Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Никита Булошник - Очищение

Скачать Никита Булошник - Очищение

    Старческие слезы высыхают быстро. Черты Дедушкиного лица разгладились,  и
я наконец смог разглядеть его. Нет, описывать я его не  буду  -  по  той  же
причине, по которой не называю по имени. Стоит мне вспомнить его лицо,  и  я
уже больше не смогу сказать ни слова - от стыда, от  боли.  Уж  лучше  пусть
будет Дедушкой - маленьким, незаметным, с  обширной  лысиной  в  белоснежном
седом обрамлении. Впрочем он и был таким - маленьким, незаметным,  на  улице
встретишь - не обернешься.  Только  глаза  у  него  были  странные  -  будто
когда-то он увидел что-то настолько страшное, что оно отпечаталось у него  в
зрачках, как на фотопластинке, осталось на них тонкой пленкой ужаса,  и  что
бы Дедушка ни делал: болтал со мной, смотрел  в  окно,  клевал  носом  перед
телевизором, плакал, бельмо это оставалось неизменным. Я хотел было спросить
о его происхождении, но побоялся.
   В тот день я просидел у Дедушки  часа  полтора.  Он  заварил  чаю,  и  мы
обменивались биографиями на крохотной  кухоньке.  Сначала  я  рассказывал  о
школе, о родителях, о друзьях,  об  увлечениях.  Рассказывал  искренне,  без
единого слова лжи, но, естественно, ни словом не обмолвился о  той  безумной
идее, которая привела меня к нему - а значит, не сказал почти ничего. Он,  в
свою очередь, поведал о Войне, об инженерстве на каком-то  оборонном  заводе
на Урале. О том, как вышел на пенсию, и вернулся на родину. О том,  что  все
друзья остались в номерном городке, и вот уже семь лет, после  смерти  жены,
он совершенно один. Он не рассказал лишь, откуда взялось бельмо - а  значит,
мы были квиты.
   Я ушел, пообещав, что приду на следующий день, к десяти.
   Хотелось бы закончить свой рассказ о том дне на  этом,  но...  По  дороге
домой я встретил  небольшую  компанию  -  три  парочки:  модные  накрашенные
девочки, накачанные мальчики  с  аккуратно  выбритыми  височками.  Я  поймал
насмешливый взгляд одной из дам, и на секунду устыдился своей мятой рубашки,
своих сутулости и лохматых волос. Но тут же взял себя в руки и зло подумал:"
Ну ничего, сучки, вы думаете ваши парни крутые, а я так, лошок.  Только  кто
из ваших придурков может  замочить  маньяка,  кровавого,  жестокого,  злого,
замочить, пожертвовав собой: каникулами, спокойным сном и чистой совестью? А
я смог...". В голову полезли всякие неправильные мысли, вроде  "А  кто  тебя
просил?" и "Стоит ли оно того?". "Стоит!, - я с трудом сдержался,  чтобы  не
заорать это на всю улицу. Заскрипев зубами,  я  обернулся.  Один  из  парней
обнял свою подружку за талию, я почувствовал, как она прильнула к нему. И...
Стыдно, конечно, но если уж пообещал рассказывать правду, только  правду,  и
ничего кроме правды... Помните, в американских фильмах  они  всегда  говорят
так в суде... В общем, я понял, как дико, безумно завидую тому  парню.  Нет,
девчонка у него некрасивая, на улице я даже не обратил бы на  нее  внимания.
Но понимаете... Никаких проблем, лето, тепло, рядом подружка, которая  любит
тебя, идешь себе на дискотеку и нет тебе дела  до  какого-то  маньяка  и  до
страдальца, решившего его убить. Ты о них не знаешь, знать не хочешь, а если
услышишь, то забудешь на следующий день. Правда?
   Я долго стоял так, без единого движения, и  смотрел  им  вслед.  Они  как
назло шли прямо по длинной пустой улице, и я смотрел, не  отрывая  глаз,  не
отвлекаясь ни на секунду,  пока  они  не  нырнули  за  асфальтовую  черточку
горизонта. Я ждал, чтобы хоть один из них повернулся, хотя  бы  на  секунду,
пусть для того, чтобы посмеяться надо мной - лишь бы  повернулись,  лишь  бы
мой страдальчечкий вид хоть чуть-чуть задел их...Не обернулись. Им  было  на
меня наплевать.
   Ночью я, немного  успокоившись,  сел  писать  письмо.  Я  понимал,  такая
нагрузка в один день могла выбить из колеи и просто  напросто  сказаться  на
качестве текста, в то время как он должен был быть ювелирным, выверенным  до
запятой и до порядка слов в предложениях - но удержаться не мог.  Все  имело
значение, и я писал ночь напролет, предварительно выпив тайком от  родителей
две чашки крепкого горького кофе без сахара -  мне  казалось,  что  так  оно
лучше подействует, и я мужественно терпел. Я отчаянно  зачеркивал,  продирая
черновики до дыр, и жмурясь, и покрываясь холодным потом при каждом шорохе -
стоило кому-нибудь из родителей проснуться, и было страшно представить,  чем
бы это все закончилось: как для меня, так и для Дедушки - я  уже  чувствовал
себя ответственным за него. Но, к сожалению, все обошлось. Начинало светать,
когда я, усталый, измученный, мокрый от  пота,  но  довольный  собой,  встал
из-за стола. Передо мной лежал готовый черновик:  грязный,  истерзанный,  но
призванный послужить великому делу - так я подумал тогда. Я подошел к  окну,
выглянул и отпрянул: небо было желтым, как  латунь;  его  еще  не  закоптило
дымом. За крышами
   фабрики оно светилось особенно сильно. Вот-вот должно было взойти солнце.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1157 сек.