Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Ирина Токмакова. - И настанет веселое утро

Скачать Ирина Токмакова. - И настанет веселое утро

         "Глава 3. АЯ  РАССКАЗЫВАЕТ,  ЧТО НАДО  ДЕЛАТЬ. СТРАННЫЙ ПОЕЗД НА ГРАНИЦЕ"
ВЕТРЕНОЙ ПУСТЫНИ

     Лифт не работал. Лампочки на лестнице горели по-ночному тускло. Но в ту
ночь   это   решительно   ничего  не  значило.  Ая,   девочка-звезда,  новая
удивительная подруга  Полины,  так сияла,  что  было  светло,  как  в летний
полдень.
     Она негромко говорила, спускаясь по лестнице. Слова ее тоже  светились,
но  неярко,  на   стены  лестничной  клетки   взбегал  то  один,  то  другой
бледно-сиреневый огонек.
     -- Понимаешь, что надо  сделать,-- говорила Ая Полине.-- Надо во что бы
то ни стало вернуть в ваш дом веселое утро. И все будет хорошо.
     -- А как? Это ведь, наверно, совсем невозможно? -- вздохнула Полина.
     -- Почему ты так думаешь?
     -- Потому что мама никогда не перестанет носить домой свои глаголы.
     -- Не  может этого быть,-- сказала Ая.-- Это она  берет  дополнительную
работу. Потому и -- домой. Вот увидишь, что перестанет.
     --  Да никогда!  Они хотят  купить  цветной  телевизор!  -- воскликнула
Полина.
     -- Не помогает,-- заметила Ая.
     -- Как -- не помогает? -- удивилась Полина.--
     Не помогает от чего?
     --  От  хмурцов. Цветной телевизор  -- хорошая вещь. Но  от хмурцов  не
помогает. И потом -- о нем не надо думать специально. Понимаешь?
     -- Понимаю,-- сказала Полина.-- И тогда не будет хмурцов?
     -- Меньше, во всяком случае,-- задумчиво отозвалась Ая.
     -- А что же еще надо? Чтоб совсем, а?  -- Полина с надеждой заглянула в
синие лучистые глаза.
     -- Надо, чтобы хоть раз настало веселое утро.
     --  Ая, ну скажи, скажи, что же для этого  мы можем с тобой сделать? Да
еще ночью? Ая, я боюсь!
     Ая остановилась. Это было на площадке между третьим и вторым этажом.
     --  Слушай, Полина,-- сказала  она  медленно, немного торжественно.-- И
пожалуйста, обещай, что ты не будешь бояться.
     -- Я слушаю,-- прошептала Полина.
     -- Мы с  тобой, ты  и  я, и  еще  кое-кто, а кто --  ты сейчас увидишь,
должны вернуть в ваш  дом веселое утро.  А  для этого нам необходимо достать
АЛЫЕ И БЕЛЫЕ РОЗЫ ВАРДКЕЗА!
     --   Но  ведь   он  жил   давно!   Это  было,   как   бабушка  говорит,
"сразупослевойны".  Он был  тогда уже немолодой. Его, наверно, больше нет на
свете!
     -- Что значит -- нет? Это ты говоришь совсем даже неточно,-- отозвалась
Ая.
     -- Точно, точно, по-моему, бабушка говорила, что Вардкеза уже нет.
     -- Может, сегодня и нет,-- заметила Ая.-- Но тогда-то он есть.
     -- Сразупослевойны?
     --  Ну конечно.  Он есть  тогда.  И я ведь  есть тогда.  Это должно нам
как-то помочь.
     -- Ая,-- сказала Полина.-- А может быть, ты одна...
     --  Полина,  даже и не думай,-- перебила ее  Ая.--  Без тебя ничего  не
получится. Кто это станет со мной разговаривать? Люди иногда пугаются, когда
видят  перед собой звезду! И вообще... Никто, никто на  свете за  тебя этого
сделать не может.  Только ты --  для своей семьи. Для  папы,  для  мамы, для
бабушки.
