Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Триллеры

Эдгар Аллан По. - Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля

Скачать Эдгар Аллан По. - Необыкновенное приключение некоего Ганса Пфааля

       * * *
     Примечание.  Строго  говоря,  наш  беглый очерк представляет очень мало
общего с знаменитым "Рассказом о  Луне"  мистера  Локка,  но,  так  как  оба
рассказа  являются  выдумкой  (хотя один написан в шутливом, другой в сугубо
серьезном тоне), оба трактуют об одном и том же  предмете,  мало  того  -  в
обоих  правдоподобие  достигается с помощью чисто научных подробностей, - то
автор "Ганса Пфааля" считает необходимым заметить в  целях  самозащиты,  что
его  "jeu d'esprit" [Игра ума (франц.).] была напечатана в "Саутерн литерери
мессенджер" за три недели до появления рассказа мистера  Локка  в  "Нью-Йорк
Сан".  Тем  не  менее  некоторые  нью-йоркские газеты, усмотрев между обоими
рассказами сходство, которого, быть может, на деле  не  существует,  решили,
что они принадлежат перу одного и того же автора.
     Так  как  читателей,  обманутых "Рассказом о Луне", гораздо больше, чем
сознавшихся в своем легковерии, то мы считаем нелишним остановиться на  этом
рассказе,  -  то  есть  отметить  те его особенности, которые должны бы были
устранить возможность подобного легковерия,  ибо  выдают  истинный  характер
этого  произведения. В самом деле, несмотря на богатую фантазию и бесспорное
остроумие автора, произведение его сильно хромает в  смысле  убедительности,
ибо  он недостаточно уделяет внимания фактам и аналогиям. Если публика могла
хоть на минуту поверить ему, то это лишь доказывает ее  глубокое  невежество
по части астрономии.
     Расстояние  луны  от  земли  в  круглых цифрах составляет 240 000 миль.
Чтобы узнать, насколько сократится это расстояние благодаря телескопу, нужно
разделить его на цифру, выражающую степень увеличительной  силы  последнего.
Телескоп,  фигурирующий  в рассказе мистера Локка, увеличивает в 42 000 раз.
Разделив на это число 240 000 (расстояние до Луны),  получаем  пять  и  пять
седьмых   мили.   На  таком  расстоянии  невозможно  рассмотреть  каких-либо
животных, а тем более всякие мелочи, о которых  упоминается  в  рассказе.  У
мистера  Локка  сэр Джон Гершель видит на луне цветы (из семейства маковых и
др.), даже различает форму и цвет глаз маленьких птичек. А  незадолго  перед
тем  сам  автор говорит, что в его телескоп нельзя разглядеть предметы менее
восемнадцати дюймов в диаметре. Но и это преувеличение: для таких  предметов
требуется  гораздо более сильный объектив. Заметим мимоходом, что гигантский
телескоп мистера Локка  изготовлен  в  мастерской  гг.  Гартлей  и  Грант  в
Домбартоне; но гг. Гартлей и Грант прекратили свою деятельность за много лет
до появления этой сказки.
     На  странице  13  отдельного  издания,  упоминая о "волосяной вуали" на
глазах буйвола, автор говорит: "Проницательный ум доктора Гершеля усмотрел в
этой вуали созданную самим  провидением  защиту  глаз  животного  от  резких
перемен света и мрака, которым периодически подвергаются все обитатели Луны,
живущие  на  стороне, обращенной к нам". Однако подобное замечание отнюдь не
свидетельствует о "проницательности" доктора. У обитателей, о  которых  идет
речь,  никогда  не  бывает  темноты,  следовательно,  не  подвергаются они и
упомянутым резким световым переменам. В отсутствие солнца они получают  свет
от земли, равный по яркости свету четырнадцати лун.
     Топография луны у мистера Локка, даже там, где он старается согласовать
ее с картой  луны  Блента,  расходится не только с нею и со всеми остальными
картами, но и с собой.  Относительно  стран  света  у  него  царит  жестокая
путаница;  автор, по-видимому, не знает, что на лунной карте они расположены
иначе, чем на земле: восток приходится налево, и т. д.
