Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станслав Лем - Друг

Скачать Станслав Лем - Друг

     Признаюсь, я с нетерпением ожидал  понедельника.  Я  чувствовал,  что
затевается нечто необычайное, хотя и не мог понять,  что  же,  собственно,
произойдет. Пробовал представить себе различные  варианты,  например,  что
Харден  работает  над  изобретением  или  занимается  шпионажем,  но   это
абсолютно не вязалось с его персоной. Я убежден,  что  он  не  отличил  бы
диода от пентода и  был  менее,  чем  кто-либо  другой  в  мире,  способен
выполнить задание иностранной разведки.
     В понедельник я пришел на дежурство раньше времени и прождал два часа
с растущим нетерпением.
     Харден появился, когда я  уже  собирался  уходить.  Он  вошел  как-то
торжественно, поклонился у порога и подал  мне  руку,  а  потом  небольшой
пакет, аккуратно завернутый в белую бумагу.
     -  Добрый  день,  молодой  человек.  Рад,  что   застал   вас.   Хочу
поблагодарить вас за вашу доброту.  Вы  меня  выручили  в  весьма  сложном
положении. - Он  говорил  уверенно,  казалось,  что  он  заранее  все  это
сочинил. - Тут все, что вы любезно мне одолжили, - он указал  на  сверток,
который положил на стол.
     Мы оба стояли. Харден поклонился еще раз и сделал  движение,  как  бы
собираясь уйти, но остался.
     - Стоит ли говорить о пустяках, - сказал я,  желая  ободрить  его.  Я
думал, что Харден начнет горячо возражать, но он ничего не сказал  и  лишь
хмуро смотрел на меня, потирая подбородок полями  шляпы.  Я  заметил,  что
шляпу старательно чистили, однако без особых результатов.
     - Как вы знаете, я не состою членом  клуба...  -  проговорил  Харден,
неожиданно подошел к письменному столу, положил на него шляпу  и,  понизив
голос, продолжал:
     - Не осмеливаюсь снова  утруждать  вас.  Вы  и  так  много  для  меня
сделали. Все же, если вы согласитесь уделить  мне  пять  минут,  никак  не
больше... Речь идет не о материальной помощи,  боже  упаси!  Понимаете,  у
меня нет соответствующего образования и я не могу с этим справиться.
     Я не понимал, к чему он клонит, но был сильно заинтригован  и,  чтобы
придать ему смелости, сказал:
     - Ну, конечно, я помогу вам, если буду в силах.
     Он молчал, ничего не отвечая и не двигаясь с места, поэтому я  наугад
добавил:
     - Речь идет о каком-нибудь аппарате?
     - Что? Что вы говорите?! Откуда, откуда вы... - выпалил  перепуганный
Харден, как если  бы  я  сказал  нечто  неслыханное.  Казалось,  он  хочет
попросту удрать.
     - Но ведь это ясно, - по возможности  спокойно  ответил  я,  стараясь
улыбнуться. - Вы одалживали у меня провод и вилки, а стало быть...
     - О, вы необычайно проницательны, крайне проницательны,  -  в  словах
Хардена звучало не одобрение, а скорее испуг. Нет, никоим образом, то есть
- вы ведь человек чести, не правда ли? Могу ли, смею ли я  просить  вас...
То есть, одним  словом,  не  пообещаете  ли  вы  мне,  что  никому...  что
сохраните все, о чем мы говорим, в тайне?
     - Да, - ответил я решительным тоном и, чтобы убедить его, добавил:  -
Я никогда не нарушаю данного слова.
     - Я так и думал. Да! Я был в этом убежден! - сказал Харден,  сохраняя
хмурое выражение лица и не глядя мне в глаза. Еще раз потер  подбородок  и
прошептал: - Знаете... есть кой-какие помехи.  Не  знаю  почему.  Не  могу
понять. То почти хорошо, то ничего не разберешь.
     - Помехи, - повторил я, потому что он  умолк,  -  вы  имеете  в  виду
помехи приема?
     Я хотел добавить: "У вас есть  коротковолновый  приемник",  но  успел
произнести только "У вас...", как он вздрогнул.
     - Нет, нет, - прошептал Харден. - Речь идет не о приеме.  Кажется,  с
н_и_м_ что-то стряслось. Впрочем, откуда мне знать! Может,  он  просто  не
хочет со мной говорить.
     - Кто? - снова спросил я, потому что перестал понимать  Хардена;  тот
оглянулся и еще тише сказал:
     - Я принес это с собой. Схему, вернее, часть схемы. Я, знаете ли,  не
имею права, то есть не совсем имею право показывать ее кому бы то ни было,
но в последний раз получил разрешение. Это не моя  работа.  Вы  понимаете?
Мой друг, речь идет, собственно, о нем. Вот  рисунок.  Не  сердитесь,  что
нарисовано так плохо, я пытался изучать различные  специальные  книги,  но
это  не  помогло.  Все  надо  изготовить,  сделать  в  точности  так,  как
нарисовано. Я бы уж позаботился обо всем  необходимом.  Все  уже  есть,  я
раздобыл. Но мне этого не сделать! С такими руками, - он вытянул их, худые
желтые пальцы дрожали перед моим лицом, - вы же сами видите! В жизни я  ни
с чем подобным не сталкивался, мне и  инструмента  не  удержать,  такой  я
неумелый, а тут нужна сноровка! Речь идет о жизни...
     - Быть может, вы покажете  мне  рисунок,  -  медленно  проговорил  я,
стараясь не обращать внимания на его слова, и без того он слишком смахивал
на помешанного.
     - Ах, простите... - пробормотал Харден.
     Он расстелил на письменном столе кусок плотной бумаги для  рисования,
накрыл его обеими руками и тихо спросил:
     - Нельзя ли закрыть дверь?
     - Разумеется, можно, - ответил я, -  часы  дежурства  уже  кончились.
Можно даже запереть на ключ, - добавил я,  вышел  в  коридор  и  умышленно
громко, чтобы он слышал, два раза повернул в замке ключ. Я хотел завоевать
доверие Хардена.
     Вернувшись в комнату, я сел за письменный стол и взял в руки рисунок.
Он никак не походил на схему. Он вообще ни на что не походил, разве что на
детские каракули: попросту нарисованы соединенные  между  собой  квадраты,
обозначенные буквами и цифрами, -  не  то  распределительный  щит,  не  то
какой-то телефонный коммутатор,  изображенный  так,  что  волосы  вставали
дыбом. Символы не использовались, конденсаторы и дроссели  были  набросаны
"с натуры", словно их рисовал пятилетний ребенок. Смысла во всем  этом  не
было ни на  грош,  поскольку  оставалось  неизвестным,  что  означают  эти
квадратики с цифрами. Тут я заметил знакомые  буквы  и  числа  обозначения
различных катодных ламп. Всего их было восемь. Но это не был радиоаппарат.
Под квадратиками располагались  прямоугольнички  с  цифрами,  которые  уже
ничего мне не говорили; там же виднелись и греческие буквы - а все  вместе
выглядело как какой-то шифр или просто как рисунок сумасшедшего.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.09 сек.