Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Маска

Скачать Станислав Лем. - Маска

      Пробившись  сквозь  густые  заросли  орешника  к  первому  травянистому
склону, я неожиданно потеряла след. Напрасно я искала его; вот здесь он был,
а  дальше  --  исчез,  как  будто  преследуемые  провалились сквозь землю. Я
догадалась вернуться в чащу и не без труда отыскала куст,  у  которого  было
срублено  несколько самых толстых ветвей. Обнюхав срезы, истекающие соком, я
вернулась туда,  где  след  исчезал,  и  нашла  его  продолжение  по  запаху
орешника.  Беглецы  учли,  что  полоса верхнего запаха недолго продержится в
воздухе -- ее скоро сдует горный ветер -- и потому воспользовались ходулями,
но и эта уловка только подхлестнула меня. Запах орешника вскоре ослабел,  но
я  разгадала  и  новый  их  фортель  --  они обернули концы ходуль обрывками
джутового мешка. Брошенные ходули я нашла неподалеку от  скалистого  обрыва.
Склон  был  усеян огромными замшелыми валунами, которые громоздились друг на
друга так, что преодолеть эту  россыпь  можно  было,  лишь  прыгая  большими
скачками  с  камня  на камень. Так и поступили мои противники, однако они не
избрали прямого пути -- они петляли. Из-за этого  мне  приходилось  сползать
чуть  ли  не  с каждого валуна, чтобы, обежав кругом, сызнова отыскать нюхом
зыблющиеся в воздухе частички их запаха. Так я дошла до отвесной  скалы,  по
которой  они  вскарабкались  наверх.  Они  не  смогли бы взобраться туда, не
развязав руки своему пленнику, но меня не удивило, что он добровольно  полез
вместе  с  ними, -- пути назад теперь для него уже не было. Я поползла вверх
по разогретому камню, ведомая отчетливым, утроенной силы запахом -- ведь  им
приходилось  взбираться  по  этой  отвесной стене, цепляясь за каждый уступ,
промоину, впадину: не было такого клочка седого мха, забившегося в расщелину
нависших скал, ни мелкой трещинки,  дающей  минутную  опору  ногам,  которую
похитители не использовали бы как ступеньку. Порой в самых трудных местах им
приходилось останавливаться, чтобы выбрать дальнейший путь, -- я чувствовала
это  по  усиливающемуся  запаху.  А  я буквально мчалась вверх, едва касаясь
скалы, чувствуя, как сильнее и сильнее все во мне дрожало, как  все  во  мне
играло  и  пело,  ибо  эти  люди были достойны меня, я чувствовала радость и
изумление, потому что восхождение, которое они проделывали втроем, страхуясь
одной веревкой, джутовый запах которой остался на острых выступах  камня,  я
совершала  одна  и  без  особых  усилий  и  ничто  не могло сбить меня с той
поднебесной тропы. На вершине меня встретил сильный ветер,  который  свистел
на   остром,  как  нож,  гребне,  но  я  даже  головы  не  повернула,  чтобы
полюбоваться на простершуюся далеко внизу зеленую страну и горизонты, тающие
в голубой дымке, а принялась  ползать  по  гребню  взад  и  вперед,  пока  в
незаметной  выбоине  не  нашла  продолжение следа. Беловатый излом и осколки
камня обозначили место, где один из путников  сорвался.  Перегнувшись  через
каменную  грань,  я  посмотрела  вниз  и  увидела  маленькую фигурку, словно
отдыхавшую на середине склона, и острым зрением различила даже темные  капли
на  известняке,  словно  оставленные  недолгим  кровавым дождем. Двое других
пошли дальше по гребню, и я пожалела, что мне достанется теперь  всего  один
стерегущий  Арродеса  враг,  потому  что  никогда до сей поры не ощущала так
сильно, сколь благородно мое дело, и не была исполнена такой жаждой  борьбы,
отрезвляющей  и  опьяняющей одновременно. Я побежала вдоль гребня под уклон,
ибо беглецы избрали именно это направление, оставив  погибшего  в  пропасти,
ведь  они  очень  спешили,  а его мгновенная смерть при падении была для них
несомненна. Я приближалась к скальным воротам, похожим на руины  гигантского
собора,  от  которого  остались  только  столбы  разбитого  портала, боковые
контрфорсы и одно высокое окно, сквозь которое светилось небо, а на его фоне
выделялось тоненькое деревце, с  бессознательной  отвагой  выросшее  там  из
семени,  занесенного ветром в горсть праха. За воротами начиналась скалистая
котловина, наполовину затянутая  туманом,  придавленная  длинной  тучей,  из
складок  которой  сыпался  мелкий  искрящийся снег. Пробегая в тени, которую
отбрасывала причудливая башня, я услышала грохот сыплющихся камней, и тут же
по склону скатилась лавина. Глыбы колотились об  меня  с  такой  силой,  что
высекали  дым  и  искры  из  моих  боков, но я, поджав все свои ноги, успела
упасть в неглубокую выемку под валуном  и  в  безопасности  переждала,  пока
пролетели  последние  обломки.  Мне  пришла в голову мысль, что тот, второй,
который вел Арродеса, нарочно выбрал это лавиноопасное место в расчете,  что
я,  не  зная гор, попаду под обвал и обвал -- хоть надежда на это и невелика
-- раздавит меня. Такая мысль меня обрадовала:
     ведь если противник не только убегает и путает следы,  но  и  нападает,
борьба  становится  более  достойной.  На  дне  выбеленной  снегом котловины
виднелась постройка -- то ли дом, то ли замок, сложенный  из  самых  тяжелых
валунов,  какие  в одиночку не сдвинул бы и гигант; я поняла, что это и есть
убежище врага, ибо где же ему еще быть в этой глуши. И, бросив поиски следа,
стала сползать с  осыпи,  погрузив  задние  ноги  в  сыплющийся  щебень,  --
передними  я  как  бы  плавала  в мелких обломках, а средней парой тормозила
спуск, чтобы не сорваться. Так я добралась до слежавшегося снега и  по  нему
уже  почти  бесшумно  пошла дальше, пробуя на каждом шагу, не провалюсь ли в
какую-нибудь бездонную расщелину. Надо было идти осторожно, ибо враг  ожидал
моего  появления со стороны перевала, и я не стала подходить слишком близко,
чтобы  меня  не  заметили  из  укрепленного   здания,   а   втиснулась   под
грибообразный валун и принялась терпеливо ждать наступления ночи.
     Стемнело  быстро,  но  снег все порошил, ночь оказалась светлой, и я не
отважилась приблизиться к  дому,  а  только  приподнялась,  подперев  голову
скрещенными передними ногами так, чтобы хорошо видеть его издали.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.6681 сек.