Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

О"Санчес. - Одна из стрел парфянских

Скачать О"Санчес. - Одна из стрел парфянских

     --  А я  тоже хочу проводить, - возмутился  Леха,  понимая, что  момент
дележки  лучше смотреть своими глазами. -- Да вы и дорогу хуже моего знаете.
Пойдем дед, все оформим в лучшем виде, еще и на свадьбе у тебя гульнем...
     -  Вот и  хорошо,  пойдемте,  сынки, а  правильнее -- внучки,  если  по
возрасту считать...
     Матвеевна  проводила  их  взглядом,  пока  за  деревьями  не  скрылись,
повздыхала, покрестилась, да и пошла дальше полоть, что ж теперь...
     Часу не прошло, как от плетня раздался знакомый скрипучий голос:
     - Не устала, Матвеевна? А я устал с дороги. Не вынесешь водицы? А то  и
побеседуем, и ты отдохнешь?
     --  О,  дедка, опять  ты?  А  где  эти  гуси-лебеди,  что  дорогу  тебе
показывать пошли?
     -- Да уж, лебеди. Шантрапа, одним словом. Не  знают они никакой дороги,
а бутылку им все равно подавай! Я уж их обложил, извиняюсь, по матери.
     -- А они?
     -- А что они -- так и ушли не солоно хлебавши, я им не винный магазин.
     Матвеевна внимательно  посмотрела на старика,  но  взгляд его  был  так
по-детски наивен и радостен, что Матвеевна дальше выпытывать не решилась.
     -- Ну, проходи, отдохнешь  с  дороги, я  обед  разогрею,  да  огурчиков
покрошу.
     -- Храни тебя Господь, добрая душа! С радостью.
     -- Пьешь?
     --  Куда  там, в мои-то  годы!  Но иной раз  с рюмочкою слажу, когда  в
праздник.
     Ох, озорной ты дедка, как я погляжу. Мой тоже ухарем жил, бывало, брагу
как ни спрячу -- все равно отыщет.  Теперь там лежит, - она махнула рукой, -
меня дожидается...
     Выпили  по  рюмочке, дед  расхрабрился  и на  вторую,  а потом --  все,
прикрыл ладонью.
     ... Так ты, Алена, на мои годы не смотри. Голова есть, руки есть -- я и
мотор переберу, без проблем, и  крупорушку починю.  Не бойся, нахлебником не
буду. И деньги имеются, на жизнь да на похороны
     -- хватит. Оллы заглядывают?
     -- Лет двадцать, как не видела, что им здесь? А как нечисть вывести, да
уголовных преступников -им и дела нету. Сам - колдуешь?
     -- Нет. Магию чую, а пользоваться не умею.  И  без волшбы проживем. Что
же касается нечисти, да нежити, я их под корень выведу, будь спок.
     -- Ладно,  дедка Иван  Петрович, развоевался, ложись-ка  спать. Я  тебе
отдельно постелю.
     Старику не спалось в  первую ночь, так  и пролежал до утра  с открытыми
глазами.  Матвевна ушла в деревню за покупками, а он побродил по дому, нашел
кучу старых книжек, выбрал одну,  с  голыми тетками, загорелся было  читать,
все вроде как прислушивался к себе, читая, потом  досадливо сплюнул и бросил
книжицу обратно в кучу...
     Пять лет пролетели как  сон,  счастливо  и  без  памяти. Дед полюбил  и
огород, и  колодец  во  дворе,  и  первые заморозки, да и  с  Матвеевной они
прожили душа в душу.
     Только вот на днях  вышла она картофель окучивать, да и ткнулась  лицом
вниз.  Семьдесят  лет не знала  усталости и  хвори,  а померла -- и сама  не
заметила.
     На  самом краю заброшенного деревенского кладбища, под  старой березой,
пахла  свежей  землей новая  могилка.  Высокий костистый  старик,  лысый,  с
белоснежной бородищей по самую грудь,  стоял, опираясь на заступ,  глядел на
холмик, покрытый дерном, и думал свою думу. Уже два часа стоял он так, почти
не шевелясь, и примерно с полчаса, как на него смотрели чужие глаза.
     --  Эй, старик!  Аура  у тебя  порченная. Хватит  горевать,  пора ответ
держать. Эй!...
     Старик  словно и не  слышал характерного выговора оллов. Было  их трое,
поисковиковоперативников. По ориентировке искали они опасного преступника из
землян,  этот вроде  подходил по приметам и  энергетическому профилю.  Не до
вечера  же  здесь  кричать,  старика надо  упаковать  и  везти в  Брянск,  в
областное управление, кому надо - разберутся. Подошли как положено, уступом:
один  впереди,  двое чуть сзади сбоку на  подстраховке,  с жезлами наготове.
Мало ли, что дряхлый, а порядок -- обязателен на все случаи.
     Старик одной  рукой выдернул из земли заступ и не  глядя метнул его под
левую руку. Один из страхующих, тот что стоял левее, был убит на месте: штык
лопаты почти  снес ему  полголовы. Дед  упал на бок  и перекатился  под ноги
впереди  стоящему.  Второй  страхующий  должен был  зафиксировать  фигуранта
автозаклинанием,  но он уже лежал глазами к  небу и с ножом в горле. Первый,
тот кто окликнул старика, был  опытен  и умел, он успел направить на старика
жезл и нажать на спуск.
     Но старик, вместо того чтобы обмякнуть безвольной куклой,  в  положении
лежа протянул корявую клешню и  вцепился оллу в причинное место. Через пяток
секунд  истошный крик  сменился прежней  кладбищенской  тишиной,  а  дед уже
кряхтел, подымаясь с  четверенек на ноги. Заклинание  сходило  медленно, его
поташнивало.  Матвеевну  будут   зомбить,  такова  ей   судьба  --   нежитью
поддопросной  коротко  побыть,  но тут  уж  --  некогда  ее  выручать.  Пока
откопаешь да сожжешь -- остальные набегут.
     Старик знал, что ментальный сигнал  уже пришел  куда надо,  а значит --
время  драпать.  Он поспешил  в  избу, вскинул на  спину  всегда уложенный к
походу рюкзак, на плечо -- винтовку с оптикой, подхватил клюку с серебряным,
под  сталь отделанным, оковом, и потешным стариковским  скоком  припустил  в
сторону гиблых  лесов,  где оллам все еще  не  было вольготно. Он торопился,
понимая опасность, но и ему не был ведом масштаб начатой облавы.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0968 сек.