Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Ирина Токмакова. - И настанет веселое утро

Скачать Ирина Токмакова. - И настанет веселое утро

         "Глава 10. СНОВА ДОМА. БЫВАЮТ ЖЕ НА СВЕТЕ УДИВИТЕЛЬНЫЕ СНЫ!"

     Сморчковый лес оказался на месте. Тут Ая, Полина и Фокки распрощались с
птицей  Чур. Они ее изо всех сил благодарили, но она не стала  слушать и тут
же улетела.
     -- Фокки,-- сказала Ая,-- ты должен помнить дорогу из сморчкового леса.
     В сморчковом лесу, как и  в начале  их путешествия,  была  ночь. Полина
взяла  Фокки на  поводок, и  он  быстро, уткнувшись носом в землю, побежал и
повел за  собой Полину  и Аю.  Полина ничего другого, кроме острого грибного
запаха, не чувствовала.
     Ая напевала свою песенку, и поэтому идти было светло.
     Мы с тобой ушли неслышно И тихонечко пришли.  Алой розы кустик пышный В
прежнем времени нашли. В небе отсвет голубой, Ты не бойся, я с тобой.
     Грибной запах кончился.
     -- Вот мы и пришли! -- громко и светло сказала Ая.
     И тут  все  вдруг  потемнело вокруг, потемнело в глазах у Полины, глаза
сами собой закрылись, а когда открылись... Да что же это такое?
     Бабушка Тая стояла возле Полининой кровати и стряхивала градусник.
     -- Проснулась, душенька моя? -- ласково сказала бабушка,-- Ну-ка, давай
смерим температуру!
     Полина ничего не ответила. Что? Что  -- в самом-то деле? Это был только
сон? Сон -- и больше ничего? Она было нахмурилась, и вдруг откуда-то издали,
нет,  даже  не издали, а  как бы это  объяснить?  Наоборот,  внутри ее самой
зазвучала песенка:
     Ты  что  грустишь,  Анела,  Твое ли  это  дело? Ну,  где же  ты  видала
Печальных обезьян?
     И Полина засмеялась.
     Температура тем временем смерилась, и оказалось, что ее нет. То есть не
то  что совсем нет, а просто тридцать шесть и шесть -- совершенно нормальная
температура.
     "Тебе наша прогулка не  повредит",-- услышала она слова Аи. Ничего себе
"прогулка"!
     -- Вот и хорошо, что нет температуры. Ты помнишь, какое завтра число?
     -- Завтра?
     Ах да,  ну да же, завтра двадцать третье марта -- мамин и бабушкин день
рождения.
     Нет, Полина  помнит.  Она спрятала в своем книжном  шкафчике  в третьем
томе Детской энциклопедии рисунки.  На одном  -- Африка, пальмы, и  на одной
пальме -- синяя обезьянка.
     -- Анела,-- прошептала Полина.
     А на другом рисунке -- красивые лошади на опушке леса.
     "Как там говорящие лошади? -- подумала Полина.-- Принесла ли к ним  уже
Вардкеза птица Чур? А как узнаешь? Неужели это был только сон? Нет, не может
же все-таки быть..."
     -- Бабушка Тая,-- спросила Полина.-- А папа я мама где?
     Ей хотелось кое-что проверить насчет хмурцов.
     -- На  работе, дружок. Уже поздно, ты очень долго спала, милая.  Сейчас
мы будем с тобой завтракать. Доктор Дорохов  сказал, надо пить теплое молоко
с медом.
     Пока бабушка ходила на кухню греть молоко, Полина все думала:
     "Снилось  или  не  снилось?  А  как  же  Ая?  Такая  добрая  и  светлая
девочка-звезда? Новая подруга?"
     Пришла бабушка, дала Полине молока, присела на край постели.
     -- Бабушка,-- спросила Полина.-- А ты  знаешь,  я видела во сне, что  в
Крутогорске нет никакого Татарского моста.
     -- Как это нет? Куда же он девался?
     -- Понимаешь, Тура  так сильно разлилась, что мост снесло и через речку
перевозят на лодке!
     Бабушка  изумленно  поглядела  на Полину. Она  так  долго молчала,  что
Полина даже испугалась и окликнула ее:
     -- Бабушка Тая!
     --   Полиночка,  но  ведь  это  бывало  раньше!  Я  тебе  про  это   не
рассказывала. Откуда ты можешь знать?
     -- Что бывало раньше, расскажи!
     -- Раньше, когда  еще не  было нового  железного  высокого моста  через
Туру, деревянный-то каждую весну, как разлив, так и сносило.
     -- И что?
     -- Дак как ты и говоришь -- на  заречную сторону, к товарному вокзалу и
в  железнодорожный   район,  перевозили  лодками.  Даже  ребятишек  в  школу
перевозили. Там была школа-семилетка.
     -- А потом как же?
     --  А  потом новый наводили. До следующего половодья. Но  ты-то  откуда
знаешь?
     -- Я же говорю тебе -- видела во сне.
     --  Бывают  же  на  свете удивительные  сны! -- сказала бабушка и  даже
покачала головой.
     -- Бабушка,-- продолжала  Полина,-- а на  Козье Болото с Извозной улицы
надо сворачивать, да?
     -- Погоди,  дай припомнить.  С  Извозной, ну  да.  А  это-то  кто  тебе
сказал?!
     -- Я же тебе  говорю  -- видала  во сне. Бабушка пожала плечами. Она не
очень-то верила в сны.
     -- Бабушка, а раз температуры  нет, можно, я выйду погулять во двор? --
попросилась Полина.
     --  Что ты, что ты, детка! -- замахала руками бабушка, и Полина поняла,
что дальнейшие уговоры бесполезны.
     А  ей так хотелось выйти  из дома.  Может,  там  и правда где-нибудь за
уголком ждет ее Фокки?
     Папа и мама вернулись  с работы вместе и  не поздно.  Притащили большие
сумки со всякой всячиной. Завтра же как-никак двойной день рождения!
     Папа был не хмурый. Забежал поглядеть на Полину, пропел:

     Полинет, Полинет, Слышишь ты или нет, Коровы топчут пшеницу...

     Когда он пел  эту французскую песенку, из  которой дальше, по-видимому,
ни строчки не помнил, это обозначало, что он в хорошем настроении.
     Потом  к  Полине  пришла  мама.  Дала  лекарство.  Полина  поняла,  что
рассказать ей что-либо про свой  удивительный сон ей  не  удастся: мама была
вся в хозяйственных хлопотах. Она только спросила Полину:
     -- Как ты думаешь, наполеон испечь или уж чересчур большая возня?
     -- Испечь,-- решительно сказала Полина.
     Она очень любила, когда мама, подвязав фартучек и беленькую  косыночку,
что-нибудь пекла на кухне.  Во-первых, всегда  выходило вкусно, а во-вторых,
она  была   так  больше  похожа   на  маму,   чем  когда  вечерами  напролет
редактировала свои "мотальные глаголы".
     Вечер  прошел  быстро.  Полине  разрешили выйти  в  большую  комнату  и
посмотреть по телевизору мультфильмы. Правда,  они были неинтересные: ничего
в них смешного не было, а только какие-то уродцы играли не в поправдашный, а
в понарошковый хоккей и без конца орали: "Шайбу! шайбу!"
     Когда совсем стемнело,  Полина на цыпочках подошла к окну  и отодвинула
краешек  шторы. Ей хотелось посмотреть на небо. Может, там светит особенная,
ей одной видная звезда. Но небо к вечеру затянуло тучами.
     Полина вздохнула и отправилась спать.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.2128 сек.