Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Андрей Соломатов - "Г"

Скачать Андрей Соломатов - "Г"

    8.

  

   Проснулся  Лупцорв   рано  утром   в  абсолютной  тишине,  которая,
возможно, и  была причиной  его пробуждения.  Он долго лежал, глядя на
зеленое небо  за окном.  Мысли его, вялые и путанные со сна, были лишь
отражением окружающего,  осколками тех  событий и  впечатлений, что он
успел пережить за эти сумасшедшие дни.

   Проснувшись и  блуждая взглядом  по комнате,  Лупцов увидел рядом с
собой, на стуле, небольшой томик. Он лениво дотянулся до него, раскрыл
и прочел  первое, что  ему попалось  на глаза:  "Бог Ям-Нахр  говорит:
Обращаюсь к  тебе, отец наш Эль, Преданный тебе Река-судия. Отдайте, о
Боги, того, кого приютили, того, кто у многих находит прибежище".

   Читал Лупцов невнимательно, машинально повторяя про себя непонятные
строчки. Затем  он отложил  книгу, надел  сапоги и  вышел на  крыльцо.
Велосипед его,  который он  прислонил к перильцам, по самый руль зарос
плесенью. Следы, оставленные им вчера, за ночь заросли, как будто их и
небыло вовсе.

   - Отдайте,  о Боги,  того, кого приютили, - бессознательно повторил
Лупцов. Он  спустился с  крыльца, дошел до калитки и даже почувствовал
от этого  удовольствие -  идти по  толстому слою  плесени  было  также
приятно, как по лесному мху.

   Неожиданно лупцов  услышал собачье  повизгивание.  Он  привстал  на
цыпочки, заглянул  за забор и увидел на дороге большого черного дога с
серебристыми пятнами заразы на ляжках и боках. Собака была словно бы в
чулках -  лапы ее  сплошь покрывала голубая плесень, и Лупцов подумал,
что животное  уже обречено, через несколько часов плесень сожрет пса и
выйдет из  собачьего нутра  густым сочным  снопом, как это случилось с
его соседом.

   Лупцов свистнул  догу, и  тот, повинуясь  своей  собачьей  природе,
бросился к человеку, навалился на калитку всей тяжестью своего мощного
тела и  открыл ее.  Повизгивая от  радости, а  может,  от  появившейся
надежды  на  спасение,  черный  пес  завилял  хвостом,  заиграл  литым
бревноподобным туловищем,  заходил кругами  вокруг  Лупцовав,  а  тот,
испугавшись, запричитал:
   - Только  не прислоняйся  ко мне. Только не прислоняйся. Вылечить я
тебя все  равно не  смогу. - И в этот же момент он подумал, что собаку
можно попробовать  вымыть с  мылом,  а  потом  протереть  какой-нибудь
ядовитой гадостью.

   Еще  вечером   прошлого  дня  в  сенях  Лупцов  заприметил  большую
канистру. Как  он и  предполагал, в  ней оказался  бензин,  и  Лупцов,
отыскав тряпку,  хорошенько намочил  ее  бензином  и  принялся  лечить
собаку. Дог,  словно понимая,  чего  от  него  хочет  человек,  вертел
головой,  стараясь   встретиться  со  спасителем  взглядом,  но  стоял
спокойно и  даже помогал  Лупцову - подставлял то один бок, то другой,
приподнимал нужную  лапу и  чвсто  фыркал  -  запах  бензина  был  ему
неприятен.

   - Ну  вот, -закончив,  сказал Лупцов и внимательно осмотрел собаку.
Черная шерсть  ее лоснилась  от бензина,  мощные мускулы подрагивали -
видимо, тело  чесалось, -  а глаза  смотрели на  человека  преданно  и
совсем по-человечески - с благодарностью.

   - Здоровый  ты какой,  - удовлетворенно  сказал Лупцов, - выживешь,
подружимся. - Пес радостно взвизгнул, и Лупцов погладил его по голове.
- Как тебя звать? У такой собаки и имя должно быть значительным. Лорд?
А может,  Люцифер? - Пес ответил басистым лаем, и Лупцов подтвердил: -
значит Люцифер.

   В доме  Люцифер освоился  быстро: улегся  на полу у дивана, положил
морду на лапы и мгноывенно уснул. Видно много времени провел на ногах,
по-звериному чувствуя,  что приляг  он хотя  бы на  несколько минут на
мягкий голубой  ковер, и ему уже не придется подняться, словно морская
волна, захлестнет  его серебристо-голубая  зараза, да  и похоронит под
собой.

   Спал Люцифер  крепко, шцмно  вздыхая и  повизгивая во  сне то ли от
кошмарных   сновидений,    а   может,    от   еще    более   кошмарной
действительности.

