Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Карл Гольдони. - Кьоджинские перепалки

Скачать Карл Гольдони. - Кьоджинские перепалки

     ДЕЙСТВИЕ III

     Улица с домами, как в прежних сценах.


     СЦЕНА 1

     Беппе один.

     Беппе. Мне теперь все равно. Хотели меня поймать - пусть ловят. Пойду в
тюрьму. Наплевать! А скрываться больше не желаю. Но я не умру спокойно, если
не отхлопаю  Орсетту по щекам. И у Балды уши  обкорнаю. А там  пускай за это
отправят меня на  галеру, пускай!  Дверь  у них заперта.  Да и  у нас  тоже.
Лучетта и моя невестка пошли, верно, хлопотать за меня  и за  брата Тони;  а
те, должно быть, по той же оказии - за Балду. Кто-то, слышно, поет. Мне  все
чудится, что за  мной по пятам полиция так и ходит. Но  тсс... Идет Орсетта.
Иди, иди! Расправа будет коротка.


     СЦЕНА 2

     Беппе, Либера, Орсетта и Кекка, все три в белых накидках.

     Либера (ласково). Беппе!
     Орсетта. Беппе, милый мой!
     Беппе. К чорту!
     Орсетта. Кого это ты?
     Либера. Кого к чорту?
     Беппе. Всех вас к чорту!
     Кекка. Сам иди ко всем чертям!
     Орсетта (Кекке). Молчи! (к Беппе) Что мы тебе сделали?
     Беппе. Будет, довольно! Меня  в тюрьму посадить? Но прежде, чем я  туда
попаду...
     Орсетта. Да нет же, не бойся. Ничего тебе не будет.
     Либера. Падрон Виченцо сказал, что мы можем не беспокоиться. Дело будет
улажено.
     Кекка. А еще и помощник судьи будет за нас.
     Орсетта. Ну, а можно хоть узнать, на кого ты так сердит?
     Беппе. На тебя сердит.
     Орсетта. На меня?
     Беппе. Ну да, на тебя.
     Орсетта. А за что?
     Беппе. Зачем с Балдой водишься? Зачем с  ним разговариваешь? Чего он за
тобою бегает?
     Орсетта. Кто это тебе наговорил?
     Беппе. Сестра и невестка сказали.
     Орсетта. Вруньи!
     Либера. Вот вруньи!
     Кекка. Ой, какие вруньи!
     Орсетта. Он все к Кекке лез с разговорами.
     Либера. А потом подсел к твоей сестре.
     Орсетта. И купил ей печеной тыквы.
     Кекка.  Да чего там разговаривать! Тита-Нане  ведь недаром отказался от
Лучетты.
     Беппе. Отказался от моей сестры? Из-за чего?
     Кекка. За то, что она крутила с Балдой.
     Орсетта. А причем тут я?
     Беппе  (Орсетте). Значит, Балда с  тобой не разговаривал? Он  говорил с
Лучеттой? А Тита-Нане ей отказал?
     Орсетта. Ну да,  пес ты  эдакий!  А ты не  веришь, негодный?  Не веришь
своей  бедной Орсетте, которая так тебя любит?  Которая  столько слез  из-за
тебя пролила, истомилась вся?
     Беппе. Чего же мне наболтали эти сплетницы?
     Орсетта. Чтобы себя выгородить, наплели на нас.
     Кекка. Мы их не трогаем, а они нас терпеть не могут.
     Беппе (угрожающе.)  Ну, хорошо, пусть только  они  придут домой.  Пусть
придут!
     Орсетта. Тсс... Вот они.
     Либера. Молчите!
     Кекка. Ни слова им!


     СЦЕНА 3

     Те же, Паскуа, Лучетта, обе в белых накидках.

     Лучетта (к Беппе). Что это значит?
     Паскуа. Что ты тут делаешь?
     Беппе (сердито). Вы чего это мне наговорили?
     Лучетта. Послушай!
     Паскуа. Поди сюда. Послушай!
     Беппе. Чего вы еще хотите выдумать?
     Лучетта (в волнении). Да иди же сюда, скорее!
     Паскуа. Скорее же, несчастный!
     Беппе. Что там  еще? Что еще за новости? (Подходит к  ним, и  они берут
его в середину.)
     Лучетта. Беги!
     Паскуа. Уходи скорее и скройся!

     Другие три женщины снимают в это время накидки.

     Беппе. А те говорят, что ничего не будет.
     Лучетта. Не верь им!
     Паскуа. Они хотят твоей гибели.
     Лучетта. Мы были в суде, а нас даже выслушать не хотели.
     Паскуа. Их он принял, а нас выгнал вон.
     Лучетта. А Орсетта больше часу сидела у помощника в комнате.
     Паскуа. Тебя судить будут.
     Лучетта. И в тюрьму засадят.
     Беппе (Орсетте). Вот оно что! Вот как вы людей губите!
     Орсетта. В чем дело?
     Беппе. Проваландали меня тут, чтобы погубить?
     Орсетта. Кто это сказал?
     Лучетта. Я сказала. Я!
     Паскуа. Мы все знаем, все!
     Лучетта (к Беппе). Беги!
     Паскуа (к Беппе). Беги!
     Беппе (Орсетте). Иду. Но с вами я расплачусь!


     СЦЕНА 4

     Те же и падрон Тони.

     Паскуа. А вот и муж!
     Лучетта. Брат!
     Паскуа. Бегите!
     Лучетта. Не давайтесь им в руки!
     Тони. Тише,  тише! Бояться  нечего.  Будет вам! Ко мне  приходил падрон
Виченцо.  Он  сказал, что говорил  с судьею, что  все улажено  и  что  можно
спокойно ходить по городу.
     Орсетта. Слышали?
     Либера. Что мы говорили!
     Кекка. Выходит, что не мы наврали!
     Орсетта. И не мы хотим вас губить!
     Беппе (к  Паскуа и Лучетте). Что, вам во сне, что  ли, приснилось? Чего
вы навыдумывали?


     СЦЕНА 5

     Те же и падрон Виченцо.

     Орсетта. Да вот и падрон Виченцо. Все ведь уладилось, падрон Виченцо?
     Виченцо. Ничего не уладилось!
     Орсетта. Как так не уладилось!
     Виченцо.  Невозможно  заставить  этого  упрямого  осла Балду  пойти  на
мировую. А без мировой ничего уладиться не может.
     Паскуа. Слышали?
     Лучетта. Что я говорила!
     Паскуа. А вы не верите!
     Лучетта. Так-таки ничего и не улажено.
     Паскуа. Не очень-то разгуливайте, выходит!
     Лучетта. Бегите и скрывайтесь скорее.


