пути.
     Однако  оказалось,  что  он  был  не  совсем  прав.  Ночью  Хайдженса
насторожило рычание медведей. В темноте раздавались звуки шлепков. Легкий,
как перышко, порыв ветра ударил его по лицу. Он тряхнул фонарь, висящий  у
него на поясе. Все вокруг было окутано  беловатой  дымкой,  которая  вдруг
растаяла. Что-то темное метнулось в сторону. Затем Хайдженс увидел  звезды
и пустоту. Вскоре они расположились лагерем.  Несколько  больших  летающих
белых существ бросилось к нему.  Ситка  Пит  зарычал  во  всю  мощь  своей
огромной  глотки.  Потом  раздался  бас  Фаро  Нелл.  Она   вдруг   высоко
подпрыгнула и что-то схватила. Свет погас, прежде чем Хайдженс понял,  что
произошло. Он сказал только:
     - Не стреляйте, Рон.
     Они прислушались. В темноте слышался хруст работающих челюстей. Потом
стало тихо.
     - Смотрите! - прошептал Хайдженс.
     Рок снова зажег фонарь. Какое-то существо  странной  формы,  бледное,
как человеческая кожа,  покачиваясь  приближалось  к  нему.  За  ним  еще.
Четыре, пять, десять. Огромная мохнатая лапа появилась в освещенном  круге
и выхватила из него летающее "привидение".  Затем  вторая  огромная  лапа.
Хайдженс поднял фонарь.  Три  огромных  Кодиака,  стоя  на  задних  лапах,
смотрели на странных ночных гостей, которые дрожали,  будучи  не  в  силах
преодолеть притяжения лампы. Они вращались с бешеной скоростью, и  поэтому
было  невозможно  подробней  их  рассмотреть.  Это  прилетели   те   самые
отвратительные ночные животные, чем-то напоминающие ощипанных обезьян.
     Медведи  не  рычали.  Они  спокойно,  с  удивительным  знанием   дела
доставали  "обезьян"  и  отправляли  их  в  пасть.  У  ног   каждого   уже
образовались маленькие холмики из останков. Вдруг  все  исчезло,  Хайдженс
потушил фонарь. Медведи деловито жевали в темноте.
     - Эти существа плотоядные кровопийцы, - спокойно сказал  Хайдженс,  -
они высасывают кровь у жертвы, как вампиры, причем  ухитряются  не  будить
ее, и когда жертва уже мертва, вся братия  съедает  труп.  Но  у  медведей
густая шерсть, и они просыпаются от малейшего прикосновения.  Кроме  того,
они всеядны и едят все, за исключением сфиксов. Я уверен, что  эти  ночные
гости пришли позавтракать. Но обратно они уже не уйдут. Сами они оказались
лакомым блюдом для медведей.
     Рон вскрикнул. Он включил маленький фонарь и увидел, что вся  рука  у
него в крови. Хайдженс вынул  из  кармана  перевязочный  пакет,  смазал  и
забинтовал ранку. Рон только сейчас заметил, что Наджет что-то жует. Когда
зажгли  яркий  свет,  медвежонок  уже  делал  конвульсивные   глотательные
движения. Он, очевидно, поймал и съел "вампира", присосавшегося к Року.  К
счастью, ранка оказалась  пустяковой.  Утром  они  снова  двинулись  вдоль
крутого откоса плато. Рон все не мог успокоиться и несколько раз говорил:
     - Роботы не справились бы с этими "вампирами".
     - Да, но можно было бы сконструировать специального  робота,  который
бы следил за ними. Есть же этих кровопийц  вам  пришлось  бы  самому.  Что
касается  меня,  то  я  предпочитаю  полагаться  на  медведей,  -  отвечал
Хайдженс. Он шел впереди. Здесь не нужно было сохранять строй, необходимый
для путешествия по лесу. Звери легко брали крутые подъемы, так как толстые
подушки на лапах помогали им удерживаться на скользких скалах. Хайдженс  и
Рон с трудом волочили ноги. Дважды Хайдженс  останавливался  и  в  бинокль
осматривал местность у  подножия  гор.  Высокий  пик,  торчащий,  как  нос
корабля, на краю плато, заметно приблизился. В полдень они увидели его над
горизонтом в  пятнадцати  милях  от  места  стоянки  отряда.  Это  был  их
последний привал.
