Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Мемуары

Т.Позднякова. - Виновных нет... (Ахматова и Гаршин)

Скачать Т.Позднякова. - Виновных нет... (Ахматова и Гаршин)

      Последняя запись в дневнике жены Энгельгардта Андриевской датирована 16
ноября  1941  г.:  "...В  городе голод. Последние остатки сберегли для Таты.
  Снятся  страшные сны -- но о них после. Третий месяц ложимся спать, не
раздеваясь. Такое чувство, точно едешь куда-то и все не можешь приехать; или
сидишь  на  вещах  на станции, ждешь поезда, а его нет, нет, нет.  Анна
Андреевна  умница,  она сейчас в Ташкенте.  Страшнее всего мне за Тату,
жальче  более  всех  Борю.  Он остро голодает, у него началась цинга, опухли
глаза,  и минутами я боюсь потерять его".
     Борис  Михайлович  Энгельгардт  умер 25 января 1942 г. Лидия Михайловна
Андриевская -- 6 февраля 1942 г. Николай Васильевич Зеленин -- 25 февраля того
же года. Дочь Зеленининых М. Н. Варламова вспоминает о том, как Гаршин узнал
о  смерти  ее  отца:  "Наступила весна. Мы, дети, бегали по улице: я, брат и
Таня  Энгельгардт,  которая  теперь  жила  у  нас. Идет Гаршин. Он несколько
месяцев у нас не был. Спрашивает:
     -- Где мама?
     Мы говорим:
     -- Пошла на донорский пункт.
     -- А папа?
     И  тут  у  нас,  у всех у троих, началась буквально истерика -- мы стали
хохотать  и  никак  не  могли остановиться: нам показался диким этот вопрос,
ведь  очевидно  же,  что  он умер. Владимир Георгиевич не понял тогда, что с
нами   творилось,  и  говорил  потом  маме  о  нашей  жестокости"  (сообщено
составителю комментария М. Н. Варламовой).


     {41} Чуковская, т. 1, с. 489ю

     {42} Там же, с. 502.

     {43} Пунин, с. 373.

     {44}  Адмони Владимир Григорьевич (1909-1993) и его жена Сильман Тамара
Исааковна  (1909-1974)  --  филологи,  литературоведы,  специалисты по теории
немецкой  грамматики  и стилистики, переводчики, поэты, мемуаристы. См. кн.:
Сильман Т. И., Адмони В. Г Мы вспоминаем. СПб., 1993.


     {45}  Герштейн  Эмма  Григорьевна  (1903-2002)  -- специалист по русской
литературе Х1Х-ХХ вв., автор ряда исследований о Лермонтове.
     Друг  Ахматовой  с  1934  г.  Составитель  и  автор  комментария в кн.:
Ахматова  А.  А.  О  Пушкине.  Л.,  1977  (переизд.  в  1984  и  1989  гг.).
Воспоминания  Герштейн  об  Ахматовой  см.  в  изд.: Воспоминания, Герштейн;
Герштейн Э. Г. Память писателя. СПб., 2001.


     {46}  Герштейн,  с.  477;  см.  также:  Рыбакова,  с. 225; Адмони В. Г.
Знакомство  и  дружба  //Воспоминания, с. 343; Герштейн Э. Г. Беседы с Н. А.
Ольшевской-Ардовой //Воспоминания, с. 261.

     {47} Будыко, с. 106.

     {48} Герштейн, с 478.

     {49}  РГАЛИ,  ф.  571,  он.  1,  ед, хр. 497. (Там же хранятся и другие
письма Гаршина Щепкиной-Куперник.)
     Приводим письмо целиком:

     Дорогие Татьяна Львовна и Маргарита Николаевна!
     Мне  хочется  думать,  что Вы простите меня -- пишу не отдельные письма.
Причину  (психологическую)  вряд ли стоит объяснять, она, вероятно, понятна.
Спасибо  за  теплые  письма,  они  порадовали  и  согрели  меня. Так много в
прошлом.  Я,  впрочем,  как-то  потерял  границы прошлого: все живет во мне,
вернее, я живу всем -- и прошлым, и настоящим. Все как-то слилось в одно, как
мелодия,  которая  длительна  и  неразрывна.  И когда слушаешь конец ее, она
живет  вся,  а  не  только  отдельные  аккорды  настоящей  секунды. Пусть не
покажется  вам вычурным это сравнение (кстати сказать, не мое). Впрочем, это
не  мысль,  а  переживание,  ощущение,  все  время живущее во мне. Вероятно,
поэтому  так  и  напряжена  моя  жизнь.  И  не умерли прошедшие годы, и живы
ушедшие.  Живут и страшные последние годы моей жизни. Может быть, именно то,
что я пишу, и может всего яснее рассказать Вам обо мне.
     Жизнь  сейчас  на  переломе.  В  эти дни переезжаю на старое пепелище --
домой  на  Троицкую  (я  жил три года в лаборатории). Кончается своеобразный
период. Дома, где все связано с Татьяной Владимировной, мне тяжело. Мира нет
в душе, не знаю, будет ли. И это не дает возможности создавать что-то новое.
Как-то  сразу пришла психологическая старость, а впрочем, и пора: мне сейчас
57  лет.  Дело  не  в  годах,  а в отношении к жизни и людям. Отошли, отпали
мелочи  и  суетность,  очистились  отношения  к людям. Пишу Вам об основных,
главных штрихах, вернее, линиях, жизни моей.
     Летом  не удастся отдохнуть: нужно написать ряд статей -- подвести итоги
этим  годам.  В  августе  в Москве будет конференция, на которую меня зовут.
Хочется  побывать  в Москве, но и хлопот боюсь, и дорога страшит, так что не
знаю,  удастся ли. Спасибо Вам за приглашение, рад буду опять быть под Вашим
кровом.
     Был на могилах Николая Борисовича и Коли. Мне указали их. Они на том же
кладбище,  где  похоронена и Татьяна Владимировна. При жизни людей не всегда
можешь  определить  роль  их  в  своей  жизни.  А  после  -- понимаешь ясно и
отчетливо.  С  Колей  у  меня  связано  много. И сейчас не звучит та струна,
которая  так  радостно  отзывалась  на  прикосновение его души. Для меня его
смерть -- большое горе.
     26. VI1944 г. Ваш Гаршин
     Ленинград 2
     Ул. Рубинштейна, д. 15/17, кв. 459.

     Полынов   Николай   Борисович   (?-1939)   --   адвокат;   муж   Т.   Л.
Щепкиной-Куперник.
     Коля -- см. примеч. 12 на с. 237, примеч. 15 на с. 238-240.


     {50} Рыбакова, с. 226.

     {51}  Калугин  О.  Дело  КГБ  на  Анну  Ахматову  //  Госбезопасность и
литература на опыте России и Германии. Материалы конференции. М., 1994. С. 76.

     {52} Герштейн, с. 478.

     {53} Памяти В. М. Гаршина. СПб., 1889. С. 35.

     {54} Рыбакова, с. 225.

     {55}   Хейт   А.  Поэтическое  странствие  /  Пер.  с  англ.  Дневники,
воспоминания, письма А. Ахматовой. М., 1991-С. 314.'

     {56} Лукницкий, т. 1, с. 127.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.8854 сек.