     СЦЕНА 6

     Те же и Тита-Нане.

     Паскуа. Ой, Тита-Нане! Что вы тут делаете?
     Тита. Что хочу, то и делаю.
     Паскуа (про себя). Ишь ты, ведь не отошел еще.
     Лучетта (к Тита). Неужели вы не боитесь полиции?
     Тита (Лучетте сердито). Ничего не  боюсь. (Падрону  Виченцо)  Я  был  у
помощника. Он вызвал  меня и  сказал, что  я  могу гулять сколько хочу и что
бояться уже нечего.
     Орсетта  (Лучетте). Ну-ка,  поговорите теперь, если  у вас хватит духу.
Разве я не сказала вам, что помощник за нас!

 

     СЦЕНА 7

     Те же и судебный пристав.

     Судебный     пристав.    Падрон    Тони-Корзина,     Беппе-Хвастун    и
Тита-Нане-Треска, сейчас же идите со мною в камеру к судье.
     Паскуа. Ой, беда мне!
     Лучетта. Пропали наши головушки!
     Паскуа (Орсетте). Какая цена вашим словам!
     Лучетта (Орсетте). Вот и полагайся на этого болтуна помощника!


     СЦЕНА 8

     Те же и Исидоро.

     Лучетта (увидев Исидоро, про себя). Ой!
     Исидоро. Кто это меня так честит?
     Орсетта (указывая на Лучетту). Это она, ваша милость. Я тут ни при чем.
     Лучетта. Что вам надо от наших мужчин? Что вы хотите с ними сделать?
     Исидоро. Ничего!  Пусть они идут со мною  и ничего не боятся. Я человек
порядочный. Я взялся  уладить дело, и судья полагается на меня. А вы, падрон
Виченцо, подите отыщите Балду и постарайтесь привести его ко мне. Если же он
не пойдет по-хорошему, скажите ему, что прикажу привести его силою.
     Виченцо.  Слушаю, синьор!  Если дело доброе, я всегда  к  услугам.  Иду
сейчас. Беппе, падрон Тони, пойдемте со мною. Мне нужно поговорить с вами.
     Тони. Где вы, там и я, куманек. Когда я с вами, я спокоен.
     Тита (про себя). Ну, а я так от помощника не отстану.
     Беппе. Орсетта, до свиданья!
     Орсетта (к Беппе). Ты все сердишься?
     Беппе. Э, чего там! Хватит! Поговорим потом!

     Уходят вместе с падроном Тони и падроном Виченцо.


     СЦЕНА 9

     Исидоро, Тита-Нане и пять женщин.

     Кекка (тихо к Исидоро). Ничего не скажете, ваша милость?
     Исидоро (Кекке, тихо). Что, дочка?
     Кекка (так же). Говорили с ним?
     Исидоро (так же). Говорил.
     Кекка (так же). А он что?
     Исидоро (так же).  Да  ни то  ни се,  если сказать правду. А только мне
сдается, что от двухсот дукатов он не откажется.
     Кекка (так же). Не забывайте меня.
     Исидоро (так же). Будьте покойны, (к Тита.) Ну, идем, Тита-Нане.
     Тита (хочет идти). Идем, идем. Я готов!
     Лучетта (к Тита). Так вот, значит, как, сударь! Мне и кивка не надо?
     Паскуа (к Тита). Хороши манеры!
     Тита (пренебрежительно). Мое вам почтенье!
     Исидоро (к Тита). Поклонитесь Кеккине. Ну-ка!
     Тита (любезно). Красавице поклон мой.
     Кекка. До свиданья, Тита-Нане!

     Лучетта вне себя.

     Тита (про себя). Ох, до чего я рад, что Лучетта злится. Вот рад! Так ей
и надо. (Уходит).
     Исидоро (про себя). Ну, что же! Для меня и это развлечение!


     СЦЕНА 10

     Лучетта, Орсетта, Кекка, Паскуа, Либера.

     Лучетта (к Паскуа). Слыхали, что он ей сказал? Красавицей назвал.
     Паскуа (Лучетте). Плюнь! Стоит ли об этом думать!
     Лучетта (громко  передразнивая,  так, чтобы ее  услышали). А она-то "До
свиданья, Тита-Нане, до свиданья, Тита-Нане!"
     Кекка. Вы это что, синьора? Смеяться надо мной вздумали?
     Орсетта. Скажи ей, чтобы она полегче.
     Либера. Пусть она лучше за собою смотрит как следует.
     Лучетта.  Я?  Обо мне  много не наговоришь. За  мной  ничего дурного не
водится.
     Паскуа (Лучетте). Молчи и не связывайся. Как  будто не знаешь,  кто они
такие. Молчи!
     Кекка. А какие это мы такие?
     Орсетта (Либере). Что она хочет сказать, по-твоему?
     Либера (Орсетте). Брось! Кто умнее, тот не в накладе...
     Лучетта.  Ишь  ты, какая Сивилла  премудрая!  Умные  девушки не трогают
невест и женихов у них не крадут.
     Орсетта. А кого это мы у вас украли?
     Лучетта. Тита-Нане - мой жених.
     Кекка. Он от вас отказался.
     Паскуа. Ничего подобного!
     Либера. Вся улица слышала.
     Паскуа. Задира вы, только и всего!
     Орсетта. Молчала бы, паскуда!
     Лучетта. Слыхали оголтелую?
     Либера (насмешливо и сердито). Подумаешь, какая красотка!
     Лучетта. Да, покрасивее твоей сестры.
     Кекка. Рылом не вышла задирать меня.
     Лучетта. Грязнуха несчастная!
     Орсетта. Вот я тебя за такие слова!

     Сходятся, чтобы схватиться.

     Паскуа. А не хочешь ли, я тебе сейчас всыплю как следует.
     Либера. Это ты-то!
     Орсетта. Ах ты, чертовка! Всю тебя расшибу!
     Лучетта. Стерва ты!
     Орсетта (ударяет ее по руке). Поговори еще у меня, поговори!
     Лучетта (замахивается, чтобы ударить ее). Так ты вот как!
     Либера (толкает Паскуа). Эй, отойди, не лезь!
     Паскуа (толкает Либеру). Так ты еще и толкаться!
     Орсетта. А вот тебе! Вот тебе! (Бьет кого попало.)