     Мистер Локк, быть может,  сбитый  с  толку  неясными  названиями  "Маге
Nubium",  "Mare  Tranquillitatis",  "Mare Fecunditatis" [Облачное Море, Море
Спокойствия, Море Изобилия (лат.).], которыми  прежние  астрономы  окрестили
темные  лунные  пятна, очень обстоятельно описывает океаны и другие обширные
водные бассейны на луне; между тем отсутствие подобных  бассейнов  доказано.
Граница  между  светом  и  тенью  на убывающем или растущем серпе, пересекая
темные пятна, образует ломаную зубчатую линию; будь эти пятна  морями,  она,
очевидно, была бы ровною.
     Описание крыльев человека - летучей мыши на стр. 21 - буквально копия с
описания   крыльев   летающих  островитян  Питера  Уилкинса.  Уже  одно  это
обстоятельство должно было бы возбудить сомнение.
     На стр. 23 читаем: "Какое чудовищное влияние должен был  оказывать  наш
земной  шар,  в  тринадцать  раз  превосходящий  размеры своего спутника, на
природу последнего, когда, зарождаясь в недрах времени, оба  были  игралищем
химических сил!" Это отлично сказано, конечно; но ни один астроном не сделал
бы  подобного  замечания,  особенно  в  научном  журнале, так как земля не в
тринадцать, а в сорок девять раз больше  луны.  То  же  можно  сказать  и  о
заключительных  страницах,  где ученый корреспондент распространяется насчет
некоторых недавних открытий, сделанных в связи с Сатурном, и дает  подробное
ученическое  описание  этой  планеты  -  и  это  для "Эдинбургского научного
журнала"!
     Есть одно обстоятельство, которое особенно выдает автора. Допустим, что
изобретен телескоп, с помощью которого можно увидеть животных на луне, - что
прежде всего бросится  в  глаза  наблюдателю,  находящемуся  на  земле?  Без
сомнения,  не  форма,  не  рост, не другие особенности, а странное положение
лунных жителей. Ему покажется, что они  ходят  вверх  ногами,  как  мухи  на
потолке.  Невымышленный  наблюдатель едва ли удержался бы от восклицания при
виде столь странного положения  живых  существ  (хотя  бы  и  предвидел  его
заранее), наблюдатель вымышленный не только не отметил этого обстоятельства,
но говорит о форме всего тела, хотя мог видеть только форму головы!
     Заметим  в  заключение, что величина и особенно сила человека - летучей
мыши (например, способность летать в разреженной атмосфере,  если,  впрочем,
на  луне  есть какая-нибудь атмосфера) противоречат всякой вероятности. Вряд
ли нужно прибавлять, что все соображения, приписываемые Брюстеру и Гершелю в
начале  статьи  -  "передача  искусственного  света  о   помощью   предмета,
находящегося  в  фокусе поля зрения", и проч. и проч., - относятся к разряду
высказываний, именуемых в просторечии чепухой.
     Существует предел для оптического изучения звезд -  предел,  о  котором
достаточно  упомянуть,  чтобы  понять  его значение. Если бы все зависело от
силы оптических стекол, человеческая изобретательность несомненно справилась
бы в конце концов с этой задачей, и у нас  были  бы  чечевицы  каких  угодно
размеров.  К  несчастию,  по  мере  возрастания  увеличительной силы стекол,
вследствие рассеяния лучей уменьшается сила  света,  испускаемого  объектом.
Этой  беде  мы  не  в  силах  помочь,  так как видим объект только благодаря
исходящему от него свету - его собственному или отраженному. "Искусственный"
свет, о котором толкует мистер Л., мог бы иметь значение лишь в том  случае,
если  бы  был  направлен  не  на  "объект,  находящийся в поле зрения", а на
действительный изучаемый объект - то есть на луну. Нетрудно  вычислить,  что
если  свет,  исходящий от небесного тела, достигнет такой степени рассеяния,
при которой окажется не сильнее  естественного  света  всей  массы  звезд  в
ясную, безлунную ночь, то это тело станет недоступным для изучения.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.5523 сек.