Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Михаил Булгаков. - Последние дни (Пушкин)

Скачать Михаил Булгаков. - Последние дни (Пушкин)

КОММЕНТАРИИ

     Впервые опубликована в  сборнике  пьес:  Булгаков  М.А.  Дни  Турбиных.
Последние дни (А. С. Пушкин). М., 1955. Затем: Булгаков  М.  А.  Пьесы.  М.,
1962; Булгаков М. А. Драмы и комедии. М., 1965;  Булгаков  М.А.  Пьесы.  М.,
Советский писатель, 1986; Булгаков  М.А.  Кабала  святош.  М.,  Современник,
1991.
    Публикуется по расклейке последнего издания.

     У истоков этой публикации стояла Е. С. Булгакова, а Л. Е.  Белозерская,
участвуя в составлении сборника "Пьесы-86", как бы подтвердила правомерность
этого выбора.
     Этот текст возник в итоге театральной доработки:  так  вместо  названия
пьесы "Александр Пушкин" стало: "Последние дни (А.  С.  Пушкин)",  сокращены
некоторые реплики и ремарки.
     Премьера спектакля "Последние дни  (Пушкин)"  во  МХАТе  состоялась  10
апреля 1943 года. И за этим текстом пьесы сохраняется право на публикацию.
     Кроме того, в основном  корпусе  тома  печатаем  "окончательный  текст"
пьесы "Александр Пушкин", датированный 9  сентября  1935  года,  который  по
общему мнению исследователей является второй редакцией пьесы (См.:  ОР  РГБ,
ф. 562, к. 13, ед. хр. 6 / Булгаков М. А. Собр. соч. в пяти томах, т. 3, М.,
1990).
     В Приложении публикуем рукопись пьесы "Александр  Пушкин",  законченной
27 марта 1935 года / См.: РГБ, ф. 562, к. 13, ед. хр. 5.  Впервые:  Булгаков
М. А. Пьесы 30-х годов. СПБ, 1994/, первый вариант, законченный 29 мая  1935
года / ИРЛИ, ф. 369, э 28. Впервые: Булгаков М. А. Черный маг.  Киев,  1990.
Затем: Булгаков М. А. Пьесы 30-х годов. СПБ, 1994/, и
     "Изменения в сцене бала" / ИРЛИ, ф. 369, э 220. Впервые: Булгаков М. А.
Пьесы 30-х годов. СПБ, 1994/.
     "Наброски из черновой тетради", "Первый вариант" и "Изменения  в  сцене
бала" печатаются по ксерокопии книги: Булгаков М. А. Пьесы 30-х годов.  СПБ,
1994.  Подготовка  текста  и  примечания  -  И.  Е.  Ерыкалова.  Составитель
использовал  некоторые  текстологические  наблюдения   подготовителей   этих
рукописей.
     Вполне возможно, что  мысли  написать  о  Пушкине  возникали  у  М.  А.
Булгакова еще во Владикавказе, во всяком случае в "Записках на манжетах"  он
высказал свою любовь к великому писателю, защищая его в диспуте от оголтелых
нападок пролеткультовского толка. О  Пушкине  в  то  время  писали  много  и
многие, а в 1937 году предполагалось отметить 100 лет  со  дня  его  гибели:
театры готовы были к  тому  времени  поставить  пьесы.  Так  возникла  мысль
написать пьесу "Александр Пушкин".
     Но в литературе о Пушкине было много противоречивого  материала,  много
неясностей,  сложностей,  "белых  пятен"  в  биографии  поэта.  И   Булгаков
предложил В.  В.  Вересаеву,  автору  популярной  книги  "Пушкин  в  жизни",
написать пьесу в  соавторстве:  Вересаев  поставляет  материал,  а  Булгаков
"обрабатывает" его, создавая пьесу. Но из этого творческого союза ничего  не
получилось: о  сложностях  и  противоречиях  этой  творческой  работы  можно
прочитать в переписке двух писателей,  опубликованной  Е.  С.  Булгаковой  в
журнале "Вопросы литературы" (1965, э 3), а также: Булгаков  М.  А.  Письма.