     Начинается общая свалка.

     Все (кричат). Вот тебе! Вот тебе!


     СЦЕНА 11

     Те же и падрон Фортунато.

     Фортунато. Вы это что? Уймитесь, бабы,  уймитесь! Бабы,  стойте. Стойте
же!

     Женщины  продолжают  драться,  не прекращая крика. Фортунато  бросается
между ними, пока ему не удается их разнять. Своих он гонит в дом.

     Либера. Получила?! (Уходит).
     Кекка. Погоди еще у меня! (Уходит).
     Орсетта. Я тебе все волосы выдеру, посмотришь! (Уходит. )
     Паскуа.  Проклятая! Если бы ты  мне  не ушибла руку,  я  тебя так бы на
землю и швырнула! (Входит в свой дом.)
     Либера. А вы, тухлый чорт, если вы своих баб не образумите, я вам такую
посудину на голову опрокину, что вони не оберетесь. (Входит в дом.)
     Фортунато. Отстаньте вы!  Ух, проклятые! Вот  бабы! Где бабы, там вечно
драка  и  визг.  Недаром говорится: баба в  дом,  все вверх дном.  (Уходит к
себе.)


     СЦЕНА 12

     Комната в частном доме. Исидоро и Тита-Нане.

     Исидоро.  Идите  со   мной.  Не  смущайтесь.   Мы  не   в  суде,  не  в
присутственном  месте. Мы  в  доме почтенного  человека, венецианца, который
бывает в Кьодже два  раза в  год, а на  остальное время оставляет ключи мне.
Теперь я хозяин этого дома. Здесь мы устроим мировую и уладим все, что вышло
у вас из-за сплетен. Я своим друзьям друг и вас, кьоджинцев, очень люблю.
     Тита. Спасибо за милость, синьор помощник.
     Исидоро. Идите сюда. А раз уж мы будем одни...
     Тита. А где же остальные?
     Исидоро.  Падрон  Виченцо пошел искать Балду. Он придет сюда. Он знает,
куда ему  нужно  итти. Падрона Тони я послал в камеру, чтобы он позвал моего
слугу. Я хочу,  чтобы мировая была скреплена несколькими бутылками  вина.  А
Беппе,  если  уж  говорить  правду,  пошел  за  донной  Либерой  и  падроном
Фортунато.
     Тита. А вдруг Балда не захочет прийти?
     Исидоро. Не захочет, - заставлю притащить его силком. А теперь, пока мы
одни, давайте поговорим о предложении,  которое я  вам сделал.  Нравится вам
Кеккина? Возьмете вы ее?
     Тита.  Если говорить положа руку на  сердце, не очень она мне нравится,
и, думается мне, не возьму я ее.
     Исидоро. Как так? А утром вы мне говорили совсем не то.
     Тита. А что я говорил вам?
     Исидоро. Вы  говорили: "Не знаю; я не совсем свободен". Еще спрашивали,
сколько за  ней приданого. Я сказал  вам, что у нее двести с лишком дукатов.
Мне показалось, что приданое вам подходит  и что девушка вам по сердцу. Чего
же вы теперь передергиваете карты?
     Тита.  Ваша  милость!  Я ничего  не передергиваю,  ваша милость. Должен
сказать вам, что с  Лучеттою уже  два года я  любовь  кручу, ваша милость. А
обозлился  я и наделал  все то, что  вы  знаете,  от  ревности и от любви. И
отказался  от нее. Но должен сказать вам, ваша милость, что Лучетту  я очень
люблю,  -  да,  люблю!  Ну, а когда человек выйдет из себя,  он ведь  сам не
знает, что  говорит. Утром сегодня я Лучетту готов был убить. Еще немного, и
так бы ее, кажется, и пристукнул! А как подумаю, чорт побери, - не могу я ее
бросить!  Люблю  ее, и все тут! Она меня обидела, и я от нее отказался, но у
меня сердце так и разрывается!
     Исидоро. Недурно,  честное слово! А я-то послал  за донной Либерой и за
падроном Фортунато, чтобы  поговорить  об этом дельце и просить их отдать за
вас Кекку.
     Тита (недовольным тоном). Покорно благодарю, ваша милость.
     Исидоро. Выходит, не хотите ее, что ли?
     Тита (так же). Спасибо за милость.
     Исидоро. Так да или нет?
     Тита. С вашего разрешения - нет, ваша милость!
     Исидоро. Ну, так чорт с вами! Наплевать мне на вас всех!
     Тита. Как это вы разговариваете, ваша милость? Я бедный человек, бедный
рыбак; но я человек порядочный, ваша милость.
     Исидоро. Мне неприятно, потому  что очень хотелось пристроить замуж эту
девушку.
     Тита.  Ваша  милость, вы мне простите и не примите за обиду. Я хотел бы
сказать вам два слова, ваша милость.
     Исидоро. Говорите. Что вы хотели сказать?
     Тита. Ваша милость, только, прошу вас, не обижайтесь.
     Исидоро. Да нет, не обижусь.  (Про себя.) Любопытно, что он надумал мне
сказать.
     Тита. Я говорю со всем уважением. Готов служить вам по-всякому. Но если
бы мне  пришлось  жениться,  мне бы не хотелось, чтобы  какой-нибудь  важный
синьор так уж о моей жене хлопотал!
     Исидоро. Ну, что ты, милый Тита-Нане!  Насмешил ты меня, честное слово!
Из-за чего, думаешь, я хлопочу об этой девушке?
     Тита (иронически). Из-за чего? Да уж,  конечно, не  из-за чего дурного,
не из-за чего дурного! Чего уж там!
     Исидоро. Я честный человек и не способен...
     Тита. Да будет уж! Чего там?
     Исидоро (про себя). Вот разбойник!


     СЦЕНА 13

     Те же и падрон Виченцо, потом Тоффоло.

