Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станслав Лем - Друг

Скачать Станслав Лем - Друг

     Я поблагодарил и вышел, еле держась на ногах. Лицо у меня  горело;  с
облегчением я вдохнул холодный воздух и  приблизился  к  фонтану,  бившему
посреди газона. Я стоял у фонтана, чувствуя, как на щеках и на лбу оседают
прохладные капельки, несомые ветром, и тут  что-то  заторможенное  в  моей
голове сдвинулось, и я понял, что, собственно говоря, знал все уже раньше,
только не мог разгадать. Я снова выбрался на улицу и побрел вдоль  здания,
поглядывая вверх; и одновременно что-то во  мне  медленно,  но  непрерывно
падало,  точно  летело   куда-то.   Внезапно   я   заметил,   что   вместо
удовлетворения испытываю подавленность, чувствую себя  просто  несчастным,
словно случилось что-то ужасное.
     Почему? Этого я не знал. Так  вот  для  чего  Харден  явился  ко  мне
клянчить проволоку и просить о помощи, вот ради чего я работал по вечерам,
записывая адажио Горского, таскал в темноте аппарат, отвечал  на  странные
вопросы...
     "О_н_ находится там, - подумал я, глядя  на  здание,  сразу  на  всех
этажах, за всеми стеклами и за этой стеной". И  внезапно  мне  показалось,
что здание смотрит на меня, вернее, из окон выглядывает нечто  недвижимое,
громадное, притаившееся внутри. Чувство это сделалось столь  сильным,  что
хотелось кричать: "Люди! Как можете вы так спокойно ходить,  заглядываться
на женщин, нести свои дурацкие портфели! Вы ничего не знаете!  Ничего!"  Я
зажмурился, сосчитал до десяти и  вновь  открыл  глаза.  Машины  с  визгом
остановились,  полицейский  переводил  через  улицу  маленькую  девочку  с
голубой игрушечной коляской,  подъехал  роскошный  "флитмастер",  пожилой,
благоухающий  одеколоном  человек  в  черных  очках  вышел  из  машины   и
направился в сторону главного входа.
     "Видит ли он? Каким образом?" - размышлял я, и, непонятно почему, это
показалось мне тогда самым главным. Тут что-то кольнуло меня в сердце -  я
вспомнил Хардена. "Подходящая  парочка  друзей!  Какая  гармония!  А  я  -
круглый идиот!" Неожиданно вспомнилась проделка с металлом Вуда. С  минуту
я испытывал злобное удовлетворение, потом - страх. Если он  обнаружит,  то
будет преследовать меня? Гнаться за мной? Каким образом?
     Я бросился к станции метро, но когда обернулся  и  издалека  еще  раз
посмотрел на великолепное здание, у меня  опустились  руки.  Я  знал,  что
ничего не могу сделать, каждый, к кому  подойду,  попросту  высмеет  меня,
примет за несмышленого щенка, у которого мутится в голове.  Я  уже  слышал
голос Эггера: "Начитался разных сказок, и вот вам, пожалуйста..."
     Потом спохватился, что после полудня надо зайти к Хардену. Постепенно
мною овладевала холодная ярость. Слова складывались в фразы - я скажу ему,
что презираю его, пригрожу, что если он осмелится вместе со своим "другом"
что-либо замышлять, строить какие-либо планы... - о чем,  собственно,  они
мечтали?
     Я стоял перед входом в  метро  и  не  отрываясь  смотрел  на  далекое
здание. Вспомнил швейцара в серой ливрее и выбритого чиновника, и внезапно
все показалось мне абсурдным, нереальным, невозможным. Я не мог  выставить
себя на посмешище, поверив одинокому и несчастному от одиночества  чудаку,
который создал воображаемый мир, какого-то всемогущего друга,  рисовал  по
ночам запутанные, бессмысленные схемы.
     Но  кто  же  в  таком   случае   играл   на   трансформаторе   адажио
Дален-Горского?
     Ну хорошо... Он существовал. Что он делал? Вычислял, переводил, решал
математические задачи. И в то же время  наблюдал  за  всеми,  кто  к  нему
приближался, и изучал их, пока не выбрал того, кому смог довериться.
     Тут  я  очнулся  перед  распахнутыми  воротами,  в  которые   въезжал
грузовик. Только теперь я понял, что не спустился в  метро,  а  прошел  по
улице к задней стороне громадного здания. Я перебирал в  памяти  людей,  к
которым мог бы обратиться, - но  никто  не  шел  на  ум.  С  чего  начать?
Вспомнив слово  "конъюгатор",  которым  Харден  назвал  аппарат,  я  снова
машинально двинулся вперед. Cоnjugo, conjugare связывать, соединять -  что
бы это значило? Что с чем хотел он соединить? А может, войти к  Хардену  и
захватить его врасплох, ошеломить, бросить ему в лицо: "я  знаю,  кто  ваш
друг!" Как он поступит? Кинется к телефону? Испугается? Бросится на  меня?
Вряд ли. Но разве знал я, что могло быть невозможным во всей этой истории?
Почему в бетонированном подвале он задал мне тот вопрос? Харден не сам его
выдумал, за это ручаюсь головой.
     Так я блуждал около часа, временами почти вслух  разговаривая  сам  с
собой, придумывал тысячи вариантов, но ни на что не мог решиться.  Миновал
полдень, когда я поехал в городскую библиотеку, набрал гору книг и  уселся
под лампой в  читальне.  Но,  начав  перелистывать  злосчастные  фолианты,
понял, что это бесполезное занятие - вся наука о  системах  и  соединениях
электронных  мозгов  была  бессильна  мне  помочь.  Скорей   здесь   нужна
психология - подумал я и отнес книги  дежурному.  Тот  посмотрел  на  меня
искоса: я не просидел за книгами и десяти минут. Мне было все равно. Домой
идти не хотелось, не хотелось никого видеть. Я  старался  подготовиться  к
встрече с Харденом. Был уже второй час, и  пустой  желудок  давал  о  себе
знать. Я пошел в закусочную-автомат и стоя съел порцию сосисок. Вдруг  мне
стало смешно - как все это  бессмысленно.  Желатин  в  чашечках  -  кто-то
должен был его есть? И предназначался ли он вообще в пищу?
     Было почти четыре, когда я позвонил у дверей Хардена. Я услышал  шаги
и впервые понял: меня более всего угнетает то, что я должен  относиться  к
Хардену, как к противнику. В коридорчике  было  темно,  но  с  первого  же
взгляда я рассмотрел, как выглядит Харден. Он стал ниже ростом, сгорбился.
Словно постарел за ночь. Харден никогда не  казался  слишком  здоровым,  а
сейчас походил на  библейского  Лазаря:  ввалившиеся  щеки,  под  опухшими
глазами - синяки, шея под воротником пиджака забинтована. Он впустил  меня
без единого слова.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.079 сек.