М., 1989.
     Тщательно изучая материалы о Пушкине, в том числе и  представляемые  В.
В. Вересаевым, М. А. Булгаков писал ему 20 мая 1935 года, когда  работа  над
пьесой подходила к концу: "Вы говорите, что Вы,  как  пушкинист,  не  можете
согласиться с моим образом Дантеса. Вся беда в том, что пушкиноведение,  как
я горько убедился, не есть точная наука" ("Письма", с. 340).
     Булгаков перечитал прежде всего самого Пушкина, его письма, дневниковые
записи, воспоминания о нем и его  времени,  о  его  современниках.  Особенно
тщательно он изучил все материалы о гибели поэта. И  здесь  он  нашел  много
противоречивых материалов, которые нуждались  в  критическом  использовании.
Прежде всего он поставил себе цель - "воскресить минувший век  во  всей  его
истине" (А. С. Пушкин).
     Ведь пушкиноведение - "не  есть  точная  наука".  Сам  В.  В.  Вересаев
высказывал неверные суждения. В частности,  в  статье  "В  двух  планах"  он
отделял   Пушкина-поэта   от   Пушкина-человека:   "В   жизни   -   суетный,
раздражительный, легкомысленный, циничный, до безумия ослепляемый  страстью.
В поэзии - серьезный, несравненно-мудрый  и  ослепительно-светлый,  -  "весь
выше мира и страстей" (Вересаев В. В. В двух планах: статьи о  Пушкине.  М.,
1929. с. 140). Многие не соглашались с такой огрубленной трактовкой личности
Пушкина. В. Шкловский, по воспоминаниям В. Каверина, сказал,  что  книга  В.
Вересаева "Пушкин в  жизни"  -  "это  Пушкин,  от  которого  отняли  перо  и
чернила". Критически отнеслись к этой книге такие известные ученые,  как  Н.
Пиксанов, Д. Щеголев, М. Цявловский, Г. Винокур и др. М. Цявловский  обращал
внимание на то, что В. Вересаев упорно в своих статьях  и  книге  "Пушкин  в
жизни"  развивал  мысль   "о   полной   разобщенности   Пушкина-человека   и
Пушкинапоэта". И эти мысли В. Вересаева совершенно неприемлемы.
     "Однако  мысль  В.  Вересаева  о  "двух  планах"  пушкинской   личности
оказалась очень живучей, - писал А. Г. Рабинянц. - В 1930-х г.г.  в  статьях
других авторов она доводилась до крайности. С поэтом вообще не считались как
с человеком, и он лишался каких бы то  ни  было  личных  мотивов,  взглядов,
желаний. О нем сочиняли самые разные, подчас странные книги и пьесы. В  1935
году самому Вересаеву пришлось защищать от таких авторов Пушкина,  ибо,  как
он писал, "даже при жизни  Пушкина  никакие  Булгарины  не  печатали  о  нем
подобных гнусностей", как некоторые ученые и критики в 1930-х г.г. Именно  к
пушкинистам обращался со словами "пощадите классика!" В. Стенич, в борьбе за
"пристойное обращение с пушкинским наследием"  нужны  были  очень  серьезные
меры". (А. Г. Рабинянц. Из творческой истории пьесы М. Булгакова  "Александр
Пушкин". Булгаков и пушкинистика 19201930 г.г. - сб. "Проблемы  театрального
наследия М. А. Булгакова", Л. 1987. с.79-80 и др.)
     По письмам к В. Вересаеву и другим источникам установлено,  что  М.  А.
Булгаков тщательно изучил и сделал выписки из следующих книг: Щеголев П.  Е.
"Дуэль и смерть Пушкина", Лемке М. К. "Николаевские  жандармы  и  литература
1826-1855 г.г.", "Воспоминания" В. А. Сологуба, "Литературные  воспоминания"
И. И. Панаева, "Приключения Лифляндца в Петербурге",  "Петербургские  очерки
П. В. Долгорукова, "Записки" А. В. Никитенко, Н. И. Греча и др.