     Виченцо. Ну, вот и я, ваша милость. Насилу уговорил его прийти.
     Исидоро. Где же он?
     Виченцо. На улице. Позвать?
     Исидоро. Позовите.
     Виченцо. Тоффоло, идите сюда.
     Тоффоло. Иду, дяденька. (К Исидоро, приветствуя его.) Ваша милость!
     Исидоро. Подойди сюда.
     Тоффоло (снова кланяется). Ваша милость, синьор помощник!
     Исидоро.  Скажи, пожалуйста, почему ты не хочешь идти на мировую с теми
тремя, с которыми у тебя вышло столкновение сегодня утром?
     Тоффоло. Потому что они убить меня хотят, ваша милость.
     Исидоро. Раз они предлагают тебе мировую, значит уж не хотят убивать.
     Тоффоло. Каторжники они, ваша милость.
     Тита (к Тоффоло, грозя ему и требуя, чтобы он говорил с уважением). Ну,
ты!
     Исидоро (к Тита). Успокойтесь. (к Тоффоло.) А ты говори как следует, не
то засажу тебя в темную.
     Тоффоло. Как вам будет угодно, ваша милость.
     Исидоро.  Ты  знаешь,  что  за  швыряние  камнями  тебя  можно  к  суду
притянуть.  А  за то,  что неправильно  забежал  вперед  с  жалобой,  будешь
присужден к уплате судебных издержек.
     Тоффоло.  Я бедный  человек, ваша милость. Мне нечем платить.  (Падрону
Виченцо и Тита.) Ну, идите, убивайте меня. Я бедный человек. Убивайте меня.
     Исидоро  (про себя). С  виду этот как  будто и  прост,  а на самом деле
хитер чертовски.
     Виченцо. Помиритесь, и делу конец.
     Тоффоло. Я хочу быть уверен, что меня не убьют.
     Исидоро.  Хорошо, я тебе  ручаюсь за твою  жизнь. Тита-Нане, даете  мне
слово, что не тронете его?
     Тита. Охотно,  ваша  милость. Пусть  только не  лезет к  Лучетте  и  не
шляется по нашему околотку.
     Тоффоло. Мне, брат, до Лучетты дела нет. А хожу я в тех местах не из-за
нее, вовсе не из-за нее!
     Исидоро. Из-за кого же ты там ходишь?
     Тоффоло. Ваша милость, я ведь тоже непрочь жениться.
     Исидоро. Вот оно что! Кого же наметил себе?
     Тоффоло. Ваша милость...
     Исидоро. Орсетту?
     Тоффоло. Вот еще!
     Исидоро. Кекку, может быть?
     Тоффоло (смеясь). Ха-ха! Здорово, ваша милость, здорово! Прямо в точку!
     Исидоро. Врешь ты.
     Тоффоло. Как так вру?
     Исидоро. Ведь Кекка мне сказала, и донна Либера, и Орсетта тоже, что ты
сидел рядышком с Лучеттою и что покупал ей всякие сладости.
     Тоффоло. Так ведь это я назло...
     Тита. Кому назло?
     Исидоро (к Тита). Спокойно! (к Тоффоло.) Правду  ты говоришь, что Кекка
тебе нравится?
     Тоффоло. Ну да, честное слово!
     Исидоро. И женился бы на ней?
     Тоффоло. Еще бы не жениться, чорт возьми!
     Исидоро. А она пойдет за тебя?
     Тоффоло. Вот тебе раз! А почему это она не пойдет?  Она мне такие слова
говорила,  такие  слова,  что даже  и сказать  нельзя.  Сестра  ее,  правда,
прогнала меня. Но дайте срок, снаряжу пэоту в Виго, и нам с ней будет на что
жить.
     Исидоро (про себя). А ведь он как раз для Кекки подходит.


     СЦЕНА 14

     Те же, падрон Тони и слуга с бутылками.

     Тони. Вот и ваш слуга, ваша милость.
     Исидоро. Очень хорошо. Поставь  бутылки, сходи на кухню и достань там в
буфете стаканы.

     Слуга уходит.

     Тони (тихо к Виченцо). Ну как, падрон Виченцо?
     Виченцо  (тихо к  Тони).  Хорошо, хорошо.  Тут такое  раскрылось... все
будет хорошо.
     Исидоро. Ну, Тоффоло, радуйся, я устрою тебе эту свадьбу.
     Тоффоло. Хорошо бы, ваша милость.
     Тони. Постой-ка, Тоффоло, - с кем это?
     Исидоро. С Кеккиною.
     Тони. А брат мой Беппе женится на Орсетте.
     Исидоро. Великолепно! А Тита-Нане на Лучетте...
     Тита. Если подобреет, может быть и женюсь.
     Исидоро.  К  чорту! Нечего  щепетильничать! Устроим  все  эти  свадьбы.
Приходите сюда, и здесь же  на  месте отпразднуем. Я  позабочусь, чтобы было
угощение. Поужинаем, попируем, повеселимся!
     Тоффоло. Повеселимся, падрон Тони.
     Тони. Повеселимся, падрон Виченцо.
     Виченцо. Повеселимся.
     Исидоро. Ну, Тита-Нане, будьте и вы тоже веселее.
     Тита. Я готов, я готов. Отлынивать не стану.
     Исидоро. Ну, а теперь мир!
     Тоффоло. Мир! (Обнимает Тони.)
     Тони. Мир! (Обнимает Тоффоло.)
     Тоффоло. Значит, дружба! (Обнимает Тита.)
     Тита. Дружба! (Обнимает Тоффоло.)
     Тоффоло. Падрон Виченцо! (Обнимает Виченцо.)
     Виченцо. Друзья, все друзья!


     СЦЕНА 15

     Те же и Беппе.

     Тоффоло  (прыгает и обнимает Беппе). Друг! Мир  у нас. Мы родственники.
Друг!
     Беппе. Погодите вы! Расшумелись, раскричались! Брат! Сказать мне нужно,
а не могу.
     Исидоро. Что случилось?
     Беппе (говорит  о  женщинах).  Крику  там  было!  Драка!  Колотили друг
дружку. Исидор о. Кто это?
     Беппе. Моя невестка Паскуа, и Лучетта,  и донна Либера, Орсетта, Кекка.
Я пошел за ними, как мне сказал помощник. А  меня даже в дом  не пустили. Ну
да,  даже в дом. Орсетта  дверь перед моим носом захлопнула. Лучетта слышать
не хочет о Тита-Нане, Орут все, как недорезанные. Боюсь, опять передерутся.
     Тита. Ах ты, чортова мать! Что она, рехнулась? Чортова мать! (Уходит.)
     Тони. Пойду заступлюсь за жену. (Уходит.)
     Беппе. Пожалуй, опять драться придется. Ох, быть драке! (Уходит.)
     Виченцо. Да стойте вы! Стойте! Незачем вмешиваться! (Уходит.)
     Тоффоло.  Только Кекку чтобы у меня  не трогать, -  слышите?! Не смейте
трогать Кекку! (Уходят.)
     Исидоро. Будьте вы прокляты, будьте прокляты, прокляты! (Уходит.)