     -  Проход  свободен.  Внизу  нет  больше  сфиксов,  -  сказал  весело
Хайдженс. - И даже не видно больше цепочек на склонах.  Теперь  нам  нужно
воспользоваться тем, что одна партия прошла, а вторая  еще  не  появилась.
Мне кажется, что мы обошли их дорогу. Посмотрим, что там у Семпера.  -  Он
поманил рукой орла, который тотчас же поднялся в воздух...
     Хайдженс стал смотреть на пластинку. Изображение на экране все  время
переворачивалось. Через несколько минут Семпер летел над краем плато.  Там
уже была растительность. Затем земля на пластинке  быстро  завертелась,  и
они  увидели  пятна  кустарника.  Семпер  поднялся  еще  выше.  На  экране
появилась пустыня, лежащая в середине плато. Нигде не было сфиксов. Только
один раз, когда орел резко накренился и аппарат запечатлел  плато  во  всю
длину, Хайдженс увидел сине-рыжие точки. Мелькнули какие-то темные  пятна,
похожие на сгрудившееся стадо. Ясно было, что это не сфиксы, так  как  они
никогда не собирались в такие стада.
     - Лезем прямо наверх, -  сказал  Хайдженс.  -  Он  был  чем-то  очень
доволен. - Мы здесь пересечем плато. Думаю, что по дороге к вашей  колонии
мы узнаем нечто интересное.
     Он сделал знак медведям, и они послушно стали карабкаться выше.
     Через несколько часов, незадолго  до  захода  солнца,  люди  достигли
вершины. И здесь они увидели дичь. Не очень много,  но  все  же  это  была
настоящая дичь на зеленой, покрытой травой и кустарником окраине  пустыни.
Хайдженс подстрелил косматое жвачное, которое никак не могло быть коренным
жителем пустыни. К ночи стало холодно. Температура здесь была  значительно
ниже, чем на склонах.  Воздух  очень  разрежен.  Рок  вдруг  догадался.  В
"носовой" части горы воздух стоял совершенно неподвижно. Там  не  было  ни
единого  облачка.  Тепло,  исходящее   от   земли,   попадало   в   пустое
пространство. Ночью, по-видимому, там было страшно холодно. Он  сказал  об
этом Хайдженсу.
     - Да, и очень жарко днем, -  ответил  Хайдженс.  -  Солнце  палит  со
страшной силой там, где воздух разрежен, а на  горах  всегда  ветер.  Днем
здесь земля накаляется, как поверхность безатмосферной планеты. На  солнце
должно быть не меньше ста сорока - ста пятидесяти градусов, а ночью  очень
холодно.
     Они вскоре убедились в этом. Еще до наступления ночи Хайдженс  разжег
костер. Температура упала ниже нуля,  и  можно  было  спокойно  спать,  не
опасаясь ночных гостей.
     К утру люди совершенно закоченели,  но  медведи  спокойно  храпели  и
бодро двигались, когда Хайдженс  поднял  их.  Казалось,  они  наслаждались
утренней  прохладой.  Ситка  и  Сурду  развеселились  и  начали  бороться,
награждая друг друга тумаками, могущими сразу размозжить череп.
     Наджет внимательно следил за ними и даже чихнул от возбуждения.  Фаро
Нелл смотрела на медведей, и в ее взгляде было чисто женское осуждение.
     Они двинулись дальше.  Семпер  стал  каким-то  вялым.  После  каждого
полета он отдыхал на тюке, который нес Ситка. Он сидел на  самом  верху  и
оттуда обозревал все время менявшийся ландшафт. Зеленые заросли перешли  в
унылую пустыню. Семпер сидел с важным видом  и  упорно  не  желал  летать.
Парящие птицы не любят летать, когда нет ветра, облегчающего движение.
     Хайдженс показал Рону на увеличенном стереофото  дорогу,  по  которой
они шли, и место, откуда доходили сигналы о бедствии.
     - Вы все это  мне  объясняете  на  случай,  если  с  вами  что-нибудь
произойдет? - спросил Рон. - Может быть, это и имеет смысл, но чем я смогу
помочь этим оставшимся в живых людям, даже если доберусь до них без вас?
