Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Анатолий Гребнев - Из цикла "Венок сюжетов" - Дамоклов меч

Скачать Анатолий Гребнев - Из цикла "Венок сюжетов" - Дамоклов меч

                                           5
   Итак, характер - это судьба.  Напомним: неожиданная карьера Аркадия
Фаустова была во многом следствием его характера,  а уж дальнейшее,  о
чем пойдет рассказ, было, вероятно, следствием карьеры. Вот такая, ес-
ли хотите, причинно-следственная связь.
   Дальнейшее явилось в образе  девушки-музыковеда  Наташи,  затеявшей
писать о нем монографию.  Монография полагалась Фаустову, так сказать,
по чину,  в издательстве что-то долго собирались, и вот наконец пришла
Наташа.  Очень скоро выяснилось,  однако, что как раз монографию напи-
сать Наташе не под силу. Первые же страницы были Аркадием забракованы.
Наташа переписала их наново,  но результат был тем же.  Сели вместе. А
уж где сели, там и прилегли. Благо, к тому времени у Аркадия была своя
мастерская,  мы о ней упоминали,  - квартирка на Пресне, в Среднем Ти-
шинском,  куда деятельная Диана втащила кабинетный рояль и  аппаратуру
для записи, все, как у людей, и еще, конечно, тахту, по поводу которой
были всякие шуточки. С шуточек же, как известно, все и начинается.
   Наташа эта оказалась крепким орешком.  Никаких коньяков, ну, кофе -
это еще ладно.  Джин с тоником? Да что вы, Аркадий Аркадьевич, мы ведь
с вами работать собрались. Да нет, Аркадий Аркадьевич, не надо. Пусти-
те, прошу вас. Следующий раз, вы уж простите, я к вам сюда не приду...
"Придешь!" - обещал Аркадий.
   Мешал дневной свет,  штор в мастерской еще не было, Диана все соби-
ралась.  "А ты закрой глаза",  - говорил Аркадий.  В отличие от многих
других,  Наташа не притворялась,  а и впрямь была стыдливой. Ох уж эти
стиснутые зубы - как будто тебя режут.  Ну что,  ну что?..  Не хватало
еще слез!  Господи!..  Тем не менее после всего она проворно сбегала в
ванную  и вернулась оттуда в халате Аркадия и уж с другим,  как бы это
сказать,  выражением лица,  и - уже на "ты".  "Пустое вы сердечным  ты
она,  обмолвясь,  заменила"... Аркадия всегда забавляла в женщинах эта
мгновенная перемена: чего уж там теперь!..
   3атеянная монография так и не сдвинулась с места, зато джин с тони-
ком  имел  успех,  и отсутствие штор в мастерской дарило свои радости;
музыковед Наташа,  похоже,  входила во вкус той жизни,  которую, как и
обещал, открыл ей многоопытный в делах любви композитор.
   Но -  что странно и неожиданно - сам Фаустов втягивался мало-помалу
в этот новый роман,  теперь уже и не  откладывая  встреч,  как  бывало
раньше, а торопя их и даже напоминая о себе телефонными звонками, чего
с ним и вовсе не случалось.
   Писать Наташа не умела, к тому же, как выяснилось, к творчеству Фа-
устова,  особенно в области больших форм, относилась критически, что и
не считала нужным скрывать. Послать бы ее куда подальше, но Фаустов, в
отличие от большинства коллег, не терял в таких случаях чувства юмора,
а уж тут ситуация показалась ему совсем забавной: "Займемся монографи-
ей", - говорил он, раздевая Наташу.
   Она оказалась старше, чем выглядела, о чем в первый же день с неко-
торым смущеньем и тревогой сообщила Аркадию: ей тридцать два года. Уже
тридцать два, не смотрите, что так выгляжу. Как же не смотреть, именно
что смотреть! И тем не менее. Тридцать два, а дочке восемь, есть, ста-
ло быть,  еще и дочка, пошла во второй класс. Мужа нет, с мужем в раз-
воде.  Давно ли?  Давно.  С самого начала.  Живут втроем:  она, дочь и
мать...  Уже то, что он входил во все эти обстоятельства, было для Ар-
кадия Аркадьевича внове, до сих пор он таких подробностей избегал.