     СЦЕНА 16

     Улица, как раньше.

     Лучетта и Орсетта у своих окон. Паскуа в доме.

     Лучетта. Так как  же? Выходит, брат мой от тебя отказывается? И правда,
ты не стоишь того, чтобы он на тебе женился.
     Орсетта. Подумаешь! Найду получше! Ничего нет легче.
     Лучетта. Кого же это ты найдешь?
     Орсетта. Эфиопа.
     Лучетта. Да, да! В рифму себе.
     Орсетта. Ты похабница известная!
     Лучетта. Да уж не такая, как ты!
     Орсетта. Молчи! Я девушка приличная.
     Лучетта. Была бы приличная, вела бы себя по-другому.
     Орсетта. Отвяжись, таратора вонючая!
     Лучетта. Кошка бешеная!
     Паскуа (за сценой). Лучетта, поди сюда! Лучетта!
     Лучетта. Придется тебе смыться с этой улицы.
     Орсетта, Кому это?
     Лучетта. Тебе!
     Паскуа (за сценой). Лучетта!
     Орсетта. На вот! Видишь? (Стучит себе по локтю.)
     Лучетта. Иди к чорту! (Скрывается.)
     Орсетта. Грязнуха поганая! Кто я, по-твоему, а? Я-то вот выйду замуж. А
ты?  Да  кто  тебя возьмет? Хорош будет  тот  несчастный, кто  тебя захочет.
Пропадет ни за грош! И не возьмет тебя никто. И Тита-Нане  не  видать  тебе,
как своих ушей. Не возьмет он тебя, ни за что не возьмет!
     Лучетта  (возвращается  на балкон). А мне наплевать! И захотел бы он, я
за него не пойду.
     Орсетта. Еще бы! Зелен виноград!
     Лучетта. Вот и пускай он женится на твоей сестре, замарашке.
     Орсетта. Ну, ну! Полегче!
     Паскуа (за сценой). Лучетта!
     Лучетта. А если бы я захотела выйти замуж - женихи найдутся.
     Орсетта, Конечно! Я знаю, что у тебя есть покровитель.
     Лучетта. Замолчи, если не хочешь, чтобы я те6е рот заткнула.
     Паскуа (за сценой). Лучетта!
     Орсетта (насмешливо). Ой, как перепугала!
     Лучетта. А вот и пугну!
     Орсетта. Дерьмо собачье.
     Лучетта. Лучше уйду, чтобы не мараться. (Уходит.)
     Орсетта. Иди, иди, не срамись! (Уходит.)
     Лучетта (возвращается). Галушка!
     Орсетта (возвращается). Трепачка!
     Лучетта. Вонючка! (Скрывается.)
     Орсетта. Поганка! (Скрывается.)
     Лучетта (возвращается, иронически-презрительно). Какое сокровище!
     Орсетта  (возвращается,  иронические-презрительно).  Настоящий  розовый
бутончик!


     СЦЕНА 17

     Те же, Тита-Нане, потом падрон Тони и Беппе.

     Тита (Лучетте). Ты это что? Чего ты тут про меня трепалась?
     Лучетта. Пошел к чорту! Иди к Кекке, с ней любезничай. (Уходит.)
     Орсетта (к Тита). Не трогай ее. Она совсем полоумная!
     Тони (Орсетте). А ты чего тут лаешься?
     Орсетта (к Тони). Вы все сволочи!
     Беппе. Орсетта, Орсетта!
     Орсетта. Чтоб тебе провалиться! (Уходит.)
     Тони (к Тита). А ты, чтобы ко мне в дом больше ни ногой! Слыхал?
     Беппе. И чтобы не околачивался больше здесь! Слыхал?
     Тита. Слыхал! Вот потому-то и буду ходить.
     Беппе. Балде я только пригрезился,  а уж тебя поколочу, чорт тебя дери,
как пить дать! (Уходит в дом.)
     Тита (делает жест презрения). На вот выкуси!
     Тони. И на  тартану мою  не показывайся  больше. Ищи себе  хозяина, а я
буду искать матроса. (Уходит в дом.)


     СЦЕНА 18

     Тита-Нане, падрон Виченцо, потом Тоффоло, потом Исидоро.

     Тита. Чтоб вас дьявол взял! Поплатится мне кто-нибудь за это.
     Виченцо. Что тут у вас, Тита-Нане?
     Тита. К чертям! К чертям! Ножи наголо! Ножи!
     Виченцо. Постой, сумасшедший! Не лезь на рожон!
     Тита. Пусть меня повесят, а только  раньше, чорт всех возьми, я проткну
трех или четырех.
     Тоффоло. Вот и я. Как дела?
     Тита. Ножи! Ножи наголо!
     Тоффоло. Я ни при чем! (Бежит, налетает со всего размаха на Исидоро.)
     Исидоро (дает ему пинок и валит его на землю). Ах ты, скотина!
     Тоффоло. Помогите!
     Исидоро (к Тоффоло). Кто это тебя?
     Тоффоло (поднимаясь). Меня бить хотят.
     Исидоро. Кто тебя бить хочет?
     Тоффоло. Тита-Нане.
     Исидоро (к Тита). Уходи отсюда сейчас же!
     Виченцо.  Да он его не трогал, ваша  милость. Он поссорился с  Беппе  и
падроном Тони.
     Исидоро (к Тита). Уходи отсюда, говорю тебе!
     Виченцо (к Тита). Ну, пойдем. Надо слушаться. Пойдем. Надо!
     Исидоро  (к  Виченцо).  Уведите  его,  падрон Виченцо, и  составьте ему
компанию. Побудьте  с ним  под  аркадами на  площади около  цирюльника или у
ларька. Если понадобится, я пошлю за вами.
     Виченцо  (к  Исидоро).  Будет  исполнено, ваша  милость. (К Тита.)  Ну,
пойдем.
     Тита. Не пойду.
     Виченцо. Пойдем со мной, чего ты?  Я же порядочный человек.  Пойдем! Не
беспокойся!
     Исидоро. Иди, иди с падроном Виченцо. И слушайся его. Наберись терпенья
и жди. Может  случиться, что ты останешься доволен и я  сумею сделать, чтобы
все устроилось так, как ты хочешь.
     Тита. Я полагаюсь на вас, ваша милость. Я бедный человек, я  порядочный
человек, ваша милость. Я полагаюсь на вас, ваша милость, синьор помощник.

