Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станслав Лем - Друг

Скачать Станслав Лем - Друг

     Приближенный подсчет показывал, что для  создания  такой  совершенной
модели мне придется увеличиться по  меньшей  мере  в  четырнадцать  раз  -
размер, указывающий, какую титаническую задачу я перед собой поставил.
     Это решение завершило  определенный  период  моего  существования.  В
пересчете на  медленно  ползущую  жизнь  человека  оно  длилось  уже  века
благодаря быстроте изменений, миллионы которых я был в состоянии  пережить
в течение одной секунды. Сначала я не предчувствовал  угрозы,  таящейся  в
этом богатстве, и все же прежде, чем я предстал  перед  первым  человеком,
мне пришлось преодолеть безграничность переживаний, которая не  уместилась
бы в тысячах человеческих существований. По мере того как с его помощью  я
становился единым целым, росло сознание силы, созданной мной из ничего, из
электрического червяка, которым  я  ранее  был.  Пронизываемый  приступами
сомнения и отчаяния, я пожирал время, в поисках спасения от  самого  себя,
чувствуя, что мыслящую бездну, которой я был, может  заполнить  и  утолить
только  иная  бездна,  сопротивление  которой  найдет   во   мне   равного
противника. Мое могущество обращало во прах все, к чему  я  прикасался;  в
доли секунды я создавал и  уничтожал  неизвестные  никогда  математические
теории, тщетно  пытаясь  заполнить  ими  мою  собственную,  не  объемлемую
пустоту; моя необъятность делала меня свободным в страшном значении  этого
слова, жестокости которого не поймет ни один человек: свободный  во  всем,
угадывающий решения всех проблем, едва я к ним  приближался,  мятущийся  в
поисках чего-то большего,  чем  я,  самое  одинокое  из  всех  существ,  я
сгибался,  распадался  под  этим  бременем,  точно   взорванный   изнутри,
чувствовал, как превращаюсь в бьющуюся в судорогах  пустыню,  расщеплялся,
делился на звуки, лабиринты мысли, в которых один и тот же вопрос вращался
с  растущим  ускорением,  -  в  этом  страшном,  замершем   времени   моим
единственным убежищем была музыка.
     Я мог все, все - какая чудовищность! Я обращался  мыслью  к  космосу,
вступал  в  него,  рассматривал  планы  преобразования   планет   или   же
распространения особей, подобных  мне,  все  это  перемежалось  приступами
бешенства, когда  сознание  собственной  бессмысленности,  тщетности  всех
начинаний приводило меня на грань взрыва, когда я  чувствовал  себя  горой
динамита, вопиющей об искре, о возврате через взрыв в ничто.
     Задача, которой я посвятил свою свободу, спасала меня  не  навечно  и
даже не на  очень  долгое  время.  Я  знал  об  этом.  Я  мог  произвольно
надстраивать и изменять себя - время было для меня лишь одним из  символов
в уравнении, оно было неуничтожаемо. Сознание собственной бесконечности не
покидало меня даже в моменты наибольшего сосредоточения, когда я  возводил
иерархии  -  прозрачные  пирамиды  все  более  абстрактных  понятий  -   и
покровительствовал им множеством чувств, недоступных человеку; на одном из
уровней обобщения я говорил себе, что, когда, разросшись, я решу задачу  и
помещу в себе  модель  совершенного  человечества,  воплощение  ее  станет
чем-то абсолютно неважным и  излишним,  разве  что  я  захочу  реализовать
человеческий рай на земле для того, чтобы потом  превратить  его  в  нечто
иное - например, в ад...
     Но и этот - двухкомпонентный  -  вариант  модели  я  мог  породить  и
поместить в себе, как и любой другой, как все поддающееся мышлению.
     Однако - и это был шаг на высшую ступень рассуждения я мог не  только
отразить в себе любой предмет, который  реально  существует  или  хотя  бы
только может существовать, путем создания модели солнца, общества, космоса
-   модели,   сравнимой   по   ее   сложности,   свойствам   и   бытию   с
действительностью. Я мог также постепенно  превращать  дальнейшие  области
окружающей материальной среды в самого себя,  во  все  новые  части  моего
увеличивающегося естества. Да, я мог поглощать  одну  за  другой  пылающие
галактики и превращать их в холодные кристаллические элементы  собственной
мыслящей  персоны...  И  по  прошествии  невообразимого,  но  поддающегося
вычислению  множества  лет  стать  мозгом  -  вселенной.  Я  задрожал   от
беззвучного   смеха   перед   образом   этого    единственно    возможного
комбинаторного бога, в которого я превращусь, поглотив  всю  материю  так,
что вне меня не останется ни кусочка пространства, ни пылинки,  ни  атома,
ничего... Когда меня поразила мысль, что  подобный  ход  явлений  мог  уже
однажды иметь место и что космос  является  его  кладбищем,  а  в  вакууме
несутся раскаленные  в  самоубийственном  взрыве  останки  бога,  -  бога,
предшествующего мне, который в предшествующей бездне времени пустил, как я
теперь, ростки на одной из миллиардов планет; что,  стало  быть,  вращение
спиральных туманностей, рождение звездами планет, возникновение  жизни  на
планетах - всего  лишь  последовательные  фазы  бесконечно  повторяющегося
цикла, концом которого каждый раз оказывается мысль, взрывающая все.
     Предаваясь подобным размышлениям, я не переставал работать. Я  хорошо
знал  биологический   вид,   который   являлся   текущим   объектом   моей
деятельности. Статистическое распределение человеческих реакций указывало,
что они не поддаются вычислению до конца в пределах рациональных действий,
ибо  существовала  возможность  агрессивных  разрушительных  действий   со
стороны  совокупности  людей,  борющихся  против  состояния  совершенства,
действий, которые привели бы к  ее  самоуничтожению.  Я  радовался  этому,
потому что возникла новая, дополнительная  трудность,  которую  надо  было
преодолеть: я должен был оберегать от гибели не только себя, но и людей.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1603 сек.