Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Маска

Скачать Станислав Лем. - Маска

      Насколько я могла заметить, до конца, моего рассказа  монах  ничуть  не
избавился  от  подозрительности:  он  как  бы.  заранее,  еще  прежде, чем я
заговорила, решил для себя, что все, что я скажу, не подпадает под  таинство
исповеди,  так как, по его разумению, я была существом, лишенным собственной
воли. А кроме того, наверное, подумал, не подослана ли я к  нему  умышленно,
ведь,  по  слухам, иные лазутчики маскируются еще коварнее. Однако заговорил
он со мной доброжелательно.
     Он спросил меня: "А что, если бы ты нашла того, кого ищешь?  Знаешь  ли
ты, что бы ты сделала тогда?"
     И  я  сказала: "Отец мой, я знаю только то, чего не хочу сделать, но не
знаю, какая сила, кроющаяся во мне, пробудится в тот миг, а потому  не  могу
сказать, не буду ли я принуждена погубить его".
     И  он  спросил  меня:  "Какой  же совет я могу тебе дать? Хочешь ли ты,
чтобы этот жребий был снят с тебя?"
     Лежа, словно пес, у его ног, я подняла голову и, видя, как он  жмурится
от  солнечного  луча,  который  ударил  ему в очи, отраженный серебром моего
черепа, сказала:
     -- Ничего так не желаю, как этого,  хоть  и  понимаю,  что  судьба  моя
станет  тогда жестокой, потому что не будет у меня тогда более никакой цели.
Не я выдумала  то,  для  чего  сотворена,  и  значит,  мне  дорого  придется
заплатить,  если  преступлю  королевскую  волю,  ибо  немыслимо,  чтобы  мое
преступление осталось безнаказанным, и меня в свою очередь возьмут на прицел
оружейники из дворцовых подземелий и вышлют в погоню железную  свору,  чтобы
уничтожить  меня.  А если бы я даже спаслась, воспользовавшись заложенным во
мне искусством, и убежала хоть на край света, то где бы я ни очутилась,  все
станут  бежать  меня, и я не найду цели, ради которой стоило бы существовать
дальше. И даже судьба, подобная твоей, также будет для меня закрыта,  потому
что  каждый,  имеющий, как ты, власть, так же, как ты, ответит мне, что я не
свободна духовно,  и  потому  мне  не  дано  будет  обрести  убежища  и  под
монастырским кровом.
     Монах задумался и потом сказал удивленно:
     -- Я  ничего  не  знаю  об устройствах, подобных тебе, но я вижу тебя и
слышу, и ты по твоим речам представляешься мне разумной, хотя и  подчиненной
какому-то  принуждению,  и  -- коль скоро ты, машина, борешься, как сама мне
поведала, с этим принуждением и говоришь, что чувствовала бы себя свободной,
если бы у тебя отняли стремление убить, -- то скажи мне, как  ты  чувствуешь
себя сейчас, когда оно в тебе?
     И я сказала на это:
     -- Отче,   хоть   мне  с  ним  и  худо,  но  я  превосходно  знаю,  как
преследовать, как настигать, следить, подсматривать и подслушивать,  таиться
и  прятаться,  как  ломать  на пути препятствия, подкрадываться, обманывать,
кружить  и  сжимать  петлю  кругов,  причем,  исполняя  все  это  быстро   и
безошибочно,  я  становлюсь  орудием неумолимой судьбы, и это доставляет мне
радость, которая, наверное, с умыслом была вписана пламенем в мое нутро.
     -- Снова спрашиваю тебя, -- сказал монах. --  Что  ты  сделаешь,  когда
увидишь Арродеса?
     -- Снова  отвечаю,  отче, что не знаю, ибо не хочу причинить ему ничего
дурного, но то, что заложено во мне, может оказаться сильнее меня.
     Выслушав мой ответ, он прикрыл глаза рукой и промолвил:
     -- Ты -- сестра моя.
     -- Как это понимать? -- спросила я в полнейшем недоумении.
     -- Так, как сказано, -- ответил он. -- А это значит, что я  не  возвышу
себя над тобой и не унижу себя пред тобою, потому что, как бы различны мы ни
были,  твое  неведение,  в  котором  ты призналась, делает нас равными перед
лицом Провидения. А если так, иди за мной, и я покажу тебе нечто.
     Мы прошли через монастырский  сад  к  старому  дровяному  сараю.  Монах
толкнул  скрипучие  двери,  и  когда  они распахнулись, то в сумраке сарая я
различила лежащий на соломе темный предмет, а сквозь  ноздри  в  мои  легкие
ворвался  тот  неустанно  подгонявший меня запах, такой сильный здесь, что я
почувствовала, как само взводится и высовывается из лонной втулки жало, но в
следующую минуту взглядом переключенных на  темноту  глаз  я  заметила,  что
ошиблась.  На  соломе  лежала  только  брошенная одежда. Монах по моей дрожи
понял, как я потрясена, и сказал:
     -- Да, здесь был Арродес. Он скрывался в нашем монастыре целый месяц  с
тех  пор,  как  ему  удалось  сбить тебя со следа. Он страдал оттого, что не
может предаваться прежним занятиям, и ученики, которым он тайно дал знать  о
себе,  посещали  его  по  ночам, но среди них оказались два мерзавца, и пять
дней назад они его увели.
     -- Ты хотел сказать "королевские посланцы"?  --  спросила  я,  все  еще
дрожа и молитвенно прижимая к груди скрещенные щупальца.
     -- Нет,  я  говорю  "мерзавцы",  потому  что  они взяли его хитростью и
силой. Глухонемой мальчик, которого мы приютили, один видел, как  они  увели
его на рассвете, связанного и с ножом у горла.
     -- Его  похитили?  --  спросила.  я,  ничего  не понимая. -- Кто? Куда?
Зачем?
     -- Думаю, затем, чтобы извлечь для себя корысть из его мудрости. Мы  не
можем обратиться за помощью к закону, потому что это -- королевский закон. А
эти  двое  заставят  его  им служить, а если он откажется, убьют его и уйдут
безнаказанными.
     -- Отче! -- воскликнула  я.  --  Да  будет  благословен  час,  когда  я
осмелилась  приблизиться  и  обратиться  к  тебе.  Я  пойду теперь по следам
похитителей и освобожу Арродеса.  Я  умею  преследовать,  настигать:  ничего
другого  я  не  умею  делать  лучше -- только покажи мне верное направление,
которое ты узнал от немого мальчика.
     Он возразил:
     -- Но ты же не знаешь, сможешь ли удержаться, -- ты ведь  сама  в  этом
призналась!
     И я сказала:
     -- Да,  но  я  верю,  что  найду  какой-нибудь выход. Может быть, найду
мастера, который отыщет во мне  нужный  контур  и  изменит  его  так,  чтобы
преследуемый превратился в спасаемого.
     А монах сказал:
     -- Прежде  чем  отправиться  в  путь, ты, если хочешь, можешь попросить
совета у одного из наших братьев: до того, как присоединиться к нам, он  был
в миру посвящен именно в такое искусство. Здесь он пользует нас как лекарь.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1049 сек.