Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Военные книги

Виталий Кривенко. - Как поживаешь, шурави?

Скачать Виталий Кривенко. - Как поживаешь, шурави?

ПЕРЕВАЛ-БАЗА

     Несколько часов мы просидели на военном аэродроме, потом нас  погрузили
в грузовики под тентом, сколько ехали, точно не помню. И вот мы в Чирчике на
перевал  базе,  начало октября, но жара как  в  августе. Весь  личный состав
перевал-базы вместе с офицерами улетел в Ашхабад, для оказания помощи, там в
это время было очередное землетрясение. На базе остались несколько сержантов
и один майор, который появлялся вечером,  и зачитывал списки, а утром кто-то
уже отправлялся за речку (так мы называли путь в Афган). Нас понаехало сотни
со  всех  концов необъятной родины, и предоставлены мы были сами  себе,  все
документы и  вещи были при  нас. И после уставной учебки,  где за день  даже
сигарету некогда было выкурить, я попал в бесконтрольный бардак и пробыл там
девять дней. По рассказам кое-что узнал об  Афгане, и знал на сто процентов,
что  не  сегодня так завтра окажусь  там.  Вино пили немеряно, его продавали
местные по 3 рубля за литр,  а деньги нам были не нужны и мы их пропивали. В
это  время  как раз  действовала  Горбачевская  мудистика  насчет  борьбы  с
пьянством, и не все продавали вино, так что приходилось искать, но кто ищет,
тот всегда найдет.  Каждый раз  за вином  ходили  через заднюю ограду, а  за
оградой  кладбище  было  --  все в  звездах, потому что почти  каждая вторая
могила из Афгана, так  что мы  все прекрасно понимали,  куда нас отправляют.
Была  возможность просто взять и уйти  куда хочешь, и неизвестно, когда тебя
кинутся  искать, но у  меня  в то время даже мысли  такой  не  возникало. По
рассказам местных,  не было ни одного  случая, чтоб  кто-нибудь  испугался и
сбежал. Каждый из нас понимал: раз выпала такая доля, значит, ты должен быть
там, и если не ты, то кто-нибудь другой, такой же как ты, заменит тебя.
     Были случаи, что забухает кто-нибудь и в  поселке на ночь застрянет, но
никто не волновался,  и  называли следующую фамилию по списку, а этот завтра
явится,  никуда  не денется.  И мне  приходилось видеть, как на  другой день
пацаны переживали из-за того, что полетят не сегодня, а завтра, и что вместо
них сегодня полетел другой. Может, этим  измерялся  наш патриотизм,  но  это
ведь в двух словах не опишешь, и поэтому я на такие вопросы не отвечаю.
     И  еще,  когда я пришел из Афгана, мне все знакомые задавали один и тот
же вопрос:
     -- Расскажи, сколько душманов убил?
     Это  самый глупый вопрос, какой приходилось мне  слышать, такие вопросы
не  стоит задавать  тем,  кто был в  горячих точках. Ведь когда нас посылали
воевать, то не спрашивали про личные убеждения, и для многих осознание того,
что ты убивал людей, или убили на твоих глазах пацана,  такого как ты (я уже
не говорю о друге, это тяжелый удар для любого), впоследствии тяжелым грузом
давит на психику. Там этого не осознаешь, потому что на войне другие понятия
о  законе и морали,  и убивать  --  это  была наша работа. А сейчас остается
помнить о  тех, кто  не вернулся  оттуда, это наш долг,  и поэтому, когда мы
пьем, то третий стакан за них.
     И  вот  наконец-то назвали  из списка  несколько фамилий,  и  мою в том
числе. В какую  точку Афгана  нас  направляют, мы  не знали, хотя слышали из
разговоров  о таких местах  как  Кабул, Кандагар, Баграм, Шиндант. Нас опять
посадили в грузовики и доставили в  Ташкент на военный аэродром, посадили  в
самолет  ТУ-134, и мы полетели  за  речку. Помню, в  салоне играла восточная
музыка, и я представлял себе  душманов, почему-то танцующих вокруг костра, и
было полное безразличие ко всему, только какая-то тревога скребла душу.
     И вот стюардесса объявила, что мы приземляемся на аэродром Шиндант.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1008 сек.