   А тем  временем Лупцов  нашел в доме большую касмтрюлю и приготовил
на паяльной  лампе рисовую кашу. Половину он вылил в алюминиевую миску
и поставил  остывать - для собаки, а сам наелся до икоты и после этого
решил пройтись,  прогуляться до  леса, посмотреть  вблизи, что из себя
представляют эти убийственные джунгли. Сытость благотворно повлияла на
Лупцова, он  даже повеселел. Страх перед неизвестной смертью несколько
поблек и  отошел на  задний план. Лупцов убедился, что бороться с этой
заразой можно, а значит, можно и приспособиться.

   Люцифер проснулся,  когда Лупцов снимал с гвоздя двустволку хозяина
дома. Пес вопросительно посмотрел на человека, и тот сказал ему:

   - Ты  поешь. Со  мной ходить  не надо.  Сиди дома.  Ты  же  глупый,
ткнешься мордой  в эту  гадость и  все, помрешь.  - Словно  бы понимая
человека, Люцифер  подошел к  миске с  кашей,  обнюхал  ее  и,  громко
чавкая, принялся есть. - Дома, - повторил Лупцов. Он нажал на рычажок,
разломил ружье  пополам и,  к своему удовлетворению, обнаружил там два
патрона. Ружье оказалось заряженным.

   Даже привыкнув  к голубому  покрову, Лупцов  был потрясен  тем, что
увидел в  лесу. Глазам  его предстала совершенно неземная картина. Лес
стоял, не  шелохнувшись, благодаря "шубам", расстояние между деревьями
сильно  сократилось,   и  в   некоторых  местах   деревья   совершенно
сомкнулись, образовав  сплошную стену.  Сапоги Лупцова  сантиметров на
двадцать утопали  в плесени, она чавкала под ногами, сочные стрелки ее
глухо лопались, оставляя на голенищах мокрые маслянистые следы.

   Лупцов долго  бродил по  опушке  леса  и  любовался  этими  дикими,
фантасмагорическими пейзажами.  Он думал  о том,  что Иоанн ошибся или
слишком уж  переусердствовал в  описании конца  света.  Все  выглядело
гораздо приличнее  и без  эфектных апокалипсических  штучек с четырьмя
всадниками и  прочей  ерундой.  Это  выглядело  даже  красиво,  и  все
безобразное, все,  что изуродовал  человек, перестраивая  мир на  свой
скудоумный  лад,  в  считанные  часы  исчезло  под  этим  удивительным
покрывалом. Природа  исправила все  сама. Получилось  и гигиенично,  и
живописно.

   Неожиданно Лупцов  услышал треск  сучьев. Он  обернулся и  увидел в
нескольких метрах  от себя  лося.  Огромный  самец  с  лопатообразными
рогами, шатаясь,  вышел из  леса и  остановился. Первое,  что пришло в
голову Лупцову, это застрелить животное. Он снял с плеча ружье, но вид
у сохатого  был настолько  жалкий, а  в глазах  читались такие тоска и
ужас, что  Лупцов опустил ружье. Минуты две постояли друг против друга
человек и  лесной  зверь.  За  это  время  Лупцов  успел  как  следует
расглядеть лося.  Тот почти  весь был  покрыт голубым  налетом, и даже
губы его  слегка серебрились, а это означало, что животное отравлено и
жить ему осталось каких-нибудь пару часов или того меньше.

   - Иди, иди, - сказал ему Лупцов. и сохатый опустил голову и медлено
вернулся в лес.

   На какое-то  мгновение Лупцов  пожалел, что  отпустил животное.  Он
занервничал, взвел  курки, понимая,  что может  опоздать, - лось уйдет
далеко, умрет в непроходимой чаще, и Лупцов не сумеет отыскать его. Но
он не  был охотником  и ко всему живому испытывал уважение горожанина.
Едва ли  не впервые  в жизни  Лупцов вывел  для себя зависимость таких
двух понятий, как убийство живого существа и утоление голода.

   На обратном пути Лупцова заставил вздрогнуть человеческий    
голос. Проходя мимо небольшого овражка, он услышал все ту же просьбу о
помощи.

   - Игорь, помоги! - каким-то знакомым женским голосом взывало к нему
чудовище. Лупцов  остановился, попытался  вспомнить, кому  принадлежит
этот голос,  но так  и не  вспомнил. А  существо в  овраге,  очевидно,
приняв  остановку   человека  за   колебания,  закричало   жалобнее  и
настойчивей:

   - Игорек, милый, помоги же мне!

   Взяв ружье наперевес, Лупцов осторожно пошел на голос. Ему было по-
настоящему страшно,  пальцы, лежащие  на курках двустволки, дрожали, и
он боялся,  что случайно  может нажать  посильнее и выпустить в воздух
оба заряда, которые неизвестно еще как и когда могут пригодиться.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0967 сек.