Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Спортивная литература

Александр Ключарев. - Летняя сказка в зимнюю пору

Скачать Александр Ключарев. - Летняя сказка в зимнюю пору

     Включив  магнитофон, мы  с головой уходили  в игру и  приходили в  себя
только  к  вечеру. Нужно было готовить  ужин и  делать  это  мы  начинали не
прерывая игры : сидящий на прикупе шел разжигать костер, его менял следующий
и ставил на  огонь котелки,  третий солил воду и  подкладывал в костер дров.
Вечер  ложился  на плечи, мы собирались  за  каменным  столом и пили  старый
добрый  коньяк,  закусывая  его  персиками, дыней  или арбузом.  Наши давние
знакомые pinkee регулярно посещали лагерь, и  встречи  с ними стали явлением
почти обыденным.  Чудовища  оказались  жуткими  сладкоежками  и  перспектива
полакомиться дыней или виноградом привлекала их в  нашу  палатку, где обычно
хранились все фрукты. Редкий  день проходил  без того, чтобы кто- нибудь  не
поймал  хотя  бы  одного  монстра.  Орудием  лова  обычно  выступала  Сявина
эмалированная кружка (бегая по  ее  донышку, скалапендра не могла вылезти по
высоким  скользким стенкам).  Ночь  зажигала  в небе алмазные россыпи звезд,
из-за хребта Кара-Дага выплывала сияющая полная луна. От самого горизонта по
морю  тянулась  серебристая  лунная  дорожка,  вернее  целое  лунное   шоссе
проходило по плещущимся волнам. Свет ночного светила был настолько ярок, что
надобность в  использовании  свечки во  время вечерней трапезы отпадала. Это
было очень удобно - ужин при луне.

     Прогрев  двигатели я беру гитару и мы начинаем петь.  Мы играли часа по
два  без  перерыва,  используя в качестве допинга  все тот  же  коньяк, пели
настолько громко, что  живущие на  другом конце  Чушки  могли слушать  живой
концерт  нашего  стройного  хора.  Постепенно  голоса расходились  по  своим
палаткам и на сцене оставались два  самых стойких артиста : я и Алена. Забыв
про  все нормы социального  общежития, мы  в полный голос поем песни Чайф  и
Zеmфиры.

     Утро. Мы с Максом и Сявой сидим на камушках у самого моря, чистим  зубы
и  наблюдаем  за группой наших соседей, застывших в неестественных  позах на
прибрежной гальке. Наверное, это зарядка йогов или занятия ушу, но почему-то
это  выглядит очень забавно,  и мы прикалываемся над живыми истуканами. Сява
предлагает  посвятить  этот  день  морю и  отправиться  на  подводную охоту.
Сказано  -  сделано. Взяв маски и ласты, мы заходим в шипящие волны. Сначала
мы решили наловить рапанов, а уж потом пострелять по прячущимся среди камней
рыбам.

     И вот мы в море.  Дно  плавно  понижалось.  Подводные скалы  темнели  и
словно  растворялись  в  глубине.  Солнце  пронизывало  толщу  воды,  и  она
загоралась  яркой синевой. В  этой  синеве  вспыхивали  крохотными зайчиками
мириады небольших рыбок.  Мы нырнули и проплыли сквозь это  живое облако. На
нас надвигался зеленый сумрак. Сквозь него  проступала  гряда камней, дальше
светлела полоса  песка. Глубина была уже большой. Я завис неподвижно в толще
воды,  а Сява отправился к песчаной отмели. Проплыв над  ее  поверхностью он
резко  повернул  и,  часто работая ластами,  взмыл  вверх.  Потом,  лежа  на
поверхности моря, мы часто и глубоко дышали, словно пили живительную влагу и
снова ныряли на дно. И так раз за разом.

     Вот с  камня  скатился небольшой  краб. Боком  пробежал по разноцветной
гальке и забился  в щель, прикрывшись клешнями-  кулачками. Порхали  в  воде
прозрачные  тарелочки   медуз.   Колыхались  бордовые  и  розовые   пушистые
водоросли. На вершинах камней прилепились  колонии мидий, а среди них лежали
бурые  раковины  - рапаны.  Я  складываю  их в  садок  и  вскоре он  заметно
потяжелел,  но  я все  равно  собираю моллюсков  - это  очень  увлекательное
занятие, все равно, что ходить  за грибами.  Проплавав еще минут 40, я  стал
замерзать  и направился  к берегу. Выйдя из  воды, я  понимаю  насколько  по
настоящему успел охладиться мой организм, - меня  колотит жуткий озноб. Взяв
под  мышку  ласты  и  маску,  я  поднимаюсь  в  лагерь. Солнце  плавилось  в
раскаленном небосклоне, но даже нестерпимая полуденная жара не могла согреть
меня.  Забравшись  в палатку,  я  укутался  шерстяным одеялом, но все  равно
продолжал мерзнуть, и судорога то  и дело пробегала по всему  телу. Растерев
мне спину Алена вернула меня к жизни.

