Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Анатолий Гребнев - Из цикла "Венок сюжетов" - Дамоклов меч

Скачать Анатолий Гребнев - Из цикла "Венок сюжетов" - Дамоклов меч

                                           8
   Смех смехом,  а ведь она, пожалуй, и впрямь рассчитывала на это за-
вещание, то есть ждала его смерти, а как иначе, и мысль эта, что твоей
смерти  хотят  и  ждут и где-то тикает часовой механизм,  отмеривающий
твои дни,  - мысль эта, до сих пор отвлеченная, книжная, все сильнее и
уже  впрямую  овладевала Фаустовым,  обдавая его ледяным,  мистическим
ужасом.  Он никогда раньше не был мнительным; помнится, они в компании
веселились  по поводу друга-режиссера,  имевшего привычку хвататься за
разные части тела с жалобами,  что здесь, мол, у него колет, а тут бо-
лит,  и как раз Аркадий уморительно копировал друга,  прикладывая руку
то к грудной клетке,  то к заднице.  Теперь он сам иногда - не то чтоб
прикладывал руку,  а все же прислушивался к своему организму,  пытаясь
выследить то здесь,  то там недремлющую адскую машину. Ничего не боле-
ло.  Как-то однажды защемило сердце, но выяснилось, что это всего лишь
мышечная боль, простуда. Это, оказывается, легко устанавливается: таб-
летку под язык,  и если не проходит,  то, значит, не сердце, вот и вся
премудрость.
   Но когда-то же это должно начаться? Когда?
   Он стал ступать по земле осторожнее,  избегая резких движений. Он и
раньше знал меру в пьянстве,  говоря о себе: "Я не по этой части", - а
нынче уж и вовсе стал пить глоточками. Впрочем, коньяк, говорят, поле-
зен для сосудов...
   Проклятое это завещание висело над ним,  здоровым, зловещим призра-
ком, приговором, ожидающим исполнения.
   Когда?
   Однажды весенним днем он ехал на работу в Союз,  сам за рулем своей
"Волги", и решил завернуть по дороге в поликлинику, благо крюк неболь-
шой и времени до заседания оставался час - достаточно, чтобы заехать и
показаться врачу,  если тот на месте.  Врач оказался на месте - симпа-
тичная блондиночка с красивой грудью и длинными ногами,  из тех,  кого
он в былые времена не пропускал. "Раздевайтесь, - сказала блондиночка.
- Что-то я вас не помню. Какие жалобы?"
   Жалоб у Аркадия Аркадьевича не было, но, как бы в оправдание своего
визита, он показал на сердце: вот, иногда...
   - Не  надо  показывать на себе,  - заметила врачиха,  не отвечая на
взгляды Аркадия Аркадьевича. - Ложитесь. Расслабьтесь, пожалуйста.
   Волосатая грудь Фаустова не произвела на нее впечатления,  без при-
менения оставались и взгляды;  она проделала все,  что положено, сняла
кардиограмму и,  повертев в руках бумажную ленту,  с этой же лентою  в
руках и удалилась, влача ее за собой, как серпантин.
   Через несколько  минут Фаустов держал ответ уже перед целым синкли-
том ее коллег, набежавших неизвестно откуда.
   - Что вы чувствовали, какую боль?
   - Никакой боли.
   - Может быть, в плече?
   - Да нет же.
   - Но что-то же вас к нам привело,  - продолжал старший по возрасту,
в колпаке, - какие-то ощущения, не правда ли?
   - Никаких ощущений.
   - Вот так-таки взяли и приехали сами?
   - Как видите.  А в чем,  собственно, дело? - поинтересовался в свою
очередь Фаустов.
   - А в том дело,  милейший, что у вас инфаркт... Нет уж, не вставай-
те, лежите. Вы как сюда приехали, на чем?
   - На машине.
   - Ключи,  пожалуйста. И телефончик. Есть дома кто-нибудь - отогнать
машину?
   - Зачем?
   - Как зачем? Не бросите же ее здесь.
   - А я, значит, что же... - дрогнул Фаустов.
   - А вы - на "скорой",  на чем же еще...  Ты позвонила, Танечка? Это
что,  первый у него?..  Лежите,  пожалуйста, смирно. Головку ему повы-
ше... Вот видите, как удачно. Подгадали, можно сказать...
   - И то правда,  - усмехнулся Фаустов,  уже чувствуя,  как  холодеет
спина...
   Месяц после этого он провалялся в больнице,  еще месяц провел в са-
натории,  аккуратно вышагивая по мокрым дорожкам положенные километры.
Первые дни на больничной койке, в реанимации, он был почти уверен, что
помрет. Должно же наконец завещание вступить в законную силу. Помирать
не  хотелось.  Если выживу,  осторожно думал он,  начну вести здоровую
жизнь.  И прежде всего надо будет разобраться с женщинами. Он наблюдал
их весь первый месяц,  одну и другую, обе были здесь, поблизости - На-
таша почти ежедневно, да и Диана тоже. Вот уж подходящий случай им на-
конец подружиться, что ни говори.
   Сами они,  вероятно,  были другого мнения. Наташа в первый же день,
как только ее к нему пустили,  заявила Фаустову:  "Не бойся, все будет
хорошо. Я тебя вытащу, пусть не надеется". Это надо было понимать так,
что Диана надеется на его смерть,  а Наташа в пику ей не допустит это-
го. Сама Диана от комментариев великодушно воздерживалась, лишь иногда
вставляя реплику вроде:  "Эта курица уже  приходила?"  -  или  просто:
"она",  чаще - "она". И, честно говоря, непохоже было, чтобы Диана то-
ропилась с наследством,  скорее наоборот: она со всей своей безжалост-
ной энергией - уж если что задумала - подняла на ноги врачей, задарила
сестер и нянечек - не для того же, чтобы они его уморили. Привезла од-
нажды и профессора,  мировое светило, после чего Фаустову слегка поме-
няли таблетки - что-то отменили, а что-то, наоборот, добавили. Сам Ар-
кадий Аркадьевич по свойству характера уже воспрял духом, шутил и заг-
лядывался на женщин.
   Он вернулся помолодевший,  со свежим загаром от весеннего солнца, с
вернувшейся  прежней  походкой;  позвонил из дому Наташе,  а на другой
день с утра отправился к ней. Жизнь продолжалась.




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1 сек.