Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Станислав Лем. - Маска

Скачать Станислав Лем. - Маска

      После полуночи снег перестал, но я не отряхивала его с себя, потому что
он сделал   меня   похожей  на  окружающие  предметы,  и  от  лунных  лучей,
пробивающихся меж облаками, сиял, как подвенечное платье, которого мне так и
не пришлось надеть. Потом я потихоньку  поползла  в  сторону  хорошо  видной
издали  темной глыбы дома, не спуская глаз с окна на втором этаже, в котором
тускло тлел желтоватый свет. Я прикрыла зрачки тяжелыми веками,  чтобы  луна
не слепила меня, а к слабому освещению я была приспособлена. Мне показалось,
что  в  этом  окне  что-то  двинулось и какая-то большая тень проплыла вдоль
стены, и я поползла быстрее, пока не добралась до подножья  постройки.  Метр
за  метром я стала взбираться по кладке, это было нетрудно, потому что между
камнями не было швов, их соединяла только собственная огромная тяжесть.  Так
я  добралась  до  нижнего  ряда  окон,  черневших,  как  крепостные бойницы,
предназначенные для пушечных жерл. Все они зияли мраком и  пустотой.  Внутри
царила  такая тишина, будто уже много веков единственной хозяйкой здесь была
смерть. Чтобы лучше видеть, я включила свое ночное зрение, сунула  голову  в
каменный  проем, открыла светящиеся глаза своих щупальцев, и в глубь комнаты
пошел от них фосфорический  свет.  Напротив  окна  я  увидела  сложенный  из
шершавых  плит  закопченный  камин, в котором давно остыла кучка рассохшихся
поленьев  и  обугленного  хвороста,  у  стены  заметила  скамью   и   ржавые
инструменты,  в  углу  виднелось продавленное ложе и груда каких-то каменных
ядер. Мне показалось странным, что вход ничем не защищен и дверь  в  глубине
распахнута  настежь,  но  именно  в  этом  я  увидела  западню и, не поверив
заманивающей пустоте, вновь бесшумно убрала голову  и  стала  взбираться  на
верхний  этаж.  К  окну,  из  которого  лился  тусклый свет, я и не подумала
приблизиться. Наконец я выбралась на крышу  и  на  ее  заснеженной  площадке
прилегла   по-собачьи,   решив  дождаться  здесь  рассвета.  Снизу  до  меня
доносились два голоса, но я не могла разобрать слов. Я лежала без  движения,
страшась той минуты, когда брошусь на противника, чтобы освободить Арродеса.
В  напряженном  оцепенении  я  мысленно  рисовала  картины  борьбы,  которая
завершится уколом жала, но в то же время, пытаясь проникнуть в тайное тайных
своей души, уже не доискивалась, как прежде, истоков движущей меня  воли,  а
искала  там  хотя бы самый слабый намек, знак, который открыл бы мне, одного
ли только человека я погублю.
     Не знаю, когда исчезла моя нерешительность.  Я  все  еще  находилась  в
неведении,  все  так же не знала себя, но именно незнание того, прибыла ли я
как избавительница или как убийца, вновь вызвало у меня ощущение чего-то  до
сих  пор  неизвестного,  непонятно  нового,  придало  каждому моему движению
девственную загадочность и наполнило меня восторгом. Этот восторг очень меня
удивил, и я подумала, не в том ли снова проявилась мудрость моих создателей,
что я могла в моем безграничном могуществе видеть способность нести сразу  и
помощь,  и  гибель.  Но даже и в этом я не была уверена. Вдруг снизу до меня
донесся резкий короткий звук и сдавленный крик, а потом глухой стук,  словно
упало  что-то  тяжелое,  --  и  снова  тишина.  Тотчас  я  поползла с крыши,
перегнувшись через ее край так, что задняя пара ног и втулка жала находились
еще на кровле, грудь терлась  о  стену,  а  голова,  дрожа  от  усилий,  уже
дотягивалась до окна.
     Свеча,  сброшенная  на пол, погасла, только фитиль еще тлел красноватым
огоньком. Усилив ночное зрение, я увидела лежащее под столом  тело,  залитое
кровью, которое при этом освещении казалось черным, и, хотя все мое существо
требовало  прыжка,  я  сначала  втянула  в  себя  воздух  с  запахом крови и
стеарина. Это был чужой человек, -- видимо, дело дошло до схватки и  Арродес
опередил меня. Как, когда и почему -- эти вопросы меня не занимали: меня как
громом  поразило то, что с ним, живым, я осталась в этом пустом доме один на
один, что нас теперь только двое. Я вся дрожала, суженая и  убийца,  отмечая
одновременно  немигающим  оком  мерные судороги этого большого тела, которое
испускало последнее дыхание. Вот сейчас бы уйти потихоньку в мир заснеженных
гор, чтобы только не оказаться с ним лицом к лицу, чтобы не встретились  две
пары  наших  глаз,  нет, три пары, поправила я себя и поняла, как безвыходно
осуждена  быть  смешной  и  страшной;  и   это   предчувствие   насмешки   и
издевательства,  все  во  мне подавив, толкнуло меня вперед, и я бросилась в
проем вниз головой, как паук на  добычу,  и,  уже  не  обращая  внимания  на
скрежет  брюшных пластин о подоконник, стремительной дугой перескочила через
недвижимого врага, целясь в дверь.




 
 
Страница сгенерировалась за 1.1744 сек.