Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Екатерина Кокурина. - Глазами женщины

Скачать Екатерина Кокурина. - Глазами женщины

Выбор

     Корабль под полосатым парусом подошел к  песчаной косе и причалил.  Был
корабль  невелик,  но  сработан  ладно и красиво, на  носу  его  возвышалась
раскрашенная  голова  дракона.  Едва  корабль пристал,  как  на  берег стали
сходить один за другим  мужчины.  Все они были светловолосы, высоки ростом и
одеты  в кольчуги  и рогатые  шлемы. Глаза воинов были сини, как море,  лица
суровы.  Часть из  них осталась  охранять корабль, остальные  направились  к
лесу.
     Викинги  готовились  к  путешествию на восток, к  дому. Эта  земля,  до
которой они добирались столь  долго  и  с большими  потерями,  была  слишком
велика для такой горсточки людей. Побережье тянулось с севера на юг, и конца
ему все не  было. Жили  здесь многочисленные  люди, стройные  и  темнокожие,
отличные  воины. Пришельцев они встречали  не то, чтобы враждебно, но  и  не
ласково. С одним кораблем нечего было и думать о войне  с ними. Вот если они
сумеют вернуться и убедить других  последовать за  ними... Тогда  этот берег
еще   содрогнется  при  виде  десятков  и  сотен   кораблей  под  полосатыми
парусами...
     Олаф в  одиночестве брел по краю леса. Он любил одиночество, а  в  этот
день ему особенно захотелось побыть в лесной  тиши, вдали  от других. Он был
моложе всех на корабле,  лицом -- пригож, нравом --  мягок. Раньше  товарищи
порой  насмехались  над  его  "трусоватостью" --  люди  в те  времена  плохо
отличали мягкость и доброту от трусости -- но Олаф таких  шуток не терпел, и
обидчики вскоре уразумели, что ссориться с ним не стоит.
     Олаф шагал  неслышно,  с интересом  рассматривая незнакомые  деревья  и
размышляя,  далеко  ли  на запад  уходят эти  неведомые земли.  Внезапно  он
почувствовал, что за ним  кто-то  наблюдает.  Сразу подобравшись,  как дикий
зверь,  Олаф быстро огляделся и заметил  блестящие, любопытные  глаза  среди
зелени  кустов. Стремительный  прыжок,  пронзительный крик  --  и  неведомый
лазутчик забился в железных  объятьях Олафа. Но, едва викинг разглядел, кого
же  он поймал,  как  руки  его  сами  собой  разжались.  Это  была  девушка,
тоненькая, как тростинка,  и  совсем  молоденькая.  Одета она была в мягкие,
хорошо выделанные шкуры, расшитые мелкими ракушками и бисером. Иссиня-черные
волосы рассыпались по  плечам и миловидному смуглому личику,  темные  глаза,
сияющие,  как драгоценные камни, смотрели на Олафа испуганно и умоляюще. Под
взглядом  этих  глаз  Олафу  почему-то  стало  не  по  себе.  Едва   девушка
почувствовала,  что  хватка  Олафа ослабла,  как  она  с  кошачей  ловкостью
вырвалась  из его рук и отбежала на несколько шагов. Там она застыла, словно
вспугнутая лань, готовая каждую секунду спасаться бегством.
     -- Подожди! -- воскликнул Олаф. -- Не убегай, я не причиню тебе зла!
     Девушка, наклонив  голову, прислушивалась к его  словам, но было видно,
что  она не понимает.  В глазах ее ужас мешался  с любопытством. Она сделала
робкий шажок  вперед и тут же  отпрыгнула  обратно,  напуганная  собственной
смелостью. Олаф рассмеялся, глядя на нее:
     -- Не бойся! Я друг! Друг!
     Девушка удивленно  смотрела на смеющегося белокурого  великана, и страх
постепенно  уходил  с ее лица. Потом она  улыбнулась в ответ и вопросительно
проговорила  несколько  слов  на   незнакомом   языке,  звучащем  странно  и
непривычно для Олафа.
     -- Не понимаю! -- ответил он. -- Но я -- друг!
     И  он  отшвырнул в сторону топор  и кинжал,  показывая  ей, что  теперь
безоружен. Девушка прекрасно поняла этот жест и, широко улыбнувшись еще раз,
подошла поближе.
     Теперь  они  стояли,  разделенные всего  парой  шагов,  и  с  интересом
рассматривали  друг  друга,  пытаясь  удовлетворить   извечное  человеческое
любопытство.  Дети  разных   миров   стремились  понять,  что  за  странное,
незнакомое существо оказалось перед ними.
     Девушка  смотрела на Олафа  с почтительным восхищением.  Он казался  ей
юным  богом  --  у  кого  еще могли  быть  такие  сверкающие  одежды,  такие
невероятно  синие  глаза,  а  главное  --  такие  золотые  волосы?  Несмело,
осторожно она  протянула  руку  и дотронулась до  них,  а потом  восторженно
вскрикнула -- настоящие!
     Олаф тоже смотрел на  девушку, и она казалась  ему  все прекраснее. Она