     Они  спустились до первого этажа;  аккуратно придержав парадную  дверь,
вышли во двор.  Но оказались совсем не во дворе, к которому привыкла Полина.
Тот был еще слегка завален строительным мусором и с чахлыми липками, которые
осенью посадили вдоль тротуара. А этот был какой-то двор не двор, пустырь не
пустырь, весь покрытый рыхлым тающим снегом.
     -- Сейчас мы еще кое-кого позовем. Фокки! -- крикнула Ая.
     Синий огонек метнулся куда-то в темноту. И к удивлению  Полины, на свет
выскочил  Фокки, милый Фокки, Полинина заветная, желанная собака! Он  так  и
был, как убежал тогда в парке -- в ошейнике, с вымокшим в лужах поводком.
     После  того как Полина и  Фокки наконец нарадовались друг другу, Полина
вдруг сообразила:
     --  Погоди, Ая! Но ведь  про Фокки знаю только  я одна. В детском  саду
никто не  догадывается да;че и дома тоже. Ведь  он есть только  для  меня --
потому что я так одна играю...
     -- Ты ведь очень-очень хочешь, чтоб Фок-ки у тебя был по-настоящему? --
спросила Ая.
     -- Очень-очень,-- подтвердила Полина.
     -- Вот он у тебя и есть!
     -- Так мой Фокки -- теперь настоящий, что ли? -- изумилась Полина.
     -- Теперь настоящий.
     -- Но ведь это же чудо! А чудес не бывает,-- добавила Полина неуверенно
и погладила Фокки.
     Ая опять, как тогда в комнате, рассмеялась разноцветным смехом.
     --  Да как  же  не  бывает, когда  бывает! Чудеса  встречаются прямо на
каждом шагу! Вот увидишь. Сама увидишь!
     Полина вспомнила, как папа говорил бабушке:  "Чудес не  бывает,  Таисья
Гурьевна, вещи сами в дом не придут".
     И они, правда ведь, сами и не приходили.
     Это сейчас  немного  сбивало  Полину  с толку.  И  то, что  Ая, светлая
девочка-звезда,  говорила  так  мудро,  почти как  взрослая,  тоже  удивляло
Полину. Правда, она подумала:
     "Ая сказала, что она была тогда в сразупосле-войны. А может, она была и
раньше? Она ведь звезда! А  звезды всегда светят на небе! Как все непонятно!
Как интересно! Может быть, все-таки бывают чудеса?"
     Ая наклонилась, стряхнула капли с мокрого поводка, сказала:
     --  Ну,  Фокки,  миленький. Ищи. Нам  надо  найти дорогу  к  волшебному
вокзалу. Не то поезд уйдет, и нам придется ждать другого долго-долго.
     Фокки  ткнулся носом  в  Полинину  руку, потом стал  пристально  нюхать
землю, искать дорогу.
     Нет, Полине явно  эта местность  не  была  знакома.  Но  Фокки  нанюхал
дорогу.  Мартовский  тающий снег  перестал хлюпать  у  Полины под  сапогами.
Сапожки почему-то не  промокли. А  между  прочим, могли бы  и промокнуть  по
такой слякоти. Ая шла  рядом, как шла  бы,  например, Полинина  детсадовская
подружка Люба. Люба ходила очень легко. Полина пригляделась. Нет. Ая шла еще
легче, еще "воздушнее", а вместе с тем она была даже чем-то похожа на  Любу.
Совсем-совсем немножко. А потом... Да нет! Какая там Люба! Ая вся светилась,
и слова ее были не только звук голоса, а еще и блеск и цвет!
     Фокки резво бежал впереди,  Ая спустила его с поводка и  поводок отдала
Полине.
     Ночь  все  длилась и  длилась.  Но, как  ни странно,  время года  стало
постепенно меняться. У  них  там, возле дома, был  март. А тут вдруг донесся
запах согревающейся майской земли, потом цветущей черемухи, потом сирени. Но
постепенно  эти  запахи  исчезли,  и запахло  грибами. Дорога  вошла в  лес.
Грибной  запах усилился. Деревья  в лесу стояли не шелохнувшись. Не качалась
ни одна ветка. Не вздрагивал ни один лист.
