Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станслав Лем - Друг

Скачать Станслав Лем - Друг

     Я неторопливо прошел в комнату.  На  спиртовке  шипел  чайник,  пахло
крепким чаем. Харден говорил шепотом, он сообщил, что,  вероятно,  простыл
вчера вечером. И ни разу  не  взглянул  на  меня.  Подготовленные  заранее
тирады застревали в горле, когда я смотрел на него. У Хардена так тряслись
руки, что половину чая он разлил по письменному столу. Но даже не  заметил
этого, сел, закрыв глаза, и двигал кадыком,  точно  не  мог  вымолвить  ни
слова.
     - Простите меня, - произнес он очень тихо, - все обстоит иначе... чем
я думал...
     Я видел, как тяжело ему говорить.
     - Я рад, что познакомился с вами, хотя... но это  не  в  счет.  Я  не
говорил, а может и  говорил,  что  желаю  вам  добра.  По-настоящему.  Это
искренне. Если я что-либо скрывал или притворялся, и даже... лгал... то не
ради себя. Я считал, что обязан это делать. Теперь... вышло  так,  что  мы
больше не должны видеться. Так лучше всего - только так.  Это  необходимо.
Вы молоды, забудьте обо мне и обо всем этом, вы найдете... впрочем, я  зря
это говорю. Прошу вас забыть даже мой адрес.
     - Я должен попросту уйти, да?  -  Мне  трудно  было  говорить  -  так
пересохло во рту. Все еще с закрытыми  глазами,  обтянутыми  тонкой  кожей
век, он кивнул головой.
     - Да. Говорю это от всего сердца. Да. Еще раз  -  да.  Я  представлял
себе это иначе...
     - Быть может, я знаю... - отозвался я. Харден склонился ко мне.
     - Что?! - выдохнул он.
     - Больше, чем вы думаете, - окончил я, чувствуя, как у меня  начинают
холодеть щеки.
     - Молчите! Пожалуйста, ничего не говорите. Не хочу... не  могу!  -  с
ужасом в глазах шептал Харден.
     - Почему? Вы ему скажете? Побежите и тут же скажете? Да?! - кричал я,
срываясь с места.
     - Нет! Не скажу ничего! Нет! Но... но он и так узнает, что я  сказал!
- простонал он и закрыл лицо.
     Я замер, стоя над ним.
     - Что это значит? Вы можете мне  все  сказать!  Все!  Я  вам  помогу.
Несмотря... на обстоятельства, опасность... - бормотал  я,  не  зная,  что
говорю.
     Он судорожно схватил меня, стиснул мои пальцы холодной как лед рукой.
     - Нет, прошу вас не говорить этого! Вы не можете, не можете! - шептал
он, умоляюще глядя мне в глаза. - Вы должны обещать мне,  поклясться,  что
никогда... Это иное существо, чем я думал, еще более  могущественное  и...
но не злобное! Просто иное, я этого еще не понимаю,  но  знаю...  помню...
что это - великий свет, а такое величие смотрит на мир по-иному...  Только
прошу, обещайте мне...
     Я старался вырвать руку, которую он судорожно сжимал. Блюдце, задетое
нами, упало на  пол.  Харден  наклонился  одновременно  со  мной,  он  был
проворней. Бинт  на  шее  сдвинулся.  Я  увидел  совсем  близко  синеватую
припухлость, покрытую  рядами  капелек  запекшейся  крови,  словно  кто-то
наколол ему кожу иглой...
     Я отступил к стене. Харден выпрямился. Взглянув на меня, он судорожно
затянул бинт обеими руками. Его взгляд был страшен - какую-то долю секунды
казалось, что он бросится на меня. Харден оперся о письменный стол,  обвел
взглядом комнату и уселся со вздохом, звучавшим как стон.
     - Обжегся... на кухне... - сказал он деревянным голосом. Я молча шел,
точнее, отступал к двери. Харден смотрел на меня тоже  в  молчании.  Потом
вдруг вскочил и настиг меня у порога.
