Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Документальные

Андрей Чиланзарский - "Цвети родной Узбекистан! Но только - без меня..."

Скачать Андрей Чиланзарский - "Цвети родной Узбекистан! Но только - без меня..."

      В Ташкенте все спокойно. Почти что как в Багдаде...

     Как  я  уже  рассказывал,  один  мой знакомый  много  лет проработал  в
узбекской милиции.  Благодаря ему  я представлял себе  реальную обстановку с
преступностью в нашей столице. Из  других  источников информации  почерпнуть
что-либо  было нельзя  - в государстве "с великим будущим" преступников быть
не  должно. Именно  поэтому, просматривая "Ахборот" или какую-нибудь  другую
передачу  новостей  узбекского  телевидения,  я  искренне  желал  уехать  из
Узбекистана, в котором я  жил,  в тот Узбекистан,  который нам показывали по
телевизору.

     Говорят,  что  в  России  жить  страшно  и  опасно  -  взрывы, маньяки,
криминальные разборки  и так далее. Пожив здесь несколько  лет я  понял, что
это не  более чем  вранье. Конечно,  все это  есть, но не в таком  ужасающем
количестве,  как  может  показаться из  средств  массовой  информации.  Вот,
например, нас пугают взрывами. Но никто до сих пор не сравнил, что опаснее -
утонуть,  попасть  под  машину  или стать  жертвой  террористического  акта?
Насколько  мне известна статистика,  последнее -  наименее вероятно. Я  могу
припомнить,  как  много  месяцев  в   Ташкенте  орудовал  маньяк,  убивавший
девочек-подростков  или  как  машина из  каримовского кортежа насмерть сбила
человека; о том, как в соседнем доме узбек-алкоголик убил свою  жену или как
мать четверых детей, живущая на массиве  Юнус-Абад, вначале  умертвила своих
отпрысков, а затем покончила с собой, написав в предсмертной записке, что ей
не на  что  кормить свое  потомство. Информация  о последнем случае получила
такое  широкое распространение, что однажды на одну из аналитических передач
по радио позвонил слушатель  и попросил ее прокомментировать. Ответ дикторов
был настолько же оригинален, насколько глуп: "Вскрытие показало, что женщина
была психически  больной,  так  как в Узбекистане  нет  голода,  а тот,  кто
утверждает, что голод есть - не может быть психически здоровым".

     Зимой  1999 г. в  Ташкенте  тоже  были  взрывы  -  сразу  шесть подряд.
Президент  и  правительство "чудом"  спаслись,  "опоздав"  в  те  места, что
взрывали   злоумышленники.  Забавно   как-то!   Шеварднадзе   и   то  сделал
правдоподобнее  - в  его машину  лупили  из гранатомета.  И  хотя гранатомет
пробивает   150-миллиметровую   броню,   которую   никогда  не   ставят   на
правительственный "Мерседес" - слишком тяжелым окажется и не  поедет, да кто
ж это знает и усомнится? И народ  Узбекистана тоже почувствовал подвох и все
заговорили о  провокации - дескать,  режим сам устроил взрывы, чтобы усилить
репрессии.  Собственно,  именно  после взрывов самые  серьезные репрессии  и
начались. Неизвестные стали разбрасывать на  автобусных  остановках листовки
от  имени   движения  "Хизб-ут-Тахрир".  Если   у  кого   хватало   глупости
поинтересоваться листовкой  и поднять ее с земли, этим человеком  неожиданно
начинали  интересоваться   выросшие  из  под   земли  сотрудники  спецслужб.
Милиционеры  получили  неограниченные права проверять личные вещи граждан  в
любое время суток и без составления протокола. В дома и квартиры часто стали
звонить   сотрудники   милиции,  проводить  визуальный  осмотр  помещений  и
проверять документы застигнутых в  них людей. Жить становилось еще страшней.
Однажды я  шел  мимо  президентского офиса  по  улице  Узбекистанской, хотел
пообедать  в кафе  "Аль-Азиз"  на  берегу  Анхора,  прозванное  в народе  "У
Каримова" . Немного не доходя до здания меня  остановила милиция и попросила
перейти на другую сторону.  Я перешел  и  через некоторое  время догадался о
причине - президентский кортеж  на  высокой скорости проследовал по улице  и
завернул в ворота офиса  . Казалось бы,  путь должен быть  открыт.  Когда  я
почти дошел до Анхора, увидев, что улица почти пуста, решил не спускаться  в
переход под мост, а  пройти  сверху.  Убедившись, что дорога  пуста, я  стал
переходить улицу. В это время на большой скорости  вылетела  одна  из  машин
сопровождения "Опель-вектра" с мигалками  на  крыше и по матюгальнику что-то
проорала. Я в испуге отскочил на  тротуар. С той  стороны русский милиционер
(в  охране Каримова почему-то только русские) подошел ко мне и  предупредил:
"Ходите здесь осторожнее. Они стреляют без предупреждения".

