Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

О"Санчес. - Одна из стрел парфянских

Скачать О"Санчес. - Одна из стрел парфянских

     - ...Что? Еще  один  меч? Взяли  этого  старика?  А меч? Почему?  Лара,
ракетой туда, языком вылизывай,  но дай мне результат, кожу сдеру! Так у вас
говорится?
     -- "Шкуру  спущу", что примерно одно и  то же,  мой  генерал. Ну  так я
поехала? -- Лара давно уже привыкла к пустым угрозам. Пустым, потому что она
сами и все вокруг, вплоть до Императора, знали: Лара люта  на работу, делает
ее  лучше  всех,  в  погонялах не  нуждается и  по-прежнему  единственная  и
незаменимая фаворитка Его Превосходительства.
     - Связников понадежнее возьми, чтобы я был  постоянно в курсе...  Стой,
мою связь  возьми, твои телепаты дерьмовые. При  этих словах  один из оллов,
личный  связной  генерала,  выбежал  из кабинета, организовывать специальный
экранированный электромобил, его  алтер-его, перципиент, остался в кабинете,
готовиться к приемке сообщений.
     Лара превзошла  саму себя: весь чеснок был  выбран до последней крошки,
вся гарь  была по  миллиметру вычищена,  опрошены  жители  всех  близлежащих
улиц... Старик с мечом как в воду  канул.  В квартиру закачали столько маны,
что  ее хватило бы на  большую  дворцовую литургию,  у  реавизоров-оллов шла
кровь носом  и  ушами,  результат -- неясная тень, ни лица,  ни  характерных
особенностей  тела.  Оставалось  полагаться  на  показания  тех,  кто  видел
старика.
     Кроме Гобоя -- несколько человек издалека и мельком.  Не было сомнений,
что это тот самый, с
     Королевской  улицы. Следовало истратить все запасы министерства, города
и государственного  резерва, залезть в  НЗ Его Святейшества,  но  немедленно
накрыть специальным "комендантским"  колпаком весь  город, до тех пор,  пока
все  до единого жители - младенцы,  калеки, старики, полицейские, беременные
женщины и имбицилы --  все до  единого, включая  оллов,  будут индивидуально
досмотрены  и просканированы на предмет идентификации,  локализации и поимки
фигуранта No0(как его по наития назвала в свое время Лара). Да, следовало бы
именно так и сделать, это Лара очень хорошо поняла  через годы, задним умом;
а сейчас были просто предприняты  экстраординарные меры городского масштаба:
начисто перекрыты  границы района, три сплошных  облавы с интервалом в шесть
часов в  том же  районе, усиление  в пределах  города,  патрули  по границам
городской черты. Множество побочных результатов в укор  местной полиции -- и
никаких следов  загадочного старика.  Ну  как  загадочного...  Кое-что  Лара
откопала в древних архивах, но до конкретного и осязаемого знания было очень
еще далеко, а генерал  не любит пустых предположений. Работа должна  быть...
хорошо сделана, фундаментально.
     Весна,  вслед  за  остальными временами года,  как  обычно, делала свой
вклад:  ветрами,  слякотью,  грязью  и  переменными  заморозками  продолжала
перемалывать  город,  когда-то  гордившийся  своей  опрятностью  и  холодной
красотой.   Центральные   улицы   и   проспекты   хранили    все    признаки
цивилизованного, но чуть подальше -- за Обводным, за островами, на
     Голодае, на  Гражданке -- мрак,  нищета, закон зверя, бесконтрольность,
подтверждающие  олловский тезис об изначальной неполноценности человека, как
субъекта цивилизации.
     И снова старик просил милостыню, взирая на прохожих накладными бельмами
из под очков. Ночевал он в руинах Петропавловки, в  притонах, где можно было
обогреться,  обсохнуть  и  поспать  в  тепле, либо  в  тоннелях  Горьковской
подземки, но там условия похуже;  а  побирался здесь же  , на  Петроградской
стороне. Разные бывали заработки: случались абсолютно пустые  дни, бывало  и
по  десять рублей  перепадало, половину  из  них старик отдавал "за  защиту"
нищему-рулящему.   Сам  он  предполагал  пересидеть,   с   месяцок,  облавы,
осмотреться,  да и  двигать  от греха подале, в  провинцию, но  ноги все еще
плохо носили его, а люди рассказывали  об олловских патрулях, которые совсем
озверели в последнее время и "бошки секут" еще до начала допросов. Так  день
за днем, месяц  за  месяцем,  а два  года -- с плеч  долой. Итого  четыре  с
лишком, умножить на акселерацию --  лет десять-одиннадцать  получалось. Руки
все еще тряслись, но пальцы сгибались и разгибались - не в  пример прежнему,
старик  и слышать стал получше, и дыхания  ему хватало,  чтобы вполне  бодро
доковылять от "крытых кибальчичей" до
     Сытного,  а  вечером  обратно.  Окрестные  маргиналы   любили  деда  за
незлобивый нрав, за то, что он орудует "с  применением технических средств",
хотя на такую  старость ему и без  "бельмов" жертвовать  не перестали бы, за
терпение и интерес к чужим "исповедям", за безобидность, в  конце-концов  --
сейчас любой любому исподтишка нагадит,  ограбит и заложит напоследок, а дед
-- нет,  он  еще  по старым  понятиям живал,  да и зубов  уже нет  у него --
кусать...
     Весть  прикатилась издалека, из  Купчино: оллы вяжут  всех слепых и под
них закошенных.
     Видимо, у дознатчиков  кончились версии и они пошли  по  второму  кругу
(два  года назад  тоже  была  поголовная  чистка по  Питеру, но  старик тихо
вернулся на свою прежнюю, что на
     Королевской улице, и  нагло прожил там  три месяца, снимая угол у новой
хозяйки-дворничихи.
     Там  его никто  не  искал и может быть следовало...  Но дерзость должна
быть умеренной... А кроме того, дворничиха могла пригодиться...).
     В тот  же вечер  старик  вернулся на  Королевскую.  Еще через  два  дня
похоронный микроавтобус был  остановлен  для досмотра на заставе  в  Автово.
Простоволосая и дряхлая,  как  сама  смерть, старуха-мать  тихо  каркала над
пожилой  покойницей  --  любимой доченькой. Ауросканер показывал  не  совсем
норму: бабка то ли обкурилась, то ли  под ворожбой и ее полагалось задержать
и просканировать "  в полный профиль". Как и всюду на заставах, старшим  был
олл, но он появлялся  только под вечер. Прапор, долгим усердием "выслуживший
двоечку",  был  опытен и знал, что при полном профиле накроется его  обед  и
послеобеденные картишки. Ладно,  пусть едет в свой крематорий, а на обратном
пути они  ее  тряхнут как положено. Старуха  обратно  не вернулась. Водитель
"похоронки"  сказал,  что  оставил ее там, на  месте. Следовало доложить  по
команде  и  писать  подробный рапорт... Но...  Свидетель, видевший показания
сканера, только один, он сам. Если оллы допросят впрямую -- конец,  казнят и
не дослушают оправданий. Не допросят -- все  замажется, подумаешь, может она
и сама умерла в том же крематории... Надо молчать -- рисковать не привыкать,
риск дело благородное  (Откуда  ему  было знать, что  настоящий риск был бы,
затей он задержание старухи).




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1216 сек.