     Уходят с падроном Виченцо.


     СЦЕНА 19

     Исидоро и Тоффоло.

     Исидоро (про себя). Я знаю,  что нужно, чтобы уладить всю эту кутерьму.
Дубинку  хорошую - вот что!  Но тогда я  лишился  бы развлеченья.  (Громко.)
Поди-ка сюда, Тоффоло!
     Тоффоло. Ваша милость.
     Исидоро. Хочешь, давай поговорим с той  девушкой и посмотрим,  выйдет у
нас что-нибудь с твоей женитьбой или нет?
     Тоффоло.  Конечно,  хочу, ваша милость. Только говорить нужно  с донной
Либерой и с зятем девушки, падроном Фортунато.
     Исидоро. Они сейчас, вероятно, дома?
     Тоффоло. Не знаю, ваша милость. Если угодно, я позову их.
     Исидоро. Лучше просто пойдем к ним.
     Тоффоло. Мне к ним входить нельзя.
     Исидоро. Это почему?
     Тоффоло.  В Кьодже, ваша милость, холостому парню не полагается входить
в дом, где есть девушки на выданье.
     Исидоро. Но я же знаю, что у вас тут вечные шуры-муры.
     Тоффоло. На улице,  ваша  милость,  можно  поухаживать,  а  потом нужно
свататься. Как посватал - тогда можно и в дом.
     Исидоро. Тогда давай позовем их сюда.
     Тоффоло. Эй, падрон Фортунато, вы дома? Донна Либера, эй!


     СЦЕНА 20

     Те же и донна Либера, потом падрон Фортунато.

     Исидоро (про  себя). Ой, опять  эта глухая тетеря! Что я буду  делать с
нею?
     Либера. В чем дело? Что тебе?
     Тоффоло. Вот тут синьор помощник.
     Либера. Что прикажете, ваша милость.
     Исидоро. Это что же? Вы уже, как я вижу, не глухая?
     Либера. Нет, ваша милость. Это у меня было от простуды. Теперь прошло!
     Исидоро. Так скоро?
     Либера. Вот только что.
     Исидоро. Рассказывайте! Просто оглохли тогда, чтобы не отвечать.
     Фортунато (к Исидоро). Ваша милость.
     Исидоро. А я очень  рад, что и кум-лопотун явился.  Так вот,  я пришел,
чтобы спросить вас, не хотите ли выдать замуж Кеккину?
     Либера. Как не хотеть, ваша милость? С удовольствием сбыли бы ее с рук.
     Фортунато. Я, ваша милость, обещал дать за ней сто дукатов.
     Либера. И еще пятьдесят есть накопленных.
     Исидоро. А еще пятьдесят я ей выхлопочу.
     Либера. Благослови вас бог! Есть у вас кто-нибудь на примете?
     Исидоро (указывая на Тоффоло).  А вот  поглядите.  Нравится  вам  такой
женишок?
     Фортунато. Тоффоло? Тоффоло? Кот-драчун? Кот-драчун?
     Тоффоло. Я никого не трогаю, если ко мне не лезут.
     Либера. С одной маленькой лодкой; как они жить будут?
     Тоффоло. А разве я не ставлю пэоту? Разве не ставлю?
     Либера. Да куда ты ее поведешь, когда у тебя ни кола, ни двора?
     Фортунато. Что ж, в лодку, что ли, пойдешь спать с молодой женой?
     Тоффоло.  А вы  оставьте  себе ваши сто дукатов,  а за  них давайте нам
харчи - мне с женой.
     Исидоро. Правильно. Он дело  говорит.  Он умнее, чем я думал. Отчего бы
вам не взять его в дом на некоторое время.
     Либера. На сколько же времени, ваша милость?
     Исидоро (к Тоффоло). Сколько времени ты думаешь прожить у них на хлебах
за счет этих ста дукатов?
     Тоффоло. Не знаю. Лет шесть по крайней мере.
     Фортунато. Подумать только! Шесть лет! Нет, подумать только!
     Исидоро (к Тоффоло). Ты, я вижу, по дешевке хочешь устроиться.
     Тоффоло. Так решайте вы сами, ваша милость.
     Исидоро (Либере). Ну, а если на год, - что тогда?
     Либера (к Фортунато). Что скажете, хозяин?
     Фортунато. Делайте, как знаете, хозяйка. Делайте, как знаете.
     Тоффоло. Я на все согласен, ваша милость.
     Исидоро (Либере). Позовите девушку. Посмотрим, что скажет она.
     Либера. Эй, Кекка!
     Фортунато (зовет громко). Кекка, Кекка!


     СЦЕНА 21

     Те же и Кекка,

     Кекка. Вот я! В чем дело?
     Либера. А ты не знаешь?
     Кекка. Как так не знаю? Я все слышала.
     Фортунато. Здорово, а? Подслушивала, а?
     Исидоро (Кекке). Ну, так что же вы скажете по этому поводу?
     Кекка (к Исидоро). Можно мне одно слово?
     Исидоро. Говорите.
     Кекка (тихо Исидоро). На Тита-Нане надежды нет?
     Исидоро (тихо Кекке). Решительно отказывается.
     Тоффоло (про себя, недовольно). Чего это он шепчет ей на ухо?
     Кекка (тихо Исидоро). А почему же так?
     Исидоро (тихо Кекке). Влюблен в Лучетту.
     Тоффоло. Ваша милость, синьор помощник!
     Исидоро. Что тебе?
     Тоффоло. Хотел бы и я послушать, о чем вы там говорите?
     Исидоро (Кекке). Ну, решайте. Пойдете вы за него или нет?
     Кекка  (Либере).  Что  скажете,  сестра? (К  Фортунато.)  Что  скажете,
зятюшка?
     Либера. А что скажешь ты сама? Хочешь или нет?
     Кекка. Почему бы и нет.
     Тоффоло (ликуя). Ах, милая! Она согласна. Ах, милая!
     Исидоро.  Ну, дети мои, когда я берусь за дело, я  не люблю откладывать
его в долгий ящик. Живо кончим - и за свадьбу.