   Дальше - больше: стал, видите ли, звонить. И по телефону - с бабуш-
кой, ее матерью Анной Александровной - о том о сем, о житье-бытье. Жи-
ли они в самом центре, на Петровских линиях, где "Будапешт". И надо же
как  совпало - дом под угрозой.  То ли в капитальный ремонт,  то ли на
слом,  а жильцов,  как водится,  на окраину, в Бибирево или Коньково -
разницы мало...  Ну уж тут,  как говорится,  сам бог послал им Аркадия
Аркадьевича с его телефоном-вертушкой...
   Вот так постепенно беспечный донжуан и  прожигатель  жизни,  вместо
того  чтобы  продолжать жуировать,  как это называлось в прошлом веке,
обзаводился тем, что называется второй семьей в духе века нынешнего.
   Как это все-таки случилось?  Чем прельстила его эта девушка-очкарик
тридцати  с лишним лет,  никакой не секс-символ,  похожая к тому же на
жену Диану,  да еще и с неустроенностью,  заботами,  сумками,  с  этой
квартиркой  в Лиховом переулке,  куда все-таки удалось их определить и
где вскорости Аркадий Аркадьевич стал уже своим  человеком...  Сказать
кому-нибудь!
   Однажды в  разговорах с Наташей обсуждали сенсацию музыкального ми-
ра: жена знаменитого композитора У., не прошло и нескольких месяцев, а
то и недель после его кончины,  вновь вышла замуж, да за кого - за ка-
кого-то непонятного фоторепортера, моложе ее лет на десять. Шокирующая
новость эта бурно обсуждалась. Бывшая вдова не стала делать секрета из
своего замужества,  в этом был даже,  если хотите, некоторый вызов об-
щественному мнению,  нам с вами.  Удивляла,  конечно, стремительность.
Что называется, еще и башмаков не износила. Но и другое: У. безрассуд-
но  лишала себя положения почтенной вдовы великого человека,  круга их
общих друзей и почитателей,  а кроме того, простите, и гонораров, хотя
на  сей счет были разные прогнозы,  - и все это ради какого-то прохин-
дея-фотогран фа, - а кем он еще мог быть, как не прохиндеем!
   "Молодец! - сказала Наташа.  - Настоящая женщина!" - "То  есть?"  -
"Сумела отличить главное от мелочей, это мало кому удается!" - "Что ты
имеешь в виду? Что главное?" - "Личная жизнь, любовь, а что же еще!"
   Вот так единственный раз произнесено было это слово. Любовь, любви,
про  любовь...  что-то  из другой жизни,  из книжек,  из оперных арий.
Странно было примерять его к себе,  помещать в комнату в Лиховом пере-
улке или на продавленную тахту в мастерской.
   Смешно, но и Диана высказалась по поводу У. в том же смысле и почти
теми же словами, заняв решительно сторону бывшей вдовы и прохиндея-фо-
тографа,  нашедших свое счастье вопреки всем пересудам. Вообще у них с
Наташей нередко совпадали взгляды,  и Аркадий каждый раз  отмечал  это
про себя,  посмеиваясь:  надо же, какое сходство. Да они и внешне при-
надлежали одному типу женщин, и во всем остальном не так уж разнились.
Зачем,  собственно говоря, нужно было менять одну на другую? А он и не
думал менять,  они обе как бы вполне уживались бок о бок в его  жизни,
причиняя, конечно, определенные неудобства, иногда забавные. Обе, нап-
ример,  любили готовить, и, отведав своих любимых домашних пельменей у
Наташи, Фаустов должен был давиться тем же фирменным блюдом у себя до-
ма.  В довершение совпадали и праздники,  и даже,  как ни странно, дни
рождения: обе умудрились родиться в один день!
   Оставалось только познакомить их друг с другом. Глядишь, и подружи-
лись бы!  Такая шальная мысль порой приходила в голову. А что? Это, по
крайней мере, облегчило бы жизнь всем троим.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1037 сек.