Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станслав Лем - Друг

Скачать Станслав Лем - Друг

     Я разглядывал эту мазню  довольно  долго,  слыша  над  собой  громкое
дыхание Хардена. Я не мог даже  приблизительно  уловить  идею  аппарата  в
целом, но продолжал изучать  рисунок,  чувствуя,  что  из  Хардена  больше
ничего не вытянешь,  а  стало  быть,  придется  обойтись  тем  материалом,
который лежал передо мной. Не исключено, что если я  нажму  на  Хардена  и
потребую показать и разъяснить кое-что, то он перепугается и сбежит. И так
уж он оказал мне большое  доверие.  Поэтому  я  решил  начать  с  рисунка.
Единственная понятная часть напоминала фрагмент каскадного  усилителя,  но
скорее это был мой домысел, поскольку, как  я  уже  сказал,  все  в  целом
представляло  собой  нечто  совершенно  неизвестное  и  запутанное.   Была
подводка тока с напряжением в 500 вольт  -  настоящий  бред  радиотехника,
которого мучают кошмары.  Имелись  также  надписи,  которые  должны  были,
по-видимому, служить руководством  тому,  кто  бы  собрал  эту  установку;
например,  замечания  о  материале,  из  которого   следовало   изготовить
распределительный щит. Присмотревшись  как  следует  к  этой  путанице,  я
обнаружил нечто удивительное: наклонные прямоугольнички, стоящие на ножках
и обрамленные шторками, что-то вроде колыбелек. Я спросил Хардена, что это
такое.
     - Это? Это будут экраны, - ответил он, показывая  пальцем  на  другой
точно такой же  прямоугольничек,  в  который  действительно  было  вписано
мелкими буквами слово "экран".
     Меня это просто сразило. Скорее всего Харден  совершенно  не  отдавал
себе отчета в том, что  слово  "экран"  означает  в  электротехнике  нечто
совершенно  иное,  чем  в  обыденной  жизни,  и  там,  где  речь  шла   об
экранировании отдельных элементов аппаратуры, то есть об отделении друг от
друга электромагнитных полей заслонками,  или  экранами,  из  металла,  со
святой наивностью нарисовал экранчики, которые видел в кино!
     И в то же время в  нижнем  углу  схемы  располагался  фильтр  высоких
частот,  подключенный  совершенно   новым,   неизвестным   мне   способом,
необычайно остроумно - это была просто первоклассная находка.
     - Вы сами это рисовали? - спросил я.
     - Да, я. А что?
     - Тут есть фильтр, - начал я,  указывая  карандашом,  но  он  прервал
меня:
     - Простите, я в этом не разбираюсь. Я рисовал, следуя указаниям.  Мой
друг... он, стало быть, является в некотором смысле автором...
     Харден умолк. Внезапно у меня блеснула идея.
     - Вы общаетесь с ним по радио? - спросил я.
     - Что? Конечно, нет!
     - По телефону? - непоколебимо выспрашивал я.  Харден  внезапно  начал
дрожать.
     - Что... что вам нужно? - пролепетал он,  тяжело  опираясь  на  стол.
Казалось, ему делается дурно. Я принес из мастерской табурет,  на  который
он опустился, словно одряхлев за время разговора.
     - Вы с ним  встречаетесь?  -  спросил  я.  Харден  медленно  наклонил
голову.
     - Почему же вы больше не пользуетесь его помощью?
     - О, это невозможно... - сказал он, неожиданно вздохнув.
     - Если ваш друг находится не здесь  и  с  ним  нужно  объясняться  на
расстоянии, то я могу одолжить вам мой радиоаппарат, -  сказал  я  не  без
умысла.
     - Но это ничего  не  даст!  -  воскликнул  Харден.  -  Нет,  нет.  Он
действительно здесь.
     - Почему же он сам не  зайдет  ко  мне?  -  бросил  я.  Лицо  Хардена
исказила какая-то спазматическая улыбка.
     - Это невозможно. Он не является... его нельзя...  Поверьте,  это  не
моя тайна, я не имею права ее выдать... - неожиданно горячо сказал  Харден
с такой доверчивостью, что я поверил в его искренность.  От  напряжения  у
меня разламывалась голова, но я не мог уразуметь, о чем  идет  речь.  Одно
было абсолютно ясно: Харден совершенно не  разбирался  в  радиотехнике,  а
схема была творением друга, о котором он выражался столь туманно.
     - Послушайте, - неторопливо начал я, - что касается меня,  то  можете
быть полностью уверены в  моем  уменье  хранить  тайны.  Я  не  хочу  даже
спрашивать, что вы делаете и для чего это предназначено,  -  я  указал  на
рисунок, - но, чтобы помочь вам, мне надо, во-первых, скопировать рисунок,
а во-вторых, мою копию должен просмотреть ваш друг,  который,  по-видимому
знает в этом толк...
     - Это невозможно... - прошептал  Харден.  -  Я...  я  должен  был  бы
оставить вам рисунок?
     - А как же иначе? Вам надо смонтировать этот аппарат не так ли?
     - Я... я бы принес все что нужно, если вы позволите, - сказал Харден.
     - Не знаю, выйдет ли, - сказал я, - удастся ли это осуществить.
     Когда я взглянул на Хардена,  тот  выглядел  совершенно  подавленным.
Губы у него дрожали, он заслонил их шляпой. Мне стало очень жаль его.
     - Впрочем, можно попробовать, - сказал я равнодушно, -  хотя,  следуя
столь неточной схеме, вряд ли можно смастерить что-либо путное. Пусть  ваш
друг просмотрит схему или, черт побери, просто перерисует ее толково.
     Посмотрев на Хардена, я понял, что требую невозможного.
     - Когда я могу зайти? - спросил он наконец.
     Мы условились, что он придет  через  два  дня.  Харден  почти  вырвал
рисунок у меня из рук, спрятал его во внутренний карман и  окинул  комнату
невидящим взглядом.
     - Я, пожалуй, пойду. Не буду... не хочу отнимать у вас  время.  Очень
благодарен, до свидания. Я приду, стало  быть,  если  можно.  Но  никто...
никто... никому...
     Я еще раз обещал ничего не говорить, удивляясь собственному терпению.
Выходя, он неожиданно остановился.
     - Извините... я еще раз осмелюсь. Вы не знаете  случайно,  где  можно
достать желатин?
     - Что?
     - Желатин,  -  повторил  он,  -  обычный   сухой  желатин  в  листах,
кажется...
     - Скорее всего в продовольственном магазине, - посоветовал я.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0934 сек.