Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Габриэль Гарсия Маркес. - Полковнику никто не пишет

Скачать Габриэль Гарсия Маркес. - Полковнику никто не пишет

      Она   в   изнеможении  откинулась  на  кровать.  Полковник
осторожно  подложил  подушку  ей  под  голову.  И   его   глаза
встретились с ее глазами, такими похожими на его собственные.
     -- Постарайся  не  двигаться,  --  сказал  он,  слыша, как
что-то свистит у нее в груди. Женщина впала  в  забытье.  Когда
она снова пришла в себя, ее дыхание казалось более спокойным.
     -- Все  это  из-за того, что мы недоедаем, -- сказала она.
-- Грех отрывать хлеб от себя и бросать его петуху.
     Полковник вытер ей лоб уголком простыни.
     -- Уж три-то месяца мы продержимся.
     -- А что мы будем есть эти три месяца?
     -- Не знаю, -- сказал полковник. -- Но если бы нам суждено
было умереть с голоду, мы бы уже давно умерли.
     Петух, живой и здоровый, стоял перед пустой миской. Увидев
полковника, он тряхнул головой  и  произнес  гортанный  монолог
почти человеческим голосом.
     Полковник сочувственно улыбнулся ему.
     -- Жизнь -- тяжелая штука, приятель.
     Потом  полковник  вышел  из  дому.  Он  бродил  по городу,
погруженному в сиесту, не думая  ни  о  чем,  не  пытаясь  даже
убедить  себя,  что  есть хоть какой-нибудь выход из положения.
Шагал по пустынным улицам,  пока  не  почувствовал  смертельную
усталость.  Тогда  он  вернулся  домой.  Жена  услышала, что он
пришел, позвала его.
     -- Чего тебе?
     Она ответила, не глядя на него:
     -- Мы можем продать часы.
     Полковник уже думал об этом.
     -- Уверена, что Альваро без разговоров даст  тебе  за  них
сорок  песо, -- сказала женщина. -- Вспомни, как он сразу купил
швейную машинку.
     Она имела в виду портного, у которого работал Агустин.
     -- Завтра поговорю с ним, -- согласился полковник.
     -- Зачем откладывать на завтра? -- возразила жена.  --  Ты
отнесешь ему часы сейчас. Положишь на стол и скажешь: "Альваро,
вот я принес часы, чтобы ты купил их у меня". Он тут же поймет.
     Полковник почувствовал себя несчастным.
     -- Это  все  равно  что тащить по улице гроб Господень, --
запротестовал он. -- Если меня увидят с таким свертком, обо мне
начнут распевать песни.
     Но и на этот раз жена его убедила. Она сама сняла часы  со
стены, обернула их в газеты и подала ему.
     -- Не возвращайся без сорока песо.
     Полковник  со  свертком под мышкой направился в портняжную
мастерскую. У дверей сидели приятели Агустина.
     Один из них пригласил его сесть. Полковник смешался.
     -- Спасибо, -- сказал он. -- Я на минуту.
     Из мастерской вышел Альваро и на  проволоке,  натянутой  в
коридоре,  стал  развешивать кусок мокрого полотна. Альваро был
крепкий угловатый молодой человек; его глаза всегда возбужденно
блестели.  Он  тоже  пригласил  полковника   сесть.   Полковник
приободрился.  Пододвинул  табурет  к  двери, сел и стал ждать,
когда останется наедине с Альваро, чтобы предложить  ему  часы.
Но вскоре заметил, что у всех вокруг какие-то напряженные лица.
     -- Я не помешал? -- спросил он.
     Парни  запротестовали.  Кто-то  наклонился к нему и сказал
чуть слышно:
     -- У нас тут листовка, написанная Агустином.
     -- О чем?
     -- Все о том же.
     Ему дали листовку. Он  положил  ее  в  карман  и  замер  в
молчании.   Только  барабанил  пальцами  по  свертку,  пока  не
заметил,  что  на  него  стали  поглядывать.  Тогда  он  совсем
оцепенел.
     -- Что это у вас в свертке, полковник?
