Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Анатолий Гребнев - Из цикла "Венок сюжетов" - Дамоклов меч

Скачать Анатолий Гребнев - Из цикла "Венок сюжетов" - Дамоклов меч

   4                                        3
   Вот теперь о власти.  Если верно,  что короля играет свита, то надо
признать, что иногда она это делает с великим удовольствием. Не прошло
и нескольких месяцев,  как Аркадий Аркадьевич, по-прежнему доступный и
обаятельный,  свой  в  доску,  -  заходи не стесняйся,  - уже чем-то и
кем-то распоряжался,  кого-то чем-то оделял,  а кому-то,  случалось, и
отказывал,  и в приемной у него,  среди коллег,  приходивших со своими
заботами,  то есть что-то просить, можно было встретить мировую знаме-
нитость, того же Х. или Ш., и это - в порядке вещей.
   Как уже сказано,  Аркадий Аркадьевич, будучи при таком месте, умуд-
рился не нажить врагов даже среди такой капризной публики.  У него об-
наружилась  замечательная  память  -  и на имена-отчества в том числе,
главное же - на предметы,  события и просьбы,  так что ни об одной  из
них  не приходилось напоминать,  он сам мог напомнить при случае:  "ты
ведь просил" или "вы,  кажется,  просили...  так вот, удалось выяснить
то-то и то-то".
   Много ль вы встречали таких начальников?
   Просьбы были все больше бытового свойства,  касательно разных благ,
доступных, как ни странно, не каждому. Но существовали материи и более
сложные, в которых приходилось ориентироваться, и делать выбор, и при-
нимать решения,  порою даже рискованные.  В музыке,  как известно, шла
борьба. Рядом с музыкой, понятной народу, существовала и музыка, наро-
ду чуждая:  формализм, модернизм и прочие "измы", взятые на вооружение
- да,  совершенно верно,  - нашими идейными противниками, реакционными
кругами и иже с ними.  Все эти извращения в виде додекафонии  (словеч-
ко-то какое!), конкретной музыки (то же самое, надо понимать, что абс-
трактная живопись),  не говоря уж о пресловутом рок-н-ролле,  находили
себе поклонников в среде неопытной молодежи,  да и,  что тут скрывать,
людей постарше.
   Положение осложнялось тем, что на вредных позициях стояли чаще все-
го  талантливые  люди,  на позициях же правильных - люди бездарные,  с
этим,  хочешь не хочешь,  приходилось считаться.  Талантливые и чуждые
пользовались к тому же покровительством заграницы. Одним словом, вмес-
то старой прямолинейной политики требовалась политика новая,  утончен-
ная,  с известной уступкой отечественным авангардистам, что уж тут по-
делаешь. А начнешь уступать - поднимают голову свои же правоверные: вы
что ж,  братцы, совсем потеряли чувство реальности?.. Нет, братцы, это
вы его потеряли... В общем, попробуй покрутись между теми и этими.
   Аркадий Аркадьевич,  как нетрудно догадаться,  ловко  управлялся  с
этой задачей,  умея внушить каждой из противостоящих сторон, что защи-
щает, как может, именно ее интересы.
   Собственные его симпатии склонялись скорее  в  пользу  непризнанных
гениев,  как их называли. К одному из них, композитору Валерию Бровки-
ну, Аркадий Аркадьевич питал даже особую слабость. Бровкин Валерий был
отчаянный авангардист,  человек крайних взглядов, резких высказываний,
пьющий, но, что поделаешь, талант. В лице Фаустова он приобрел поклон-
ника и покровителя. Обычно между признанными и непризнанными существу-
ют отношения скрытой,  а когда и явной вражды и взаимной зависти.  По-
нятное дело, непризнанные завидуют тем, кто, по их мнению, незаслужен-
но занял место на Олимпе.  Но этим-то чему завидовать?  Не будущей  ли
славе,  которая уж наверное, как не раз бывало, поменяет местами фаво-
ритов и неудачников? Не потому ли так нервничают фавориты?
   Вот уж от чего был непритворно свободен  Аркадий  Аркадьевич.  Черт
возьми,  в нем все-таки жил художник,  и не Сальери,  а Моцарт, что бы
там ни говорили. Спросите у Дианы, сколько раз в домашнем кругу, среди
самых близких, он превозносил талант Валерия Бровкина; случалось, бро-
сался к роялю, чтобы наиграть по памяти какую-то полюбившуюся ему тему
или даже фрагмент.  И говорил при этом "мы, старики" и "они, молодые",
на что Диана всегда отвечала: "Какой же ты старик, посмотрись в зерка-
ло!" - и была права.
   В зеркале  отражалась  приятная  наружность молодого еще человека с
ранними залысинами,  в свитере,  облегающем небольшое пока брюшко,  но
все еще полного жизни,  не чуждого ни увлечений, ни некоторых грешков.
Будь он повыше ростом и избавься от брюшка,  можно было б считать  его
неотразимым; тут, впрочем, у всякого свой вкус.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.8592 сек.