Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Документальные

Николай Старилов. - Законы Истории

Скачать Николай Старилов. - Законы Истории

     Не зная  брода, большевики начали  слишком  рьяно  проводить "советскую
политику цен" и столкнулись в 1923 году с "кризисом сбыта". В 1923 году на 1
пуд ржи можно  было купить 1,5  аршина ситца вместо 5 аршин в 1913 году. Это
даже  неграмотный крестьянин понимал  и отказывался  покупать  промтовары по
таким ценам. Пришлось опять отступить - страна, промышленность только-только
начали  восстанавливаться  - и снизить цены  на  продукцию промышленности  в
среднем  на  треть.  Таким образом, перераспределение (  попросту  говоря  -
перекачивание) средств из сельского хозяйства в промышленность продолжалось,
хотя и в меньших масштабах.
     Но  если  в  1923  году  понижение  цен  на   треть  отвечало  рыночной
конъюнктуре,  то   в  1927/28  годах,  когда  восстановление  промышленности
закончилось, выпуск  продукции  увеличился в несколько раз и  соответственно
уменьшилась рыночная стоимость ("себестоимость") каждого отдельного изделия,
эти цены перестали удовлетворять  крестьян. Снижение в течение 1927 года цен
на промтовары на 10% ничего не изменило и крестьянин "забастовал".  К началу
1928  года  было  заготовлено 51,3  миллиона  центнеров  хлеба  вместо  70,2
миллиона  центнеров  к  началу  1927  года. Последовали  "чрезвычайные  меры
хлебозаготовок".
     Необходимость этих мер понимали все  и пусть с  колебаниями, вызванными
вполне  понятным  страхом - "кризис сбыта" 1923 года и, особенно,  восстания
1920-21 годов, были весьма грозными воспоминаниями, но  поддержали  их  тоже
все,  в том числе  и Бухарин, и  Рыков, и Томский  и другие будущие  "правые
уклонисты". Иначе стране, вернее городу и армии, угрожал голод.
     Трудности с хлебозаготовками начала 1928 года не были причиной, не были
даже  предлогом  для  "выдуманных"  Сталиным  "сплошной  коллективизации"  и
"раскулачивания". Они были всего лишь ударом колокола, сигналом для перехода
в наступление нового строя.
     Понимание того, что после  завершения восстановления страны (конец 1928
года) такое наступление  неизбежно, росло в правящем классе. Первым, кстати,
об этом заговорил в октябре 1927 года, то есть задолго до "хлебного кризиса"
- Бухарин.
     Такой  резкий  поворот  официальной  теории  дал   Троцкому  повод  для
издевательств: "Сегодня - "Обогащайтесь!",  а завтра  - "Долой  кулака!" Это
легко говорить Бухарину. Он берется за перо - и готово. Ему нечего  терять."
В последнем Троцкий  крупно ошибался  - последующие  события показали, что и
ему и другим было что терять.
     Антагонизм интересов  нового строя, нового  класса и  класса  крестьян,
мелкой буржуазии был доказан давно и не только теоретически - кровью 1920-21
годов  и   червонцами  1923  года.  1928  год  стал  пробой  сил,  предтечей
коллективизации.  "Чрезвычайные   меры  хлебозаготовок"  были   возвратом  к
политике  продразверстки,  возвратом,  вызванным  не  чьими-то  желаниями  и
"тележками", а объективной экономической  необходимостью.  Крестьяне впервые
отступили перед  выросшей мощью нового класса и его государства. Что за беда
в  повышении закупочных  цен  на  зерно  или  понижении на  промтовары?  Ну,
развивались  бы  помедленнее,  ведь  предлагал  же Бухарин  "другой  путь" -
сохранить существующий уровень капиталовложений, не сворачивать нэп?
     За  1929-33  годы  капиталовложения в  народное  хозяйство должны  были
превысить капиталовложения за предыдущие пять  лет в 2,5 раза.  Предположим,
что был принят "другой путь" Бухарина. Умножим пять лет на 2,5 и получаем...
1941 год. С чем бы мы его встретили? И где гарантия, что это был бы не 1941,
а 1939 год, например? И  вполне возможно, что в таких условиях Гитлер  начал
бы не с Франции, а с СССР, и на слабый Советский Союз  он скорее всего напал
бы  при  всесторонней  помощи  и  одобрении  Запада,  не  знавшего еще,  что
следующая очередь - его.
     При всех усилиях  и  жертвах  даже  после  завершения первой  пятилетки
страна  продолжала  отставать  от развитых  стран Запада,  промышленность не
могла еще обеспечить обороноспособность страны. Таким образом, ясно  - темпы
роста  промышленности  должны  были  быть  максимально  высокими,  на  грани
возможного, на грани срыва. И становится  совершенно ясно также, что с точки
зрения международных условий, объективно "ускорители" как раз  и были правы,
независимо от того, какими субъективными намерениями руководствовался каждый
из них.
     И  все же -  давайте не только встанем на точку  зрения Бухарина  и его
единомышленников,  но  согласимся даже с невозможным  - с тем, что  не  было
Запада,  не  было   Гитлера,  не  было   1941  года.  Не  будет  "сталинской
коллективизации", а  чтобы  получить  хлеб у крестьян,  понижаются  цены  на
промтовары.  Поскольку  на 10%  снижение крестьянин не отреагировал, их надо
было  снижать  еще  и  еще -  на сколько?  Крестьянин  богатеет, усиливается
социальная  дифференциация  на  полюсах  -  кулаки   богатеют,  естественно,
быстрее,  чем середняки, бедняки беднеют.  Что же  мы получаем  в результате
даже в такой невозможной тепличной обстановке?  Большевики сами бы усиливали
своего врага,  и  с  каждым  годом бухаринского  пути их победа в  неминуемо
предстоящей схватке, становилась бы все более и более проблематичной. Почему
в  "схватке"?  Да  потому  что наступает  момент, когда  буржуазия  начинает
требовать власть.  Кроме того, нэп это не только крестьяне - кто сказал  "а"
должен сказать и "б" -  свободная  торговля хлебом и частная собственность в
городе идут рука об руку. Не могут не идти. Вы мне не верите? "Позвольте это
вам сказать без всякого преувеличения, так  что в этом смысле, действительно
"последний и  решительный  бой"  не с международным капитализмом  -  там еще
много  будет "последних  и  решительных  боев  ,  -  нет, а  вот  с  русским
капитализмом, с  тем, который растет  из мелкого крестьянского хозяйства,  с
тем, который  им поддерживается. Вот тут предстоит  в ближайшем будущем бой,
срок которого нельзя точно определить." (В.И Ленин, там же, с.628-29.).




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0416 сек.