     А. Г. Рабинянц совершенно правильно отмечает: "Булгаков  создавал  свое
произведение в полемике с  критиками,  поэтами,  пушкинистами.  Взявшись  за
самую  трудную,  мало  исследованную  тогда  историю  дуэли  и  гибели,   он
самостоятельно  изучал  материалы,   не   принимая   на   веру   ни   одного
пушкинистского утверждения". Вместе с  тем  не  лишено  основания  и  другое
утверждение: "О роли Николая I в событиях пушкинской смерти  Булгаков  почти
полностью согласился с А. Поляковым, П. Щеголевым, М. Лемке, Г. Чулковым, М.
Цявловским,  Б.  Казанским",  В  этом  вопросе  Булгаков  оказался  не  выше
пушкиноведения 1930-х г.г. Сегодня, на основе новых материалов, автор  книги
"Пушкин в 1836 году" С. Г. Абрамович пишет, что "поведение Николая I в  деле
Пушкина не  было,  конечно,  ни  единственной,  ни  тем  более  определяющей
причиной  январской  трагедии...  Никакого  "адского"  злодейства  царь   не
совершил: наивно приписывать ему некие тайные козни и заранее  разработанные
планы, направленцые на то, чтобы погубить Пушкина. Николай I не  давал  себе
труда быть интриганом, он был слишком самодержцем, чтобы испытывать  в  этом
потребность" (Там же, с. 85 и 84).
     А между тем А. Гозенпуд приводит многочисленные свидетельства в  пользу
именно роковой роли Николая I в гибели  Пушкина:  "В  пьесах  В.  Каменского
"Пушкин и Дантес" (1924) и Н. Лернера "Пушкин и Николай I"  (1927)  трагедия
затравленного светской  чернью  гения  подменялась  темой  обманутого  мужа,
узнающего  об  измене  жены.  Пасквиль  не  только  оказывался  единственной
причиной гибели поэта, но, что  неизмеримо  страшнее,  в  нем,  как  считали
авторы, заключалась истина. В пьесе Н. Лернера герой произносил, обращаясь к
жене: "Какое у тебя лживое и бесчестное лицо. Ты все время мне лгала, лгала.
Я все больше узнаю правду о тебе. Так вот перед кем я много раз унижал  свой
гордый ум".
     Император  в  пьесе  Лернера  вместе  с  Бенкендорфом  сочиняет   текст
оскорбительного "диплома" на звание коадьютора ордена рогоносцев, провоцируя
дуэль. Николай I занят только тем, что  борется  с  Пушкиным,  радуется  его
гибели (он присутствует в комнате, примыкающей к той, где  умирает  поэт)  и
цинично ухаживает за его женой. Он прямой убийца поэта.
     Герой пьесы В. Каменского также осыпает упреками жену, увидев,  как  ее
обнимает и целует Дантес. Вызвав Дантеса  на  дуэль  и  осушив  три  бутылки
шампанского, он восклицает патетически: "Я поднимаю меч ...чтобы  отныне  не
одним только словом бороться с этой мещанской сволочью, но и оружием. Я хочу
проучить этого негодяя Дантеса, в котором одном сосредоточены  все  мерзости
общества, весь гной света, весь ужас и зло нашей царской дворни".
     В начале драмы, в  селе  Михайловском,  где  уже  в  1825  году  Дантес
преследует изгнанника, поэт заявляет Пущину: "Я  сам  головою  против  царя,
против  нашей  жандармской  власти...  я  за  народ,   за   республику.   За
революцию... за немедленную..."
     Пьеса В. Каменского первоначально заканчивалась смертью Дантеса  -  его
убивал на дуэли Пушкин. А затем, перед занавесом должен был появиться  автор
и пояснить изумленным зрителям, что у него не поднялась рука. Об этом автору
статьи рассказывал постановщик спектакля  К.  П.  Хохлов  (Ленинград,  Театр
драмы). Этот оптимистический финал, однако, не увидел света рампы.