     Почему  же  создается  иллюзия  спокойной  жизни  в  Узбекистане?  Если
говорить о командировочных  или  отдыхающих, то им  везде  и всегда  кажется
спокойно. Если куда-то едешь -  вероятность  попасть  в переделку  настолько
низка, что возвращаешься  домой исключительно  с хорошими  впечатлениями. Но
если  ты хочешь проникнуться реальной обстановкой  где-либо, нужно пожить на
одном месте несколько  больше,  чем  позволяет отпуск  или  командировка.  А
обстановка в Ташкенте  такова,  что действительно -  больше боишься милиции,
чем кого-то  еще: просто государственная мафия  прижала неофициальную, но от
перемены мест слагаемых,  как известно, сумма  не  меняется, и  народу  жить
легче не  стало. Даже  находиться в  нетрезвом виде  на  улице  стало  очень
опасно,  причем  нетрезвым  тебя  признают даже если ты  выпьешь всего  одну
бутылку пива. Ходить же по  городу  и пить  пиво - верх наглости и позволить
себе могут эту роскошь только очень смелые люди, коих  в  Узбекистане просто
нет. С одной стороны это хорошо - никто  не оставляет бутылки где попало. Но
с  другой  -  люди  доведены  до  самой  настоящей  шизофрении.  Как-то  мне
повстречался интеллигентный узбек средних лет, который спросил, как проехать
наземным транспортом до станции метро  "Хамида Алимджана". Я очень удивился,
так как рядом был  вход на станцию  метро  "Улугбек", откуда по прямой линии
можно было доехать без пересадок.
     -  Нет, мне в метро  нельзя,  - испуганно сказал мужчина.  -  У нас был
праздник на работе и я немного выпил - меня могут задержать.

     С  наступлением темноты народ  в  Ташкенте вообще  старается никуда  не
выходить:  опасно.  Существует большая  вероятность наткнуться на обкуренную
компанию молодых узбеков, чувствующих себя в этот момент суперменами. Как-то
одна узбечка жаловалась, что  Горбачев зря ввел сухой закон. До этого закона
узбеки  пили  много,  но  зато  удалось  с  помощью  водки  победить  другой
многовековой недуг здешних жителей -  наркотическую зависимость. С введением
горбачевского закона, люди стали снова заменять водку наркотиками.

     Кто-то  может возразить: но  ведь узбеки мусульмане, а Коран  запрещает
пить!  Коран-то  запрещает, да  только  узбеки давно  нашли  хороший  способ
"обманывать" Аллаха: они  пьют  водку из чайников, если это происходит днем,
или  же  ночью  - когда  Аллах  спит.  Меня удивляет  другое.  В Узбекистане
выпускают  прекрасные  вина -  "Алеатика", "Гуля-Кандоз"  -  но узбеки их не
пьют:  они  почему-то  предпочитают   40-градусную   водку!  Мне   частенько
приходилось видеть пьяного узбека  лет 40-50-ти, валяющегося на газоне возле
дороги. Однажды, в необычно холодную  по  ташкентским  меркам зиму, я шел на
работу и увидел на  тротуаре пьяного узбека. На нем не было перчаток и шапки
- наверно  уже украли.  Куртка была  расстегнута,  а  в  полуметре  от  него
валялась хозяйственная сумка. Люди, спешившие на работу,  просто не обращали
на него  внимания и проходили  мимо. Я  попытался  его  растолкать. Он мычал
что-то невнятное.
     -  Ты  что,  хочешь  здесь  сдохнуть?  -  спросил  я. - Вставай,  а  то
замерзнешь!
     - Я уже замерз, - последовал ответ.
     - Тогда вставай!

