Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Анатолий Виноградов. - История молодого человека (Шатобриан и Бенжамен Констан)

Скачать Анатолий Виноградов. - История молодого человека (Шатобриан и Бенжамен Констан)

      Пока  собирали для доставки на помещичью кузницу поломанную карету. Юнг
был  свидетелем  сбора  яиц  по  крестьянским  дворам  в пользу благородного
сеньора, выдающего замуж младшую дочь.
     Не  только  в  этот  день,  но  и  в  дальнейшем  путешествии, Юнг имел
возможность  ознакомиться  с  однообразной и тоскливой картиной крестьянской
жизни, но его впечатления от нищих по дорогам превзошли все, что он слышал о
бедности  Франции. По тогдашним подсчетам, бродяжничеством и сбором подаяний
занимались  полтора  миллиона  человек.  Картина  богатого убранства замков,
зрелище  дворянских празднеств и церемонного этикета французских сеньоров не
сглаживают впечатления убожества трудящейся Франции. Богатейшие католические
епископии, в которых жили князья церкви, потомки старинных дворянских родов,
сыновей  "за  пределами наследства", посаженных на шею государству, были уже
не  известны Англии, поссорившейся с римской церковью. Эти богатые церковные
земли   первого   сословия   Франции   обрабатывались   крестьянами-сервами,
буквальное  значение  их  наименования  -  рабы.  Не  только сервы, но и все
крестьяне,  жившие  по-соседству  монастырских  владений,  платили  и пользу
церкви приблизительно десятую часть своего урожая и своего дохода. Как образ
жизни, так и внешность высшего духовенства ничем не отличались от дворянских
повадок:  те же празднества а охоты, те же поборы с крестьян, те же любовные
приключения  и  насилия  над  крестьянскими  девушками  и  те  же,  что  и в
сеньориях,  господские  суды, разбирающие не только тяжбы между крестьянами,
но и весь круг житейских обид, обильно падающих на головы грудящихся.
     Неоднократно   Юнг  недоуменно  разводил  руками,  попадая  на  берегах
маленьких  речек  под  таможенные  осмотры, причем добрые попутчики сообщали
ему, что товар, провезенный по французским землям от Ламанша до Средиземного
моря,  возрастает  в  цене  настолько,  что  "дешевле стоил бы его привоз из
Китая",   что  жители  лотарингских  деревень  и  городов  из-за  таможенных
досмотров,  предпочитают  не  выходить  за пределы своих деревень ни с какой
поклажей.  Всякий  вывоз крестьянского добра оплачивается не только в пользу
государства,  но  и  в пользу сеньора у заставы. Юнг записал и это: "В самом
деле,   общая  длина  таможенных  линий  Франции  простирается,  по  здешним
исчислениям, на три тысячи лье. Товар, отправленный из Бретани куда-нибудь в
Прованс,  подлежит  восьми  заявлениям и осмотрам. Его семь раз оплачивают и
два  раза  перегружают.  Таким  образом,  городские  жители, имеющие крупные
предприятия,  должны  оплачивать не только государственные таможенные сборы,
но  и  частные  дворянские  поборы".  Деревенские  князья, владельцы богатых
сеньорий,  епископы  и  настоятели  монастырей,  владея  обширными, богатыми
землями  и  живя трудом церковных рабов, обильно пользовались правом местных
сборов в свою пользу со всех проходящих товаров.
     Это   возмущало   буржуазию.   Она  уже  давно  считала  себя  хозяйкой
производств,  она  признавала  себя  солью французской земли. В ее "здравый"
разум  не  укладывалось  понятие  торговой  выгоды,  ущербленной  помещичьим
побором,  тем  более,  что  "помещик  получал  выгоду от провоза товаров, не
ударив  палец  о  палец  для  их производства и даже не чувствуя ни малейшей
признательности  к третьему сословию, которое все чаще и чаще превращалось в
овцу  для  стрижки". Было время, когда богатый и знатный сеньор нес довольно
тяжелую  королевскую службу. Вооруженный с головы до ног, он защищал границы
государства,  в  сопровождении  иногда  многочисленного  войска,  которое он
содержал  на  свой  счет.  Но  к  тому  времени,  когда  Юнг  путешествовал,
дворянство уже в значительной степени отказалось от своих воинских служебных
обязанностей,  и даже этого служебного оправдания своих поборов оно не могло
представить.  Внутренняя,  более  мелкая  торговля в пределах Франции в силу
этих  условий  испытывала  колоссальные  затруднения.  Не менее чем таможни,
поразили  Юнга  разные  меры  веса  и  длины в разных областях Франции: "Это
различие  вело  к  путанице, в какой разобраться мог только ловкий продавец,
обсчитывающий  и  обвешивающий простаков". Однажды соседом Юнга по дилижансу
оказался "почтенного вида человек в черной одежде, носящий печать скромности
и  важности  одновременно".  Это  был  крупный буржуа, областной королевский
откупщик, Он авансом вносил в казну всю сумму местного налога и взял на себя
полномочия  по  осуществлению государственных монополий. Давая деньги взаймы
разорившимся дворянам, он сделался незаменимым человеком для помещиков своей
области,  полезным  для  королевской  казны  и  страшным для крестьянского и
городского населения: ублажая сильных, он угнетал слабых. В его распоряжение
благородные   сеньоры   давали   вооруженные  отряды  для  сбора  налогов  и
выколачивания  долгов.  Авторитет дворянского суда зачастую также становился
предметом купли и продажи. Заинтересованный дворянин всегда давал приговор в
пользу  откупщика.  Сам откупщик, помимо своей работы по сборам, вел большие
спекуляции  сукном  и  шелком.  Франция  того  времени  имела предприятия, в
которых   насчитывалось   до   шестисот   тысяч   суконщиков,  шелковиков  и
рабочих-хлопчатобумажников.  Оставив  собственное производство, наш откупщик
занимался,  в  силу  занимаемого  положения,  легкой и выгодной перепродажей
мануфактур  за пределы Франции. Крупная оптовая торговля поощрялась королем,
ибо  приток  золота  в  королевскую  казну считался признаком благосостояния
страны,  хотя  население  ни  в какой мере себя не чувствовало счастливее от
того, что мешки с испанским или турецким золотом свозились в Париж.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.092 сек.