Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Документальные

Николай Старилов. - Законы Истории

Скачать Николай Старилов. - Законы Истории

     О. Лацис:  "Проще  простого:  дай  рабочему власть  решать  самому,  на
предприятии  и  в  государстве,  вопрос   о  распределении  вновь  созданной
стоимости - и он никому не позволит "присваивать  себе труд другой группы"."
Затем он "доказывает",  что "при Ленине" рабочим была дана большая власть. А
через  полторы страницы спокойно пишет: "Узурпировав таким образом не только
права партии,  но и права рабочих  и крестьян, Сталин неизбежно должен был и
охранявшие его власть меры подавления направлять не только  против партийной
верхушки." Членораздельно объяснить как,  каким образом один  человек (  или
даже несколько ) может узурпировать  власть победившего  в  социалистической
революции  пролетариата  через  10-15  лет после этой революции,  О.  Лацис,
естественно, не может.
     Как же в действительности обстояло  дело с  властью "данной рабочим"? Я
уж не говорю о том, что власть рабочим никто дать не может, они могут только
сами ее взять. Ну, да, ладно.
     При Ленине. "Рабочий  класс России,  носитель государственной власти, с
необычайной энергией и самоотверженностью возглавлял борьбу за революционное
преобразование  страны.  "(История  СССР,  т.8.М.1967г. с.27).  И на этой же
странице   тот  же  автор  Ю.А.  Поляков  пишет:  "Рабочие,   оставшиеся  на
предприятиях  и   изнемогавшие  от  голода  и  усталости,   стали   выражать
недовольство   экономической   политикой   Советской   власти."   "Носитель"
государственной власти  выражает недовольство  самим  собой. Оригинально. О.
Лацис не одинок. Но, может быть,  позже, как  уверяет О. Лацис, рабочим была
"дана  власть"? Вот что писал в те  годы Ф. Дзержинский: "Рабочий класс  сам
для себя  решает, сколько он может взять для непосредственного потребления в
виде заработной платы, что должно быть  накоплено и вложено в промышленность
для ее  дальнейшего  расширения  и  улучшения."  (Избр.произ.  т.2,  с.230).
Получается, что рабочий класс сам решил в 1928 году ободрать себя как липку.
Как видно, не один Сталин грешил социальной демагогией.
     О.  Лацис  притворяется  наивным,  твердит  о  какой-то  "экономической
демократии"  в 20-е годы, уверяет читателя, что  рабочие сами  устанавливали
себе зарплату, и действительно, откуда  же  экономисту О. Лацису, взявшемуся
за экономику  20-х годов, знать, что при росте цен на промышленные товары по
сравнению  с довоенным уровнем в  2-3 раза, зарплата рабочих, "установленная
ими самими" была  ниже довоенной?! Видать  и вправду ба-а-альшая власть была
дана рабочему  классу,  а уж информация  о прожиточном минимуме была и  того
больше.   Самое   замечательное   во   всех  рассуждениях  О.   Лациса   это
многочисленные и разнообразные способы, которыми он сам себя опровергает. Но
мы  имеем  дело  с  профессионалом. Ничто  не  может  выбить  его  из седла.
Оказывается:   "Ранний   социализм   в   Советском   Союзе   выполнил   свое
предназначение.  Правда,  получилось не  так, как хотел  Ленин и как реально
можно было - сравнительно быстро и с наименьшими потерями, - а по-сталински,
мучительно  и  с  громадными  жертвами.  Международная  обстановка  тоже  не
облегчала  этот  путь. Но дело  сделало. У сталинизма  нет  больше  массовой
социальной опоры в стране." Ну, что прикажете делать - плакать или смеяться?
Ведь совсем недавно О. Лацис утверждал,  что политика Сталина  противоречила
интересам   рабочих,  крестьян,  интеллигенции  -  получается,   что  Сталин
лишился...того, чего  не  имел.  Читатель удивленно  протирает глаза, смутно
чувствуя, что его  опять обманули. Нет больше социальной  опоры  сталинизма!
Пардон, но ведь О. Лацис так и  не открыл нам тайну  сию.  Впрочем, виноват:
"Ленин  тоже  говорит  о  возможности  присвоения  чужого  труда  как основе
классовых  различий. И  политически  нам безразлично, пользовался  ли Сталин
лично  этой возможностью  -  достаточно,  что он ее  создал. Этим одним  уже
определяется направленность  его  политики."  Опять та  же  старая  песня  о
Сталине-классе.  Попутно О.  Лацис  хочет  подсунуть нам  свое  "открытие" -
возможны классовые  различия  и  сношения  господства и  подчинения  ... без
самого класса.
     Дальше,  кажется,  идти  уже некуда.  И  снова  мы  попадаем  впросак -
оказывается, "целью"  "сталинского  антидемократического  поворота  (даже на
слово "переворот"  у  О. Лациса духу  не  хватило - революционного,  который
"зарядившись" и т.д.)  был ..."рецидив буржуазности". Это просто неправильно
с  филологической  точки  зрения -  рецидив  не  может быть целью,  если  же
говорить серьезно... нет, я  не могу говорить серьезно о том, что Сталин был
подпольным меньшевиком и рецидивистом буржуазности.
     Нет, как ни крутит О. Лацис, но  цель, действительную цель  Сталина ( и
не его одного)  он назвать не может, потому что  свалил разные цели в разные
периоды нашей истории  в одну кучу. Зато мы узнаем, что: "В социалистической
революции  ее цели  и  движущие силы  едины: это  трудящиеся классы."  Очень
свежо. Но  даже призвав на  помощь тень Наполеона с  якобинским  сапогом  на
голове вместо треуголки, О. Лацис не может и здесь выпутаться из собственных
противоречий.
 




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0351 сек.