     Подсчитав свои трофеи, я  был приятно удивлен - тридцать один  рапан. В
лагерь  вернулся Сява,  он  тоже жутко замерз и пытался  отогреться лежа  на
берегу под нещадно палящим  солнцем. Мы заварили каркадэ и наслаждались  его
слегка кисловатым вкусом, приятное тепло растекалось по всему  телу. Я давно
хотел  попробовать  заняться  бодиартом  и  сейчас для  этого предоставилась
замечательная возможность. В КырПыре была приобретена тоненькая  кисточка, а
в качестве  краски я  намеревался  использовать  обычную зеленку.  Для своих
художеств  я даже нашел подходящее боди - Сява согласился  предоставить свою
спину в качестве живого полотна. Забравшись в палатку, я принялся творить.

     Макая  кисточку в  зеленку, я аккуратно выводил  тонкие  линии рисунка.
Дело это оказалось весьма трудоемким, но мы никуда не спешим, Сява терпеливо
ждет  окончания работы. Я рисую солнце с лучами  во  всю  спину. Макс  лежит
рядом и читает футбольный  журнал, Алена раскладывает пасьянс -  все  заняты
делом. Закончив солнце, я решил заполнить оставшееся  свободное пространство
и нарисовал извивающуюся ветку сказочного чертополоха. Последний штрих и :.-
готово! К сожалению, Сява не может лицезреть мое творение и судит о качестве
работы  по оценкам Макса и Алены. Им  мои рисунки понравились,  и Алена даже
просит меня нарисовать  что-нибудь для нее. Как  художнику мне  очень льстит
подобное  предложение, но и ответственность за  конечный  результат здесь во
много раз выше, поэтому я сначала набросал черновой  вариант рисунка в своей
тетради.

     Алена захотела,  что  бы я  изобразил на  ее плече змею, и я  осторожно
начинаю  работу.  Стараюсь  изо  всех сил,  но  все  еще  очень  волнуюсь  -
понравится ли  моей  модели гигантская  змея у  нее на плече ?  Миллиметр за
миллиметром змея заползала  на аленкино  плечо  и вскоре  застыла, завившись
причудливыми кольцами. Завершив  рисунок  на плече я перебрался вниз, и стал
наносить на  правую щиколотку  "браслет" - строгий греческий узор.  Сява уже
успел заснуть, а Макс в очередной  раз  менял  кассету  в деке  магнитофона.
Венцом моих художеств должна  была стать бабочка, сидящая  у Алены на  левой
груди.  Мобилизовав   все  свои  творческие  способности   я   уже  не   мог
остановиться, и кисточка сама рисовала  по бронзовой упругой коже. Я не имел
права  на ошибку, потому как слишком прекрасное полотно  было доверено кисти
художника.  Время перестало  существовать для меня, и  я не знаю,  как долго
пришлось мне работать над рисунком. Когда последний штрих завершил работу на
лагерь уже наступал вечер. "Если  ты на Транс-М,  ты  в Крыму! Ощути горячее
дыхание  крымского ветра  в старом как  мир уголке  земли:", подобного  рода
реклама местных радиостанций заполняла весь доступный нашему приемнику эфир.
Проснувшись,  я ощутил  острое  желание  позавтракать и узнав, что  в  своих
мечтаниях  я  не  одинок  (Макс  и  Алена тоже  были  не  против  проглотить
что-нибудь)  я  стал готовить завтрак.  Проголодался  я, видимо, серьезно  и
приготовил его аж из двух  блюд: 4-х литрового котелка с гречневой кашей мне
показалось  явно  недостаточно,  и  я  сварил еще  и простенький  супчик  из
быстроразвариваюшихся макарон. На завтрак все собрались в нашей палатке - на
улице дул  сильный ветер, а места в нашем большом доме хватало всем.  Утолив
голод,  я предлагаю  всей  компании  отправиться  в КырПыр,  чтобы  посетить
местный дельфинарий и побродить среди экзотических южных растений (рядом был
организован неплохой дендрарий). Я мог бы остаться в лагере и побывать в Кыр
Пыре  с  культурной  программой  в   следующий  раз.  Предложение  мое  было
единогласно принято, но Сява  тоже пожелал остаться, чтобы сходить за водой,
да и вдвоем нам было бы гораздо веселее.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.2005 сек.