     И я потянул его за руку. Мне хотелось довести его хотя бы до почты, где
бы он  смог  отогреться. Я остановил  молодого человека  - тоже  узбека  - и
попросил помочь оттащить пьяного в  теплое место. Только мы его подняли, как
проходившая мимо нас женщина сказала:
     - Да это ж наш  сосед  Алишер!  Он  живет  вон в  том  доме,  во втором
подъезде на первом этаже.

     Алкоголик был спасен. Такими милиция не  интересуется. Она интересуется
только теми, кого можно "потрясти" на  предмет  денег.  Поэтому  ташкентская
милиция  охотится в  основном  на русских граждан  Узбекистана  и  областных
узбеков.  Последних отличить от местных, ташкентских, нетрудно.  Их отличает
сильно загорелое лицо,  белая  рубашка  без  галстука  и мятый пиджак. Одним
словом  - немодный  вид. Они  приезжают в Ташкент  на работу,  так как живут
впроголодь. Ташкентские  менты устанавливают  им оброк, угрожая в  противном
случае подбросить  наркотики. Из-за этого приезжающие часто зашивают карманы
-  чтобы некуда было подбрасывать.  Ведь они и так работают за миску шурпы в
день - с чего платить оброк?

     Быть  милиционером  в Узбекистане теперь  очень престижно. По сути, это
практически  единственный способ сносно "зарабатывать",  а  точнее  - делать
деньги.  Поэтому  в  милицию большой  поток желающих. Но,  так как в милицию
берут  только  тех,  кто отслужил  в армии,  проблем  с призывом ташкентские
военкоматы  не знают. Хотя, по  правде говоря,  узбеки стремятся  в армию не
только потому, что  хотят стать  милиционерами, но и  потому,  что там  хоть
чем-то, как они надеются, будут  кормить... Хотя, если посмотреть на солдат,
служащих в штабе бывшего Туркестанского военного округа, а ныне Министерства
обороны Узбекистана, то создается  впечатление, что солдат вообще не кормят.
Они попрошайничают около близлежащих магазинов, чтобы купить буханку хлеба и
тут же ее съесть.  Люди, живущие в районе "ТуркВО",  очень боятся квартирных
краж, частенько совершаемых голодными солдатами.

     На улицах Ташкента  по вечерам довольно пустынно  и  люди стараются  не
ходить в одиночку. Даже знаменитый "Бродвей", как неофициально называют одну
из центральных  улиц для гуляющих, немноголюден. Имеющиеся чайханы и караоке
напоминают пир  во время чумы. Мне вспоминается один из праздников "Навруз".
Казалось  бы, один из самых любимых узбеками  и  не  имеющий ничего общего с
политикой - иди и развлекайся. Меня же в тот Навруз вытолкала на улицу нужда
- надо было  поклеить объявления  о продаже квартиры. Решил поехать в центр.
Выйдя на станции  метро "Амира Темура", я двинулся по улице Горького (старое
название). Народу на улице было гораздо меньше чем в любой другой день - как
будто и не выходной! Зато милиции было более чем достаточно. Через каждые 20
метров  по 3-4 сотрудника милиции, через  каждые 50 метров по паре  солдат и
через каждые 100 метров - автоматчик в камуфляже. На улице, как и положено в
праздники, были  выставлены  столы  со  сладостями. Но  продавцы умирали  от
скуки,  так  как  покупателей  не  было.  Запомнилась  женщина  с  маленьким
ребенком. Она шла быстро и четырехлетний  малыш еле поспевал за ней: она его
буквально  тащила  за  руку.  Малыш  указал на  сладости, но  мать испуганно
дернула  его  в противоположную сторону,  желая  побыстрее  проскочить  мимо
ствола автомата, направленного прямо на людей. Ужасало  то,  что  автоматчик
стоял на изготове и палец лежал  на курке. Невольно возникала мысль: а вдруг
ему  что-то  покажется или от жары и  усталости мозги заклинит,  и он начнет
стрелять? Зато придя домой и настроившись на радиостанцию "Узбегим таронаси"
я услышал,  что на улицах города "полно гуляющих, радостных лиц, веселящихся
детей и взрослых"... Как говорится - без комментариев.