     СЦЕНА 22

     Те же и Орсетта, потом Беппе.

     Орсетта. То есть как это так?  Кекка выйдет  замуж раньше меня? У  меня
уже  три года приданое готово,  а я  буду сидеть  в  девках? А она, младшая,
выскочит замуж раньше старшей?
     Фортунато. Ну да, ну да! Она правильно говорит! Ну да!
     Кекка. А тебе  что? Завидно? Что же ты не выходишь? Выходи, пожалуйста!
Кто тебя держит?
     Фортунато. Конечно, конечно. Выходи, коли хочешь.
     Либера (Орсетте). Был же у тебя жених. Зачем ты его обидела?
     Фортунато. Ну да, зачем?
     Исидоро (Либере). Кажется, ее жених был Беппе?
     Либера. Беппе, ваша милость.
     Фортунато. Ну да, Беппе.
     Исидоро. Погодите. (К дому Беппе.) Что, Беппе дома?

     Входит Беппе

     Беппе. Я здесь, ваша милость.
     Исидоро. Из-за чего вы поссорились с Орсеттой?
     Беппе. Я, ваша милость? Это она меня изругала, она меня прочь гнала.
     Исидоро (Орсетте). Слышите, синьора?
     Орсетта.  А разве  вы  не знали?  Озлишься -  в глазах  помутится. И уж
наговоришь такого, что потом и сама не рада.
     Исидоро (к Беппе). Слышите? Она больше не сердится.
     Беппе. Да я и сам тоже вроде как бы отходчив.
     Исидоро.  Ну, значит дело улажено?  (Орсетте.) Если вы не хотите, чтобы
Кекка вышла замуж раньше вас, подайте руку Беппе прежде нее.
     Орсетта (Либере). Что скажете, сестрица?
     Либера. Чего ты меня спрашиваешь?
     Фортунато (весело уговаривает Орсетту). А ну, живо.
     Орсетта. Живо! Живо!


     СЦЕНА 23

     Те же и Лучетта.

     Лучетта  (к  Беппе).  Как это так,  дрянь ты  эдакая?  Бессовестный! Ты
посмеешь жениться на девке, которая поносила меня последними словами?
     Исидоро (про себя). Только ее тут не хватало, честное слово!
     Орсетта (Лучетте раздраженно). Что это за "девка" такая?
     Либера. Эй ты, не задирай нас!
     Фортунато. Ну вы! Ну вы! Ну вы!
     Беппе.  Не знаю, что  и сказать.  Не знаю, что и  делать. А только хочу
жениться, и все!
     Лучетта. Сначала должна выйти замуж я. Пока я в доме, вторая невестка в
дом не войдет.
     Исидоро (к Беппе). Да чего вы ее не выдадите замуж?
     Беппе. Тита-Нане отказался от нее.
     Исидоро.  Тоффоло, на  минутку!  Сходи на  площадь. Там под аркадами, у
цырюльника, найди  падрона Виченцо, скажи  ему, чтобы  шел сюда и  привел  с
собою Тита-Нане. Да чтобы живо!
     Тоффоло. Иду, ваша милость! Кекка, я сейчас вернусь, сейчас! (Уходит.)
     Лучетта (про  себя). Раз Кекка выходит за Балду, я  больше не ревную  к
ней Тита-Нане.
     Исидоро. Ну,  милые женщины, вот  вам  прекрасный  случай помириться  и
снова стать друзьями. Дело вам говорю!
     Лучетта. Если они на меня не будут злиться, я тоже на них не буду.
     Исидоро (Либере, Орсетте и Кекке). Ну, а вы как?
     Орсетта. У меня уже все прошло.
     Либера. Я-то? Если меня за косы не тянут, я тише воды ниже травы.
     Исидоро. А вы, Кекка?
     Кекка. Да что уж там! Я люблю со всеми в мире жить.
     Исидоро. Ну, так миритесь же. И поцелуйтесь, Орсетта. Давайте. Лучетта.
Давайте, чего там!


     СЦЕНА 24

     Те же и Паскуа.

     Паскуа.  Это  еще  что?  Чего  это ты выдумала? Ты  хочешь  мириться? С
этими-то? С подобными бабами?
     Исидоро. Ну вот! Теперь еще вы пришли портить дело.
     Паскуа. Мне очень удивительно. Они меня так честили!
     Исидоро. Успокойтесь! Утихомирьтесь!
     Паскуа. Как это так я могу успокоиться? У меня до сих пор  рука вот тут
болит. Не желаю я успокаиваться.
     Орсетта (про себя). Жалко, что я тебе совсем ее не исключила.


     СЦЕНА 25

     Те же и падрон Тони.

     Исидоро. Эй, падрон Тони!
     Тони. Ваша милость.
     Исидоро. Если вы не образумите вашу жену...
     Тони. Слышал уж, слышал, ваша милость, слышал! (к Паскуа.) А ну, живо -
мириться.
     Паскуа. Не желаю!
     Тони (угрожающе). Мирись, говорю!
     Паскуа. А вот я не желаю.
     Тони (беря палку). Мирись, говорю. Слыхала?
     Паскуа (подходит, сконфуженная). Ну, хорошо, хорошо. Буду мириться.
     Исидоро. Вот это я понимаю, здорово! Молодчина!
     Либера. Иди сюда, Паскуа.
     Паскуа. Иду.

     Обнимаются.

     Либера. Ну, а вы, девушки! Все обнимаются и целуются.
     Исидоро. Вот  так!  Великолепно! И пусть согласье процветает  до первой
ссоры!


     СЦЕНА 26

     Те же, падрон Виченцо, Тита-Нане, Тоффоло, потом слуга.

