Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Юрий Домбровский. - Записки мелкого хулигана

Скачать Юрий Домбровский. - Записки мелкого хулигана

     Раз на нас - а нас было четверо, из  них две женщины - набросились двое
развеселых парней с гитарой и  ножами.  Это было не  на окраине, а  напротив
бразильского посольства, то  есть у самых-пресамых  дверей Дома литераторов.
Было, повторяю, нас четверо -  жена  поэта Наровчатова, редактор  и  парторг
Гослитиздата, художник-декоратор и я. Я с Галиной Наровчатовой шел  впереди,
поэтому,  как и из-за  чего возникло  столкновение, я так  и не знаю - то ли
пьяный толкнул кого-нибудь из нас, а тот огрызнулся, то ли вид был  у женщин
не  тот  (шляпки,  блузки),  то ли  фамилия  у редактора - Коган,  в  общем,
повторяю, я этого так и не  узнал.  Но просто-напросто  один из  парней взял
Когана  за грудки, да и трахнул его о  решетку. Когда  я бросился на помощь,
оба парня с радостью переключились  на меня. Тут был весь уголовный антураж,
не воров, а  тех, кого  в лагере  зовут "сявками", - руки  в карман, кулак к
носу и двое вооруженных  против двоих безоружных. Женщин попросту отбросили.
Я справился со  всем один:  и с матом, и  с ножом,  и с пальцами  рогаткой в
глаза: "Ты что,  падло, в  лоб захотел?" -  и еще кое с  чем. В течение трех
минут мы стояли друг  перед другом, матерились и орали на весь квартал. Но в
эти  три  минуты  -  великое  время  для жизни и  смерти человека!  - Галина
Наровчатова успела добежать  до милиционера и  стала звать его на  помощь. И
угадайте, что  ей сказал милиционер?  "Знаешь  что?..  Сама с  ними  пила, а
теперь их  сдать  хочешь?! А  ну, иди  отсюда!"  За  точность слов, конечно,
поручиться не могу, но смысл передаю  совершенно точно. А  я  ведь знаю, что
для того, чтобы превратить человека  в  черепаху,  достаточно десяти секунд;
чтобы  зарезать и пырнуть под сердце или в  горло -  и трех секунд, пожалуй,
много, а чтобы добежать и оказать помощь -  и минуты хватит. А у милиционера
три минуты ушло на то, чтобы поглумиться над испуганной и совершенно трезвой
женщиной. Просто он  ржанул,  повернулся и пошел  в сторону, противоположную
опасности.
     Я уже подал  в  Секретариат эту докладную, когда прочел в "Литературной
России"  что-то  совершенно  подобное. Вбегает  к  ответственному  секретарю
газеты сотрудник:  "Любопытное  происшествие! Интереснейший факт! Понимаешь,
один участковый милиционер  шел вместе  с  дружинниками по  улице. Вдруг шум
скандала.   Дружинники   ринулись   на   шум,   а  милиционер   рванул...  в
противоположную сторону. "Да ну,  - говорит, - из-за пустяков  мне еще нервы
бередить..." За этим  случаем наши  коллеги просмотрели целую систему ошибок
местной,  да и  не  только местной милиции".  Просмотрели, ох, как  они  все
просмотрели! (No 29 от 15 июля 1966 г.)
     Так было и в этом случае. Передаю опять почти протокольно.
     Я. Убивают же!
     Старший уполномоченный. Ну и  пусть -  плакать  не  будем, у нас с  ней
столько хлопот.
     Женщина (визгливо).  Он ее все время таскает в нашу квартиру. То  супом
накормит,  то детей ее притащит  конфетами оделять, а  сколько  вещей  он ей
передавал.  Режут, да все не зарежут, небось свой законный муж режет, это  -
дело семейное.
     Другой милиционер. У ней столько мужей, так если за каждым бегать...
     Общий вопль. И пусть убивают, и пусть убивают.
     Оперуполномоченный  (нравоучительно).  А  вы  вот  скандалите,   а  еще
писатель.
     Я. Товарищ начальник, да что вы слушаете этих шкур, да разберитесь, что
здесь происходит. Это же шкуры, понимаете, шкуры.
     Старший. Стоп! Это почему вы так выражаетесь?
     Я.  Потому  что, кроме своей шкуры,  их ничего не  интересует: режут  -
пусть  зарежут,  убивают  -  пусть  добьют.  А  подвал  и   третий  этаж  не
встречаются.
     Старший (обращаясь  к жилице). Он  вас  назвал шкурой, мы это  слышали.
Пишите заявление! Вот  я вам скажу, с чего надо начать: "Проживающий в нашей
квартире гр. Домбровский в нетрезвом виде..."
     Я. Это я-то нетрезвый?
     Старший.   Молчи,   пока  не  спросят!  "...В   нетрезвом  виде  привел
неизвестную..."
     Я. Да какая же она неизвестная, когда...
     Неизвестная. Товарищ милиционер, я в этом доме двадцать  лет живу. Меня
все знают, и они знают, и вы знаете.
     Милиционер.  Молчи, Арутюньян,  я не с  тобой... "...в  нетрезвом  виде
привел неизвестную женщину и хотел уходить".
     Я. Я шел в аптеку за скобками.
     Старший.  Молчи,  Домбровский, до тебя  еще не  дошло. Так вот, значит,
нетрезвый  привел   неизвестную.   Хотел  уйти  неизвестно   куда,  оставить
неизвестную одну.
     Мой товарищ Саркисов (он до сих пор стоял и молчал). То есть позвольте,
а  я? Меня  вы что же, за  человека не считаете?  Он мне специально  сказал:
побудь с ней.
     Старший. Что он вам сказал -  нам неизвестно, и кто вы такой - нам тоже
неизвестно.
     Саркисов. Так вот мои документы.
     Старший. Мы у вас их требовать не  имеем права. Вы  тоже неизвестный. И
вообще уходите.  Вы здесь  ни при чем. Так, значит,  ясно, товарищи  жильцы,
оставил неизвестную,  уходил  неизвестно  куда и  зачем,  а  когда вы  стали
возражать, обозвал вас нецензурно. Нетрезвый.
     Второй милиционер (подсказывает). И милицию тоже.
     Старший. Да, да, и  милицию, конечно, тоже. Вот так! Чтоб через полчаса
бумага  была.  Пошли, Домбровский. Пошли,  пошли, Арутюньян. А  вы, товарищ,
куда? Нам вы не нужны (это уже на улице).
     Я. Но он мне нужен, он же свидетель.
     Старший.  Свидетелей вам  не полагается.  А  ты,  Арутюньян,  убирайся,
убирайся. И если я тебя еще увижу здесь...
     Я. Но загляните хотя бы на минуту в подвал, там ведь весь пол в крови.
     Старший.  Ты,  Домбровский,  задержанный  и  не   учи  милицию.  А  ты,
Арутюньян, поварачивайся быстрее, если не хочешь неприятностей. Знаешь,  что
бывает за сопротивление властям? Да и  вы  бы, товарищ, тоже шли. Но товарищ
пошел со мной в милицию.




 
 
Страница сгенерировалась за 5.613 сек.