     Приехав в Россию я был искренне удивлен - насколько здесь много свободы
и причин  для  оптимизма и  радости! Есть,  конечно, и  трудности, но  после
пережитого в  Узбекистане эти мелочи  абсолютно  не замечаешь. Спокойно себе
работаешь, пьешь пиво  где хочешь (только что  не  за рулем!), идешь в любое
время  суток  в  любом направлении. Да и  приехавшие  в Москву  на заработки
узбеки, грузины и прочие ходят спокойно и ничего не  опасаются. Просто здесь
реально  можно заработать валюту и обменять ее  же на каждом углу в обменном
пункте.  Не то, что в Ташкенте - объявили где-то месяц назад в очередной раз
о свободной конвертации, но обменять деньги можно только по  большому блату,
не  говоря  о том, что  заработать их  там практически  невозможно. Хотя  за
фрукты на Алайском базаре нужно выложить  ровно столько же,  сколько в любом
московском продуктовом ларьке...

     А то, что  в московском  метро останавливают "только черных"  - чушь. Я
специально  наблюдал - кого и  за  что  останавливают.  Останавливают девиц,
одетых  "как   на  панель".   Останавливают  людей   в  грязной   одежде   с
подозрительными лицами - чаще всего  озирающихся по сторонам.  Останавливают
людей, одетых не  по сезону. Короче говоря, вылавливают приезжих и проверяют
регистрацию - независимо от национальности.  Я сам был свидетелем, когда  во
время милицейского рейда одного  неказистого парня, очевидно из Подмосковья,
спросили раза четыре. На четвертый раз он  уже обиженно  сказал: "Да что  я,
ненормальный  что  ли  какой?  Вы  уже  четвертый,  кто  у   меня  документы
спрашивает!"  Милиционер извинился:  "А, ну раз  уже  проверили,  то  можете
идти".  С другой  стороны, сколько  я  ходил  с  большими сумками  или  даже
коробками  от  компьютера  -   меня  ни  одна   собака   не  тормознула.  Не
останавливали и узбеков с большими сумками, но прилично одетых и уверенных в
себе.  Видно,  что  человек  приехал в  отпуск  или  в  командировку,  а  не
наркотиками промышлять, так чего же его останавливать?

     Кстати, меня поразило отличие обращения сотрудников милиции к гражданам
в Москве  и  в Ташкенте. В  Москве  говорят:  "Предъявите,  пожалуйста, ваши
документы". А в  Ташкенте: "Эй, что у тебя  в  сумке?"  Также  есть  большая
разница между контролерами в общественном транспорте.  Московские контролеры
верят на слово, что у тебя проездной или удостоверение - здесь этим доверием
не злоупотребляют. А если ты забыл деньги дома или потратился сверх меры, то
тебе позволят  доехать и бесплатно - просто нужно вежливо об этом попросить.
И помню, как в Ташкенте, контролеры  сворой набрасываются  на человека, если
даже  у него нет денег  и начинают орать: "Нет  денег  - ходи  пешком!"  Или
берутся  тащить  в депо для  оформления административного штрафа  и  оплаты.
Иногда  чуть не  до драки доходит. У  меня самого  одна бабка-узбечка из КРУ
пыталась вырвать студенческий билет -  на нем от  времени стала отслаиваться
фотография и она вопила, что я сам ее приклеил.  Документ был подлинным и не
просроченным, однако  после  выкручивания рук (ей  помогали  два молодца) он
превратился  в  тряпку.  Конечно,  и в Москве  встречаются  грубые  менты  и
контролеры,  и в  Ташкенте встречаются приличные  и доброжелательные, только
вот количественное соотношение прямо противоположно.

     Сейчас   народ   Узбекистана   постепенно   начинает   излечиваться  от
неоправданной  эйфории  первых лет самостоятельной  жизни.  "Пусто-килик"  -
говорят    наиболее    реалистично   мыслящие    из    узбеков    о    своей
Независимости-Мустакилике  с  полупустыми  полками  магазинов  и   абсолютно
пустыми  карманами  у населения. Оголтелый  национализм проявляет  теперь  в
основном молодежь от 12 до 25 лет, пока не увидит, что купленный в институте
диплом  (да  и  заработанный  добросовестным трудом  с учебниками) не дает в
перспективе  ничего.  Место под  солнцем  давно  занято  другими.  И  в этом
виноваты совсем не русские.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0426 сек.