     Виченцо. Вот и мы, ваша милость.
     Исидоро. А! Идите сюда! Ну, Тита-Нане, пришла пора мне доказать вам мое
доброе отношение, а вам доказать - что вы мужчина.
     Виченцо. Вот  это самое  и я старался втолковать  Тита-Нане и, кажется,
наполовину вразумил  его.  Я  надеюсь  теперь,  что он сделает  все, что  вы
захотите, ваша милость.
     Исидоро. Ну, так  забудьте все. Будьте опять  другом всем и женитесь на
Лучетте.
     Тита. Чтобы я, ваша милость? Повесьте меня, а я на ней не женюсь.
     Исидоро. Вот тебе и раз!
     Лучетта (про себя).  Его нужно бы  как следует  выколотить, как вяленую
треску.
     Паскуа (к Тита).  Эй ты,  послушай! Если ты мечтал, что тебе достанется
Кекка, то вот она, погляди: она выходит за Тоффоло.
     Фортунато. А я даю за нее сто дукатов.
     Тита. Как будто мне не все равно! Пусть выходит за кого хочет.
     Исидоро (к Тита). Почему вы раздумали жениться на Лучетте?
     Тита. Потому что она сказала мне: "Иди к чорту". Так и сказала!
     Лучетта. Ах, подумаешь! А ты мне чего наговорил?
     Исидоро.  Ну,  что ж!  Кто хочет  -  хорошо, а не  хочет - ему же хуже.
Одна-то пара у нас есть. Кекка и Тоффоло, дайте руку друг другу.
     Тоффоло. Я готов.
     Кекка. И я согласна.
     Орсетта. Э, нет! Погодите, ваша милость. Я - первая.
     Исидоро. Когда так, Беппе, вали козырем.
     Беппе. Я себя просить не заставлю.
     Лучетта (к  Беппе).  Нет,  синьор,  если я  не  выйду,  так  и  тебе не
жениться.
     Паскуа. Лучетта дело говорит.
     Тони. А я тут что? Или я ни при чем? Меня не нужно даже спросить?
     Исидоро. Знаете, что я вам скажу? Идите вы все  к  дьяволу, сколько тут
вас есть! Обалдел я от вас. (Хочет уйти.)
     Кекка (к Исидоро). Не уходите...
     Фортунато. Ваша милость...
     Орсетта (к Исидоро). Погодите, куда вы?
     Фортунато (останавливает Исидоро). Ваша милость.
     Лучетта (к Исидоро). Ну, потерпите немного.
     Исидоро (Лучетте). Из-за вас все остаются ни с чем.
     Лучетта. Нет,  ваша милость,  не надо корить  меня  больше. Я не  хочу,
чтобы из-за  меня все у вас расстроилось. Если я  такая скверная, пускай я и
буду  страдать. Тита-Нане  не хочет меня брать? Ну, что же делать!  А  чем я
провинилась? Если я ему что-то сказала, так и он мне сказал еще больше. Но я
его люблю, и я его простила. Если он  не хочет меня простить, значит он меня
не любит. (Плачет.)
     Паскуа (с чувством). Лучетта!
     Орсетта (к Тита). Смотри, она плачет.
     Либера (к Тита). Ведь плачет!
     Кекка (к Тита). Мне ее жалко.
     Тита (про себя). Чорт возьми! Если бы только мне не стыдно было.
     Либера (к Тита). Да что это? Сердца, что ли у вас нет? Бедняжка! Камень
- и тот бы растрогался!
     Тита (Лучетте грубовато). Ты чего?
     Лучетта (плача). Ничего!
     Тита. Ну, полно уж!
     Лучетта. Чего тебе?
     Тита. Чего разнюнилась?
     Лучетта (с чувством). Пес, душегуб!
     Тита (властно). Молчи!
     Лучетта. Ты же меня бросить хочешь.
     Тита. А ты будешь изводить меня?
     Лучетта. Нет.
     Тита. Любить меня будешь?
     Лучетта. Буду.
     Тита.  Падрон Тони, донна Паскуа, ваша  милость! С  вашего  разрешения.
(Лучетте.) Дай мне руку.
     Лучетта (дает ему руку). Вот, на!..
     Тита (по прежнему грубовато). Ты - моя жена.
     Исидоро. Чудесно! (Слуге.) Эй, Пиявка!
     Слуга. Ваша милость!
     Исидоро. Беги одним духом и сделай, что я тебе приказал.
     Слуга. Мигом?
     Исидоро. Ну, Беппе, теперь ваш черед.
     Беппе.  Мой? Глядите, как это  просто. Падрон Фортунато,  донна Либера,
ваша милость! С вашего разрешения! (Подает руку Орсетте.) Муж и жена!
     Орсетта (Кекке). Теперь можешь и ты. Мне уж все равно.
     Исидоро. Тоффоло, кому теперь?
     Тоффоло. Мне. Моя лодка первая. Падрон  Фортунато,  донна  Либера, ваша
милость! С вашего разрешения! (Дает руку Кекке.)
     Кекка (к Исидоро). Ну, а как насчет приданого?
     Исидоро. Я человек чести. Будьте покойны.
     Тоффоло. Жена!
     Кекка. Муж!
     Тоффоло. Ура!
     Фортунато. Ура! Ходи веселее! Жена, я тоже разошелся.
     Слуга (к Исидоро). Все готово, как приказывали.
     Исидоро.  Ну,  молодые,  давайте   веселиться!  Я  приготовил  для  вас
кое-какое угощение и  пригласил  музыкантов. Идемте. Повеселимся немного.  И
спляшем четыре фурланы.
     Орсетта. Нет, лучше здесь. Давайте лучше будем здесь танцевать.
     Исидоро.  Здесь так здесь. Как хотите. Ну, живо, тащите  наружу стулья!
Зовите  сюда  музыкантов!  А ты, Пиявка,  слетай в  казино  и принеси оттуда
угощение.
     Лучетта. Да, ваша милость, потанцуем и повеселимся, раз столько тут нас
молодых. Но я хотела бы,  с  вашего позволения, сказать  два словечка. Я вам
очень благодарна за то, что  вы сделали  для меня. И обе другие невесты тоже
вам  очень  признательны.  Но  мне  неприятно одно.  Вот вы  не  кьоджинский
человек, а приезжий.  И мне  бы не хотелось,  чтобы вы, когда уедете отсюда,
стали про нас  рассказывать  всякое-такое  и чтобы пошла по свету молва, что
мы, кьоджинки, любим цапаться. Сказать  правду, то, что вы видели и слышали,
-  чистая  случайность.  Мы  женщины  хорошие,  честные. Но  веселые.  Любим
веселиться. И сейчас  хотим попрыгать и поплясать.  И хотим, чтобы все могли
сказать: да здравствуют кьоджинки, да здравствуют кьоджинки!

     КОНЕЦ





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1112 сек.