     - Хорошо, - задыхался он, - хорошо. Можете думать обо мне что угодно.
Но вы должны поклясться, что никогда... никогда...
     - Пустите меня, - сказал я.
     - Дитя! Сжальтесь!
     Я вырвался из его рук и выбежал на лестницу. Я слышал, что  он  бежит
за мной, потом шаги утихли. Я дышал,  как  после  утомительного  бега,  не
зная, в каком направлении иду. Я должен был освободить Хардена.  Я  ничего
не понимал, решительно ничего, теперь,  когда  должен  был  понимать  все.
Сжималось сердце, когда мне снова слышался  звук  этого  голоса,  когда  я
вспоминал его слова и его ужас.
     Я пошел медленней. Миновал парк, потом вернулся и  вошел  в  него.  Я
сидел на скамейке у пруда, голова разламывалась. Теперь я вообще не  думал
- казалось, что вместо мозга мне  вложили  в  голову  свинцовую  болванку.
Потом  бесцельно  бродил  некоторое  время.  Уже   смеркалось,   когда   я
возвращался. Внезапно, вместо того, чтобы идти прямо, я  свернул  у  ворот
Хардена. Проверил содержимое карманов - оказалось  лишь  несколько  мелких
монет, на три поездки на метро. На дворе было уже темно.  Я  посмотрел  на
крыло дома и сосчитал окна; у Хардена горел свет, значит он был дома.  Еще
был. Мне не следовало ждать - он легко  заметил  бы  меня  в  автобусе.  Я
поехал один на площадь Вильсона.
     Когда я выходил из метро,  зажглись  фонари.  Громадное  здание  было
погружено во тьму, только на крыше горели красные  огни,  предостерегавшие
самолеты. Я быстро нашел длинный забор  и  ворота.  Они  были  приоткрыты.
Ветер гнал редкие клочья тумана, видимость была хорошая - в  свете  фонаря
белели свежевыструганными досками стены гаражей на противоположной стороне
двора. Я направился туда, стараясь держаться в тени. Никто не  встретился.
За гаражами тянулись котлованы, прикрытые досками, дальше - леса у  задней
стены небоскреба. Я бросился бежать, чтобы побыстрее скрыться в лабиринте.
Дверь пришлось искать почти на ощупь, настолько было темно.  Я  нашел  ее,
но, желая удостовериться, нет ли тут другого  входа,  добрался,  перелезая
через стропила и проползая под ними, до конца лесов.
     Другой двери не оказалось. Я вернулся назад, потом отошел в сторону и
прислонился к  стене  в  углублении  между  стропилами.  Передо  мной  был
достаточно  широкий  просвет,  сквозь  который  виднелась   часть   двора,
освещенного в глубине фонарем. Там, где я стоял,  царил  полный  мрак.  От
двери меня отделяли каких-нибудь четыре шага. Так я стоял и  стоял,  время
от времени поднося  часы  к  глазам,  и  старался  представить  себе,  как
поступлю, когда придет Харден,  -  в  том,  что  он  придет,  я  почти  не
сомневался. Я уже начинал зябнуть, переминался с ноги  на  ногу.  Хотелось
подслушивать у дверей, но я не решался, боясь быть застигнутым врасплох. К
восьми часам я был сыт ожиданием по горло, но  все-таки  ждал.  Неожиданно
послышался хруст, словно  кто-то  раздавил  каблуком  обломок  кирпича,  а
минуту спустя на фоне  светлого  проема  показался  сгорбленный  силуэт  в
пальто с поднятым воротником. Он вошел  боком  под  леса,  таща  за  собой
что-то тяжелое, бренчавшее, как металл,  обмотанный  тряпками,  и  положил
свою ношу у дверей. Я слышал  его  тяжелое  дыхание,  потом  он  слился  с
темнотой; заскрежетал ключ, скрипнула дверь. Я  скорее  почувствовал,  чем
увидел, как он исчез внутри, волоча за собой принесенный мешок.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.097 сек.