     Полковний  старался  избежать  взгляда  любопытных зеленых
глаз Германа.
     -- Ничего, -- солгал он. -- Несу вот  часы,  чтобы  он  их
починил.
     -- Что  это  вы  придумали,  полковник,  -- сказал Герман,
стараясь завладеть свертком. -- Пока вы тут сидите,  я  сам  их
посмотрю.
     Полковник  не  выпускал  часы  из рук. Он не произносил ни
слова. Но у него даже веки покраснели. Все вокруг настаивали:
     -- Дайте  ему  посмотреть,  полковник.  Он  разбирается  в
механике.
     -- Но я не хочу доставлять ему хлопот.
     -- Какие  там  хлопоты,  --  сказал  Герман и взял наконец
часы. -- Немец сдерет десять песо и ничего не сделает.
     Герман вошел  с  часами  в  мастерскую,  где  Альваро  уже
строчил  на  машинке.  Чуть  дальше,  у стены, сидела девушка и
пришивала пуговицы. Над  ней  висела  гитара,  а  еще  выше  --
надпись: "Говорить о политике запрещается".
     Полковник,  оставшись без часов, не знал куда себя девать.
Поставил ноги на перекладину табурета.
     -- Дело-то дерьмо, полковник.
     Он вздрогнул.
     -- Только без ругательств.
     Альфонсо поправил на носу очки,  чтобы  лучше  рассмотреть
ботинки полковника.
     -- Я  про  ботинки,  -- сказал он. -- Гляжу, вы уже надели
лакированные.
     -- Но это можно сказать  и  без  ругательств,  --  ответил
полковник  и  показал  подметки  своих лакированных ботинок. --
Этим чудовищам сорок лет, но за всю свою жизнь они ни  разу  не
слышали бранных слов.
     -- Готово!  --  крикнул  Герман  из  мастерской, и в то же
мгновение раздался бой часов. Кто-то из соседей  забарабанил  в
стену, и женский голос прокричал:
     -- Не  трогайте  гитару  --  еще  год  не прошел, как умер
Агустин.
     Все засмеялись.
     -- Это часы.
     Герман вышел со свертком.
     -- Часы в полном порядке. Если хотите, я  провожу  вас  до
дому: их надо правильно повесить.
     Полковник отказался.
     -- Сколько я должен?
     -- Не  беспокойтесь, полковник, -- ответил Герман, занимая
свое место среди остальных. -- В январе заплатит петух.
     Полковник решил не упускать удобного случая.
     -- Я хочу предложить тебе кое-что, -- сказал он.
     -- Что же?
     -- Я дарю тебе петуха. -- Полковник  внимательно  осмотрел
лица присутствующих. -- Я дарю петуха вам всем.
     Герман уставился на него в изумлении.
     -- Я уже стар, -- продолжал полковник. Он хотел, чтобы его
голос  звучал сурово и веско. -- И для меня это слишком большая
ответственность. Вот уже несколько дней мне кажется, что  петух
умирает.
     -- Не волнуйтесь, полковник, -- сказал Альфонсо. -- Просто
в это  время  у петухов растут перья, поэтому и у вашего сейчас
воспалена кожа.
     -- Через месяц он будет в порядке, -- поддержал Герман.
     -- Все равно я не хочу оставлять его у себя.
     Герман впился взглядом в полковника.
     -- Поймите, полковник, важно, чтобы именно вы принесли  на
гальеру этого петуха.
     Полковник задумался.
     -- Я понимаю. Из-за этого я и держал его до сих пор. -- Он
стиснул  зубы  и,  собравшись с силами, продолжал: -- Плохо то,
что до боев остается еще три месяца.
     Герман понял.
     -- Если дело только в этом, -- заявил он, -- то нет ничего
проще.
     И  высказал  предложение,  с  которым   все   согласились.
Вечером, когда полковник вернулся домой со свертком под мышкой,
жена не смогла скрыть разочарования.
     -- Не продал? -- спросила она.
     -- Не  продал,  --  ответил полковник. -- Но теперь это не
имеет значения. Ребята взялись кормить петуха.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1054 сек.