Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Исторические прозведения

Дмитрий Емец - ВЛАДИМИР МОНОМАХ

Скачать Дмитрий Емец - ВЛАДИМИР МОНОМАХ

    * * *

    Когда  похоронили  Всеволода, часть дружины киевской и брат его Ростислав,
стали  говорить  Владимиру:  "Сядь  на  стол  киевский! Люб нам ты. Встанем за
тебя."
    Но на это Владимир отвечал им:
    "Не могу я сесть на стол ваш, хоть бы и хотел. Сами ведаете, что по закону
русскому  не  я князь ваш, но Святополк. Уступлю ему стол отца моего. Не стану
сеять на Руси рознь и смуту, ради своей корысти."
    В  те  годы,  славные  и одновременно тяжелые для нашей земли, существовал
обычай   лествичного   восхождения,  сохранившийся  издревле.  По  лествичному
восхождению,  много  бед  принесшему Руси, на золотой Киевский стол садился не
старший  сын  умершего князя, но следующий по старшинству брат его, либо, если
самого брата не было в живых, старший сын этого брата.
    И  вот  по этому обычаю Киевское княжество должно было отойти к Святополку
Изяславичу,  старшему  сыну  почившего  князя  Изяслава, приходившегося братом
покойному  Всеволоду. К печали всей земли нашей, Святополк по личным качествам
своим был достоин стола Киевского куда меньше Мономаха.
    Был  Святополк  хоть  и храбр, но завислив, заносчив, доверчив к клевете и
чрезмерно  корыстен.  Воля  его  не  отличалась  твердостью и, веря наушникам,
совершал он поступки, от которых впоследствии страдала вся земля.
    Разумеется,  Владимир  Всеволодович знал цену Святополку, вместе с которым
рос  и чьи ровесником был, но понимал и то, что, если сядет на стол Киевский в
обход  своему  двоюродному  брату,  то  неминуемо  вызовет  это раздор в земле
Русской.
    И  потому,  уступив  Святополку  Киевский  стол,  Мономах  отбыл с тяжелым
сердцем  в  свою  вотчину.  Заехав в придорожную часовню, поставил он свечу и,
встав на колени, долго молился:
    - Благодарю  тебя,  Боже,  что  дал  ты  мне  силы совладать с искушением.
Великий  грех  лег  бы  на  душу  мою, если из-за моей корысти пролилась кровь
русская.  Душа  моя, как будешь изнемогать, вспомни: много ли взяли отец и мой
дед,  когда  легли  в  гроб? Лишь то с ними осталось, что сделали они для души
своей.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0942 сек.