Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Маска

Скачать Станислав Лем. - Маска

     Я бежала в дождь и в жару через луга, овраги и заросли, сухой  тростник
хлестал  по  моему  туловищу,  а  вода ручьев и луж, через которые я неслась
напрямик, обдавала меня и скатывалась по выпуклой спине, по голове и  глазам
крупными,  как  слезы,  каплями,  но это были не слезы. В своем непрестанном
беге я видела, что каждый, кто замечал меня еще издали, тотчас отворачивался
и становился лицом к стене или к дереву, а если рядом ничего не было,  падал
на  колени, закрыв руками лицо, или валился ничком и долго еще лежал, хотя я
была уже далеко. Мне не нужен был сон, и потому я бежала  и  ночью,  и  днем
через  деревни, селения, местечки, через рынки, полные плодов, вялившихся на
веревках, и глиняных горшков, и целые толпы селян  разбегались  передо  мной
врассыпную,  и  дети  с визгом бросались в боковые улочки, а я, ни на что не
обращая внимания, мчалась по назначенному мне следу.  Я  уже  позабыла  лицо
того  человека, и мое сознание, видимо, менее выносливое, чем тело, сужалось
-- особенно во время ночного бега -- настолько, что я  уже  не  знала,  кого
преследую и вообще преследую ли кого-то: знала только, что единственная воля
моя  -- мчаться так, чтобы запах, ведущий меня в этом буйном половодье мира,
сохранялся и усиливался, ибо, если он ослабевал, это значило, что я  сбилась
с  верного  пути.  Я  никого  ни  о  чем  не  спрашивала, да и меня никто не
отваживался бы о чем-либо спросить. Пространство, разделявшее  меня  и  тех,
кто  съеживался  у стен при моем появлении или падал наземь, закрывая руками
затылок,  было  полно  напряженного  молчания,  и  я  воспринимала  его  как
положенную  мне  почтительную  дань  ужаса,  ибо  я  шла  королевским путем,
наделенная  беспредельным  могуществом.  И  разве  лишь  маленький  ребенок,
которого родители не успели подхватить на руки при моем внезапном появлении,
принимался  плакать,  но мне было не до него, потому что моей воле надлежало
неустанно быть предельно  собранной,  сосредоточенной,  разом  обращенной  и
наружу,  в  зеленый, песчаный, каменистый мир, окутанный голубой дымкой, и в
мой внутренний мир, где в четкой работе обоих моих легких  рождалась  музыка
молекул, прекрасная, совершенная в своей безошибочности. Я пересекала реки и
рукава  лиманов,  пороги,  илистые  впадины  высыхающих озер, и всякая тварь
бежала меня, уносясь скачками или лихорадочно зарываясь в  спекшийся  грунт,
но,  вздумай  я  на них поохотиться, бегство было бы напрасным, ибо никто из
них не был так молниеносно проворен, как я, но что мне до них  --  косматых,
четвероногих,  длинноухих  тварей, издающих писк, вой или хриплое ржание, --
ведь у меня была иная цель...
     Иногда я, как снаряд, пробивала большие муравейники  --  их  обитатели,
рыжие,   черные,  пятнистые,  бессильно  скатывались  по  моему  сверкающему
панцирю, а раза  два  какие-то  существа,  несравненно  крупнее  других,  не
уступили  мне  дорогу  -- я ничего против них не имела, но, чтобы не тратить
времени на обход окружным путем, я сжималась в прыжке и на лету прошивала их
насквозь под треск костей и бульканье  красных  струек,  брызгавших  мне  на
спину  и  на голову, и удалялась так быстро, что даже не успевала подумать о
смерти, причиненной таким внезапным  и  быстрым  ударом.  Помню  также,  как
пробиралась  через  поля  сражений, беспорядочно усеянные множеством серых и
зеленых мундиров -- одни еще шевелились, а  из  других  уже  торчали  кости,
грязно-белые,  как подтаявший снег, но я ни на что не обращала внимания, и у
меня была высшая цель, и она была под силу только мне.
     Из того, как след вился, петлял, пересекал сам себя, из  того,  как  он
почти   исчезал   на  берегах  соленых  озер  в  пережженной  солнцем  пыли,
раздражавшей мои легкие, или смытый дождями, я постепенно пришла  к  выводу,
что  тот,  кто  ускользает  от меня, изворотлив и хитер и идет на все, чтобы
ввести меня в заблуждение и оборвать цепочку  частиц,  отмеченных  признаком
единства.  Если  бы  тот,  кого  я  преследовала, был простым смертным, я бы
настигла его по истечении предопределенного времени, того, какое необходимо,
дабы страх и отчаяние в должной мере  усугубили  назначенную  ему  кару,  --
тогда  бы  я  наверняка  догнала  его  благодаря своей неутомимой быстроте и
безошибочной работе сыщицких легких -- и уничтожила быстрее, чем  успела  бы
это  осознать.  Но  я не стала наступать ему сразу на пятки: я шла по хорошо
остывшему следу, чтобы насладиться своим мастерством,  а  вместе  с  тем  по
исконному  обычаю  дать  гонимому  время  накопить в себе отчаяние, но порой
позволяла ему хорошенько оторваться, потому что,  чувствуя  мою  неотступную
близость,  он  в  безысходной  тоске  мог  учинить над собою зло и тем самым
ускользнуть от меня и от воздаяния, которое  я  ему  несла.  Мне  надо  было
настичь  его  не  слишком  быстро  и  совсем  не внезапно, ибо он должен был
прочувствовать все, что его ожидает. А потому я  по  ночам  останавливалась,
укрываясь  в чащах не для отдыха, который мне не был нужен, а для умышленных
проволочек и для того, чтобы рассчитать дальнейшие действия. Я уже не думала
о преследуемом как об Арродесе, моем бывшем возлюбленном, -- память об  этом
почти  зарубцевалась,  и ее не стоило тревожить. Я жалела только, что теперь
лишена дара усмехаться, хотя бы при воспоминаниях о былых  фортелях,  сиречь
Ангелите,  дуэнье, сладостной Миньон. И я разглядывала себя лунными ночами в
зеркале воды, чтобы убедиться, что ныне ничем  на  них  не  похожа,  хотя  и
осталась  красивой,  однако  теперь  это  была другая красота, смертоносная,
внушающая страх, великий, подобный восхищению. Тех  моих  ночей  в  укромных
логовах  мне  хватало на то, чтобы очистить брюшко от комков засохшей грязи,
доведя его до серебряного блеска, и перед тем, как  пуститься  в  дальнейший
путь,  я  всякий  раз  легонько  раскачивала  прыжковыми ногами втулку жала,
проверяя ее готовность, потому что день и час мне были неизвестны.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0805 сек.