     - Вам смогут пригодиться ваши познания о сфиксах, - ответил Хайдженс.
- И медведи будут хорошими помощниками.  Я  оставил  записку  на  станции.
Всякий, кто приземлится на посадочном поле, ведь сигнальные огни включены,
найдет указания, как добраться до нас.
     Рон брел рядом с Хайдженсом, с трудом поспевая за ним. Узкая  зеленая
полоса границы плато осталась позади, и  они  шагали  по  порошкообразному
песку.
     - Послушайте! - сказал Рон. - Меня интересует одна вещь. Вы  сказали,
что вас считают похитителем медведей на вашей родной планете, но  вы  сами
сознались, что это ложь, придуманная для того, чтобы спасти  ваших  друзей
от преследования Колониальной Службы. А теперь вы каждую  минуту  рискуете
жизнью. Большой риск оставить меня в живых. Теперь вы рискуете еще больше,
отправившись  на  поиски  людей,  которые  смогут  подтвердить,   что   вы
преступник. Для чего вы все это делаете?
     Хайдженс усмехнулся.
     - Потому что я не люблю роботов. Мне противно думать о том,  что  они
командуют людьми, заставляют людей подчиняться себе.
     - Ну и что из этого следует? - нетерпеливо спросил Рон. - Не понимаю,
почему ваша антипатия к роботам могла толкнуть вас  на  преступление.  Тем
более что это неправда. Люди не подчиняются роботам.
     - Нет, подчиняются, - упрямо повторил Хайдженс. - Я, конечно, человек
с причудами, но я счастлив, что могу жить на этой планете  по-человечески,
ходить куда мне хочется и делать  все  что  хочу.  Медведи  мои  друзья  и
помощники. Скажите честно, Рон, если  бы  попытка  создать  здесь  колонию
роботов не потерпела неудачи, разве люди могли бы жить здесь так,  как  им
хочется? Едва ли. Они строили бы свою  жизнь  под  диктовку  роботов.  Они
вынуждены были бы вечно находиться за заборами, построенными роботами; они
всегда ели бы только ту пищу, которую им  выращивают  роботы.  Человек  не
может  даже  подвинуть  кровать  поближе  к  окну,  потому   что   роботы,
занимающиеся домашней работой, перестали  бы  действовать.  Роботы  хорошо
обслуживают людей, так, как им и положено это делать, но  для  этого  люди
должны только тем и заниматься, чтобы служить роботам.
     Рон покачал головой.
     - Ну что ж! Это плата за  удобства.  Пока  люди  пользуются  услугами
роботов, они должны довольствоваться тем, что роботы могут им дать. А если
вы отказываетесь от этих услуг...
     - Я хочу иметь возможность решать самому, а не  быть  ограниченным  в
выборе того, что мне предлагают, - возразил Хайдженс.  -  На  моей  родной
планете когда-то почти добились с помощью оружия и собак  права  принимать
решения самостоятельно. Потом начали приручать медведей, которые  частично
избавили  нас  от  услуг  роботов.  Но   позже,   когда   настала   угроза
перенаселения и места для медведей и  собак,  да  и  для  людей,  явно  не
хватает, человек все больше и больше попадает во власть роботов и вынужден
пользоваться тем, что ему может предложить цивилизация роботов. Чем больше
мы зависим от них, тем ограниченней наш выбор. И мы не хотим,  чтобы  наши
дети зависели от этих машин и страдали из-за того,  что  роботы  не  могут
обеспечить их всем необходимым. Мы хотим, чтобы они  выросли  полноценными
мужчинами и женщинами, а не проклятыми автоматами, у которых одна  цель  в
жизни -  нажимать  кнопки  управления  роботов,  без  чего  они  не  могут
существовать. И вы считаете, что все это не есть подчинение роботам?
     - Но ведь ваши доводы чисто субъективны, - не соглашался  Рон.  -  Не
все же чувствуют так, как вы.