     В кинофильме  "Поэт  и  царь"  (1927)  в  то  мгновенье,  когда  Дантес
собирался выстрелить,  Николай  I  в  кадре  нажимал  курок  пистолета.  Так
буквально была реализована метафора Э. Багрицкого:
     Наемника безжалостную руку
     Наводит на поэта Николай.
     А. Гозенпуд, ссылаясь на свою беседу с Е. С. Булгаковой в 1949 году, на
даче К. Г. Паустовского, утверждает, что Булгаков  с  некоторыми  пьесами  о
Пушкине был знаком, хотя они и не были опубликованы,  "возмущался  дерзостью
авторов". (См.:  А.  Гозенпуд.  "Последние  дни  ("Пушкин")  (Из  творческой
истории  пьесы)  в  сборнике  "М.  А.  Булгаков-драматург  и  художественная
культура его времени". М.,1988, с.155)
     Машинописные экземпляры пьес И. Лернера и  В.  Каменского,  на  которые
ссылается  А.  Гозенпуд,  хранятся  в  Театральной  библиотеке  им.  А.   В.
Луначарского.

     Пожалуй, над  пьесой  "Александр  Пушкин"  Булгаков  работал  больше  и
тщательнее,  чем  над  некоторыми  другими  своими  произведениями.  И  тому
несколько причин: В. В. Вересаев, суровый оппонент чуть ли  не  всего  того,
что создавал Булгаков; писал о любимом, писателе, судьба которого была столь
же тягостна, как и его собственная; светила  малюсенькая  надежда  поставить
эту пьесу к 100-летию со дня гибели Пушкина в 1937 году.
     О ходе работы над пьесой узнаем из переписки с  В.  Вересаевым,  П.  С.
Поповым, из документов и "Дневника" Е. С. Булгаковой.
     25 августа 1934 года Е. С. записывает: "У М. А.  возник  план  пьесы  о
Пушкине. Только он считает необходимым пригласить Вересаева  для  разработки
материала, М. А. испытывает к нему благодарность за то, что  тот  в  тяжелое
время сам приехал к М. А. и предложил в долг денег. М. А. хочет этим как  бы
отблагодарить его, а я чувствую,  что  ничего  хорошего  не  получится.  Нет
ничего хуже, когда двое работают".
     18 октября 1934 года: "Днем были у В. В. Вересаева. М. А. пошел туда  с
предложением писать вместе с В. В. пьесу о Пушкине, то  есть  чтобы  В.  В.,
подбирал материал, а М. А. писал.
     Мария Гермогеновна встретила это сразу восторженно.  Старик  был  очень
тронут, несколько раз пробежался по своему уютному кабинету, потом обнял  М.
А.
     В. В. зажегся, начал говорить о Пушкине, о двойственности его,  о  том,
что Наталья Николаевна была вовсе не пустышка, а несчастная женщина.
     Сначала В. В. был ошеломлен - что М. А. решил пьесу писать без  Пушкина
(иначе будет вульгарной) - но, подумав, согласился".
     18 декабря: "У Вересаева. М. А. рассказывал  свой  план  пьесы.  Больше
всего  запомнилось:  Наталья,  ночью,  облитая  светом   улицы.   Улыбается,
вспоминает. И там же - тайный приход Дантеса. Обед у Салтыкова.  В  конце  -
приход Данзаса с известием о ранении Пушкина".
     28 декабря: "...В девять часов вечера Вересаевы. М. А. рассказывал свои
мысли о пьесе. Она уже ясно вырисовывается".
     12 февраля 1935 года: "Вечером - к Вересаевым. М. А.  читал  четвертую,
пятую, шестую, седьмую и восьмую картины. Старику больше  всего  понравилась
четвертая картина - в жандармском отделении.
     Вообще они все время говорят, что пьеса будет  замечательная,  несмотря
на то, что после  читки  яростно  критиковали  некоторые  места.  Старик  не
принимает выстрела Дантеса в картину.
     А Мария Гермогеновна оспаривает трактовку Натальи. Но она не права, это
признал и В. В.".