     Полина вдруг с удивлением заметила,  что и веток и листьев  на деревьях
вовсе нет. Они  высились какими-то странными  глыбами. Полина дотронулась до
одного из  них и сразу же отдернула руку. Дерево  было холодное и  неприятно
скользкое.
     -- Ая,  что это? Куда  это мы пришли? -- воскликнула она.-- Что  это за
странные, неприятные деревья и почему так пахнет грибами?
     -- Это же вовсе не деревья,-- сказала Ая.-- Ты никогда не видала такого
леса. Это сморчковый лес.
     -- Смор-чко-вый?
     -- Ну да. Здесь растут  гигантские  грибы  сморчки, высокие-превысокие.
Они сами себе деревья и сами себе грибы.
     Полина подумала, что  это надо запомнить и обязательно потом рассказать
бабушке Тае. Вот она удивится!
     Фокки  вдруг  кинулся в сторону. Полина испугалась,  что  он,  как  это
обычно  бывало, убежит и исчезнет. Но Фокки  тут же вернулся  и стал  громко
лаять.
     -- Полиночка, Полиночка! -- обрадованно закричала Ая.-- Мы дошли. Вот и
вокзал.
     Разноцветные огоньки ринулись туда, откуда только что прибежал Фокки.
     -- Хотя, кажется, тут нам будет непросто,--  добавила Ая задумчиво.-- Я
вижу одного человека... Вот досада...
     И тут  Полина увидела вокзал.  Странно. На  кирпичном здании, там,  где
обычно бывает написано название станции, значилось просто слово "ВОКЗАЛ".  У
единственного  перрона стоял поезд. Чудные  вагоны -- товарные не  товарные,
пассажирские не пассажирские. Вроде бы такие,  в каком Полина с мамой ездили
на юг.  Но  тогда  где же  окна? И самое удивительное, что  поезд стоял  без
рельсов -- прямо на  земле. С той стороны, где должен бы оказаться  паровоз,
или тепловоз, или электровоз, ничего не было прицеплено.
     "Электричка это, что ли?" -- подумала Полина.
     Перед каждым вагоном высилось  несметное количество одинаковой величины
ящиков.   Народу   никакого    не   было.   Только   вдоль   состава   ходил
один-единственный, угрюмого вида человек и грузил эти ящики в вагоны.
     -- Здравствуйте,-- сказала Ая.
     Человек  резко обернулся и  молча уставился на всю  компанию.  Довольно
долго помолчав, он сказал неприветливо:
     -- Чего надо?
     Фокки гавкнул.  Ая  велела ему  молчать.  Полина  вообще не знала,  что
сказать.
     Заговорила Ая:
     -- Если я не ошибаюсь, вы -- Шкандыба?
     -- Ну, Шкандыба. А ты я уже вижу кто. И что это, в  самом деле, звездам
на небе не сидится? Чего тебе?
     -- Нам надо в город Крутогорск, в сразупосле-войны.
     -- Пассажиров  не  возим.  Вон  --  ящиков полно.  Понятно? А  тут  еще
девчонки,  собаки, звезды...  Много охотников  наберется.  Помогли  бы лучше
грузить. А то Шкандыба и  тут вкалывай -- нагружай, Шкандыба, и там вкалывай
--  разгружай. И кто ты есть, то ли грузчик, то ли машинист, то ли тутошний,
то ли  тамошний...--  сам не  знаешь. Ишь, в Крутогорск им  занадобилось!  В
сразупослевойны, видите ли.
     -- Вы не сердитесь,-- попросила его Ая.
     --  Как же  не сердиться,-- бурчал  Шкандыба.-- Не возим мы сегодняшних
пассажиров -- туда. Те времена для здешних прошли.
     -- Но я-то могу и там быть и здесь, вы же сами видите,-- настаивала Ая.
     -- Допустим, вижу. Что я, звезду от девчонки не отличу, что ли? Собака,
положим,  мысленная. Ей  в любом времени можно  быть. Ну а подружка-то твоя?
Подружка-то --  сегодняшняя,  здешняя.  И без  разговоров,  и  проваливайте.