     - А я чувствую именно так, - сказал Хайдженс. - И не только  я.  Наша
галактика велика,  и  в  ней  много  неожиданного.  Можно  с  уверенностью
сказать, что роботы и человек,  который  зависит  от  них,  совершенно  не
подготовлены к столкновению с непредвиденными обстоятельствами и им не под
силу будет справиться с ними. Недалек час,  когда  нам  понадобятся  люди,
способные преодолеть любые препятствия. На  моей  планете  многие  просили
разрешить им колонизацию Лорена Второго. Нам было отказано. Считается, что
это слишком опасно. Но люди, если они настоящие люди, могут освоить  любую
планету. Я поселился здесь для того, чтобы изучить условия местной  жизни.
Особенно меня  интересуют  сфиксы.  Со  временем  мы  собирались  вторично
просить разрешения, уже после того как у  нас  будут  доказательства,  что
возможно жить на этой планете и справиться даже с этими чудовищами. Я  уже
добился кое-каких успехов. Колониальная Служба дала разрешение на создание
колонии роботов, но где же она?
     Рон не сдавался.
     - Вы выбрали неверный путь, Хайдженс, построив  нелегальную  станцию.
Ваш исследовательский пыл, конечно, не может не вызывать восхищения, но, к
сожалению, он направлен был не туда, куда нужно.  Я  хорошо  понимаю,  что
именно такие пионеры, как вы, впервые покинули  планету  и  отправились  к
звездам, но...
     Сурду вдруг встал на задние лапы и понюхал воздух. Хайдженс придвинул
к себе ружье, а Рон даже снял предохранитель, но тревога оказалась ложной.
Все было тихо.
     - Собственно говоря, - продолжал Рон раздраженно,  -  вы  говорите  о
свободе и равенстве, вещах, которые многие считают областью  политики.  Вы
даже утверждаете, что это больше, чем политика.  Принципиально  я  с  вами
согласен, но у вас все это звучит как какой-то религиозный выверт.
     - Самоуважение, - сказал Хайдженс.
     - Может быть, вы...
     Фаро Нелл зарычала и стала носом подталкивать Наджета поближе к Рону.
Она фыркнула на него и рысцой - пустилась бежать туда, где уже выстроились
Ситка и Сурду лицом к широкой части плато, на которой  ранее  скапливались
сфиксы.
     Хайдженс,  приставив  ладонь  к  глазам,  стал  вглядываться  в   том
направлении, куда смотрели медведи.
     - Они что-то учуяли! - сказал он тихо. - Но, к  счастью,  нет  ветра.
Впереди какой-то холм. Пошли туда, Рон.
     Он побежал вперед. Рон с Наджетом  последовали  за  ним.  Они  быстро
взобрались на невысокий, поросший кривыми кактусообразными кустами холмик,
торчавший на высоту шести футов из окружающего песка. Хайдженс  в  бинокль
оглядел местность.
     - Один сфикс, - сказал он. - Всего один. Это не  менее  странно,  чем
огромные стаи от сотни до тысячи голов, которые  мы  видели.  Он  послюнил
палец, поднял его и сказал: - Ни малейшего ветерка. - Потом снова приложил
к глазам бинокль.
     - Сфикс не знает о том, что мы  здесь,  он  удаляется.  И  больше  ни
одного не видно. - Хайдженс стоял в нерешительности, покусывая губы.
     - Послушайте, Рон, - сказал он, наконец.  -  Мне  бы  хотелось  убить
этого одинокого сфикса и выяснить одну вещь. И половина шансов за то,  что
удастся сделать очень важное открытие. Я  хочу  попробовать,  но  придется
бежать туда. Если окажется, что я прав, - он  взглянул  на  часы...  -  но
нельзя терять ни минуты. Все должно быть сделано очень быстро,  поэтому  я
хочу добраться туда верхом на Фаро Нелл. Ситка и Сурду без меня  здесь  не
останутся. Но Наджет не может так быстро бегать, вы  не  побудете  с  ним,
Рон?
     У Рона перехватило дыхание. Но он спокойно сказал:
     - Вы ведь всегда хорошо знаете, что вам следует делать, Хайдженс.
     - Смотрите в оба. Если что-нибудь увидите вдалеке,  стреляйте,  и  мы
моментально вернемся. Не ждите, пока  опасность  будет  близко,  стреляйте
сразу.
     Рон кивнул головой. Ему было трудно разговаривать. Хайдженс подошел к
приготовившимся к бою животным, взобрался на  спину  Фаро  Нелл  и  крепко
ухватился руками за густую шерсть.