     28 мая 1935 года: "М. А. диктует все эти дни "Пушкина". 2 июня - чтение
в  Вахтанговском  театре,  а  31  мая  он  хочет  нескольким  знакомым  дома
прочесть".
     29 мая: "Сегодня М. А. закончил первый вариант "Пушкина". Пишу вариант,
так как М. А. сам находит, что не совсем готово.
     Пришел Вересаев и взял экземпляр с тем,  чтобы  завтра  вечером  придти
обсуждать".
     30 мая: "Был Вересаев. Начал  с  того,  что  говорил  о  незначительных
изменениях в ремарках и репликах (Никита не в ту  дверь  выходит,  прибавить
Богомазову слова "на театре").
     Потом пришел Гр. Конский, и мы с ним сидели  в  кабинете,  а  М.  А.  и
Вересаев разговаривали в столовой. Со слов М.  А.  -  старик  вмешивается  в
драматургическую область, хочет ломать  образ  Дантеса,  менять  концовку  с
Битковым и т. д. Сначала говорил очень  решительно,  даже  говорил,  что  им
"придется разъехаться" и он снимет свою фамилию (получая 50% гонораров).  Но
потом опять предложил - давайте мириться.
     Решили - 1-го опять встретиться.
     1 июня. Вчера  было  чтение.  Оленька,  ребята,  Дмитриев,  Жуховицкий,
Ермолинские, Конский, Яншин и мы с Лоли (И Лоли, и Оля плакали в конце).
     Оля, уходя сказала:
     - Пройдут века, а эта пьеса будет жить. Никто никогда так о Пушкине  не
писал и не напишет.
     Яншин потом за ужином сказал, что эта пьеса перекликается с  "Мольером"
и что М. А. за нее так же будут упрекать, как за "Мольера" - что не  выведен
великий писатель, а человек, что будут упрекать в поверхности, что  он,  как
актер, знает, что это не так.  Говорил,  что  ему  не  понравились  Наталья,
Дантес и Геккерен... Дмитриев позвонил часа в  четыре  ночи  и  сказал,  что
пьеса "замечательна", "она его встревожила, он взволнован, не может  уснуть.
Она так необычна, так противоречит всему общепринятому".
     2 июня. Сегодня М. А. читал вахтанговцам. Успех большой.  После  чтения
говорили сначала артисты, потом М. А. и Вересаев. М. А.  аплодировали  после
его выступления и после чтения".
     Все лето 1935 года М.  А.  Булгаков  шлифовал  пьесу,  вел  полемику  с
Вересаевым. Пьесой заинтересовались "наверху".
     20 сентября Е. С. Булгакова записала, что Репертком разрешил "Пушкина",
а днем раньше она отправила в Ленинград Вольфу в Красный театр - "под  двумя
фамилиями".
     Пьесой  заинтересовались  мхатовцы,   вахтанговцы   протестуют   против
постановки во МХАТе; Сергей Прокофьев и Дмитрий Шостакович  думают  написать
оперы на эту тему.
     Даже в газетах мелькнули сообщения о том, что М. Булгаков написал пьесу
"Александр Пушкин" и в ближайшее время Театр им.  Вахтангова  осуществит  ее
постановку. За это время были заключены договоры со многими театрами. Но все
перечеркнула статья в "Правде"  от  9  марта  1936  года  "Внешний  блеск  и
фальшивое содержание" - о мхатовском "Мольере".
     16 марта 1936 года состоялся разговор с председателем комитета по делам
искусств П. Н. Керженцевым, после которого Булгаков сказал Е. С. Булгаковой,
что "Пушкина" снимут.
     Так оно  и  оказалось.  Началась  травля  "драмоделов"  -  Булгакова  и
Вересаева.
     Лишь через три года после этого МХАТ возобновил разговоры о  постановке
пьесы; Но Булгаков так и не увидел свою пьесу на сцене.
     Эти комментарии относятся  и  к  публикуемой  в  этом  томе  пьесе  под
названием  "Александр  Пушкин",  ко  всем  здесь  публикуемым  материалам  о
Пушкине.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.105 сек.