Звезды, понимаешь ли, собаки, а поезд еще не нагруженный стоит.
     И  тут Ая,  улыбнувшись и  пустив вдоль  вагонов  разноцветные огоньки,
вдруг хитро сказала:
     -- А вы приглядитесь хорошенечко.
     -- Чего тут приглядываться? Есть мне когда приглядываться.
     -- Девочка  тоже тогдашняя,-- продолжая хитро улыбаться, говорила Ая.--
Разве вы не видите -- косы.
     -- Чего? -- по-прежнему неласково спросил Шкандыба.
     -- Косы. Теперешние девочки -- стриженые.
     -- Это верно,-- бурчал  Шкандыба.-- За  модой  глядят. Подстригаются по
моде с трехлетнего возраста.
     -- Да, да,--  закивала Ая.-- Верно. И я  про  то  же  говорю. Но у этой
девочки -- косы. Тогдашние косы. Вы что, не видите разве?
     -- М-м-м-м,-- помычал Шкандыба.-- Косы, оно конечно.
     --  Ну,  значит,  и  она  тогдашняя  получается.  Ну  хоть  немножко-то
получается?
     -- Разве что,-- засомневался Шкандыба.
     -- Вот и возьмите, возьмите нас с собой!
     -- Ты вот  звезда -- и понимать  должна.  Нам же  ехать  через Ветреную
Пустыню.
     -- Я знаю,-- спокойно отозвалась Ая.-- Поезд как раз и стоит на границе
Ветреной Пустыни.
     -- Ну, так вас сдует! Продует, и раздует, и выдует!
     -- Ты  когда-нибудь видел,  чтобы ветер  сдул откуда-нибудь  хоть  одну
звезду? Ну хоть раз: ветер подул, и звезда покатилась?
     Ая  так горячо убеждала  Шкандыбу, что не заметила, как с почтительного
"вы" перешла на "ты".
     -- Ну ладно, Шкандыба, ну давай попробуем,-- не отставала Ая.
     -- Тебе хорошо пробовать, ты  звезда. А они -- люди. Тьфу ты,-- добавил
он, взглянув на Фокки.-- Ну все равно они -- другие.
     -- Но я-то ведь  вот она, с  ними! -- сказала Ая громко, и разноцветные
огоньки снова побежали вдоль вагонов.
     -- Ну ладно. Только давайте быстро помогайте грузить ящики.
     Фокки бегал вокруг и  тявкал, а Полина и Ая стали поднимать ящики  и по
дощатому настилу таскать их в вагоны.
     Странное  дело!  Одинаковые  по  форме и  величине,  они весили  совсем
неодинаково.  Одни были легкие, почти  невесомые. А другие -- не поднять  их
вдвоем, приходилось звать на помощь мрачного Шкандыбу.
     -- Что в этих ящиках? -- спросила Полина.
     -- В ящиках, барышня, время. Минуты, часы, дни. Те, которые уже прошли.
Они упакованы в ящики,-- ответил Шкандыба уже не таким грубым голосом.
     -- А почему одни полные, а другие пустые?
     --  Точно  что  пустые.  Но  только пустые  те, которые едва поднимешь.
Потому  что  это  попусту потраченное  время,  на болтовню, на  безделье, на
пустые дела.
     -- И... как же?
     --  А  так.  Пустота  времени  -- очень  тяжелая  вещь. Можно  сказать,
неподъемная.
     -- А легкие ящики -- что же?
     --  А  легкие  наполнены действительно  нужными,  полезными  часами. От
добрых и полезных дел легко на душе. Вот и ящики легкие! А ну -- пора! Пора!
-- вдруг завопил  Шкандыба.-- Ветер! Открывай границу своей Пустыни! В путь!
В путь! По-е-ха-ли!
     Ая быстро прошмыгнула в вагон, втащила за собой Полину и Фокки. Заперла
изнутри двери и обхватила-обняла сразу обоих: Полину и Фокки.
     -- Ну, держитесь.  И только бы у вас не  закружилась голова! -- сказала
она.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0985 сек.