     - Ну пошли! - крикнул он. - Хоп!
     Три  Кодиака  понеслись  с  бешеной  скоростью.  Хайдженс  трясся   и
подпрыгивал на спине у Фаро  Нелл.  Неожиданный  поход  поднял  Семпера  с
места. Он изо всей  силы  захлопал  крыльями  и  взлетел  вверх,  а  затем
неохотно последовал за медведями, летя над самой головой Хайдженса.
     Дальнейшие события разворачивались очень быстро.  Кодиак,  когда  это
необходимо, может бегать со скоростью лошади.  Медведи  мгновенно  одолели
полукилометровое расстояние, отделявшее  их  от  сине-рыжего  гада.  Сфикс
встретил их рычанием, Хайдженс выстрелил, не слезая со  спины  Фаро  Нелл.
Выстрел и взрыв пули  слились  в  один  звук.  Огромное  рогатое  чудовище
подпрыгнуло и испустило дух.
     Хайдженс соскочил с медведицы и стал  что-то  делать  на  земле,  где
лежал мертвый сфикс. Семпер, перевернувшись в воздухе, накренился  и  стал
снижаться; Склонив набок голову, он наблюдал за Хайдженсом.
     Рон не отрываясь  следил  за  движениями  Хайдженса.  Ситка  и  Сурду
безучастно бродили вокруг,  в  то  время  как  Фаро  Нелл  с  любопытством
смотрела на хозяина, который производил какую-то непонятную  операцию  над
трупом сфикса. На холме тихо скулил Наджет. Рон потрепал  его  по  голове.
Наджет заскулил еще громче. Рон видел, как Хайдженс выпрямился и шагнул  к
Фаро Нелл. Затем он влез на нее. Ситка повернул голову и стал  смотреть  в
ту сторону, где стоял Рон. Казалось, что он почуял что-то  подозрительное.
Затем отряд двинулся обратно к холму.  Семпер  бешено  хлопал  крыльями  и
кричал, хотя воздух был совершенно  неподвижен.  Перевернувшись  несколько
раз, он опустился на плечо Хайдженса и вцепился  в  него  когтями.  Наджет
вдруг истерически завыл и прижался к Рону, как  щенок,  который  в  минуту
опасности старается  прижаться  к  матери.  Рон  упал  и  увлек  за  собой
медвежонка. Он только видел, как  мелькнула  чешуйчатая  шкура,  и  воздух
огласился редкими, пронзительными визгами  сфикса,  сделавшего  гигантский
прыжок по направлению к Рону. Но зверь  не  рассчитал  и  прыгнул  слишком
далеко. Рон и Наджет мгновенно вскочили на ноги.
     Рон еще не успел осознать, что произошло и что  означает  дьявольский
визит, как Ситка и Сурду уже летели обратно со скоростью ракеты, Фаро Нелл
громко завыла, и мохнатый медвежонок, спотыкаясь, со всех ног  бросился  к
матери. Рок поднялся на ноги  и  схватился  за  ружье.  Сфикс  был  совсем
близко. Пригнувшись, он  пристально  наблюдал  за  удирающим  медвежонком,
готовясь его преследовать. Рон стал размахивать ружьем перед носом сфикса,
а затем яростно ударил его. Сфикс завертелся и сбил  Рока  с  ног.  Трудно
удержаться на ногах, когда адское чудовище весом в сотни фунтов с  яростью
и злобой дикой кошки со всей силой ударяется в грудь.
     Но в эту минуту появился Ситка Пит. Животное встало на задние лапы  и
с громовым  рычанием,  как  древний  герой,  вызывающий  врага  на  битву,
двинулось на сфикса. Подоспел Хайдженс. Он не мог стрелять, пока  Рон  был
так близко от чудовища. Фаро Нелл мотала головой и рычала, раздираемая,  с
одной  стороны,  желанием  успокоить  Наджета,  а  с  другой  -  разорвать
обидчика, осмелившегося напасть на ее чадо.
     Сидя на спине у Фаро Нелл с Семпером,  идиотски  цепляющимся  за  его
плечо, Хайдженс беспомощно смотрел, как сфикс бросался и плевал на  Ситку.
Хищнику стоило только протянуть лапу и от Рона ничего бы не осталось.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0965 сек.