была непохожа на  женщин его  земли -- о, совсем непохожа! -- но  эта, новая
для  него,  красота,  нравилась  ему ничуть  не  меньше. И  Олафу захотелось
сказать ей об этом.
     -- Ты красивая, -- прошептал он тихо, -- очень красивая.
     Удивительно, но  эти его  слова  она поняла очень хорошо. Она взглянула
Олафу прямо в глаза, а потом слегка покраснела и потупилась. Олаф, чувствуя,
что в нем мучительно рождается что-то новое, чудесное, не мог отвести от нее
глаз. Она же, напротив, была не в силах взглянуть на него.
     Они  сами не  поняли как, но их руки  встретились и переплелись. Потом,
наконец, встретились  и их взгляды,  и каждый прочитал в глазах другого  то,
что они не сумели бы сказать, даже если бы  говорили  на одном  языке. Так в
первый день человеческой истории Адам смотрел на Еву в Эдемском саду.
     Они  стояли, тихо  обнявшись, переполненные  друг  другом.  Покой  леса
обволакивал их, солнечные лучи, пробившиеся  сквозь листву, озаряли их души.
Казалось, эта  гармония  будет длиться  вечно, но внезапно  Олаф вздрогнул и
выпустил девушку  из объятий. Он услышал голоса  своих товарищей на  берегу;
они громко звали его, готовясь отплыть домой.
     Олаф взволнованно  посмотрел на девушку, потом в сторону  моря. И снова
на девушку. Реальность жестоко напомнила о себе: его мир звал его, а  она не
поймет его слов, даже если он сможет объяснить. Он не может остаться здесь с
ней, но и оставить ее он не в силах!
     Девушка смотрела на него вопросительно и настороженно. Она чувствовала,
что чудесный  мир, который  она  нашла в  его  объятьях, грозит разрушиться.
Олаф, взяв ее за руку, сказал, вкладывая в слова всю силу мольбы:
     -- Пойдем со мной! Пойдем! -- и показал в сторону моря.
     Она непонимающе улыбнулась, а потом проговорила что-то на своем языке и
указала в сторону леса. Там был ее дом, и она звала его туда.
     -- Нет! --  сказал Олаф, мотая головой  и хмуря  брови. --  Не туда!  К
морю!
     Девушка снова вопросительно  посмотрела на  него, а потом  улыбнулась и
кивнула.  Олаф, обрадованный ее понятливостью и просветлевший, заторопился к
кораблю, не выпускаяя ее руки. Девушка покорно, хотя и несколько недоуменно,
шла за ним.
     Но,  увидев  корабль,  она остановилась, как вкопанная. На корабле  уже
поднимали  парус,  нос его был  развернут  в  открытое море. Олаф снова стал
уговаривать ее:
     -- Ну пойдем же, пойдем!
     Он  тянул девушку за руку, указывая на корабль,  но она  только  сейчас
поняла, чего он от  нее хочет, и застыла  на месте.  Она обвела глазами лес,
море, прибрежный песок и отчаянно замотала головой. Снова указав на лес, она
тихо и умоляюще звала его с собой.
     --  Но я не  могу! -- в  отчаяньи воскликнул Олаф. -- Я не могу пойти с
тобой! Меня ждут на корабле!
     И  он  еще  раз  попытался  потянуть  ее за  руку, но она  вырвалась и,
нахмурившись, проговорила что-то резкое. Тогда Олаф сдался.
     -- Ну,  что  же, -- проговорил он  огорченно,  -- оставайся! Я  не хочу
принуждать тебя. Мне очень жаль покидать тебя,  но остаться  с  тобой  я  не
могу. Прощай!
     И он отвернулся от девушки и пошел к кораблю. Когда на корабле заметили
его, оттуда понеслась крепкая  ругань. Олаф,  не отвечая  на вопросы, где он
пропадал,  взошел на  борт и встал на  корме, не отводя глаз от той, которую
должен был потерять навсегда, едва встретив.
     Девушка стояла на том  же месте  и, не отрываясь, смотрела  на корабль.
Лицо ее застыло,  в глазах  были боль, тоска и недоумение существа,  которое
обидели, а оно никак  не может  понять -- почему? Когда она увидела,  что на
корабле подняли парус,  и он  начал медленно, плавно  отходить от берега, из
горла ее вырвался хриплый крик. Она снова взглянула назад, на родной лес  --
там  была  ее  семья,  ее  народ,  весь  ее  мир!  Но   потом  лицо  девушки
преобразилось, словно  освещенное  заревом  любви  и боли.  Она стремительно
побежала к берегу, бросилась в море и поплыла к кораблю.
     Корабль  не успел еще отойти далеко. Олаф пронзительно закричал, умоляя
остановиться,  и изумленные  викинги подчинились. Олаф,  из  глаз  которого,
несмотря  на все  усилия  сдержаться,  градом  катились  слезы,  помог своей
возлюбленной взобраться на борт, и корабль вновь поплыл на восток, навстречу
неведомой судьбе.
     Сердце женщины умеет сделать правильный выбор.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0964 сек.