Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Документальные

Николай Старилов. - Законы Истории

Скачать Николай Старилов. - Законы Истории

     Ну, вот, мы  и выяснили, что  поворот "тележки" не причина, а  побочный
результат  действительных  экономических  потребностей  страны.  Впрочем,  я
думаю,  что непонимание Бухариным этих  потребностей было мнимым - Бухарин и
его команда хотели воспользоваться подходящей ситуацией, тем, что Сталин был
вынужден, как первое  лицо в государстве, первым заговорить о действительных
потребностях страны,  противоречащих  решениям  съезда,  и выкинуть  его  из
"тележки"  - доказательства: в октябре  1927 года  Бухарин, еще до "хлебного
кризиса" первым призвал к наступлению на кулака, а через год "гневно осудил"
этот курс... Сталина.  Но  поскольку действительная  необходимость стояла за
Сталина,  им это не удалось и выкинули их. В этом же причина так удивляющего
0.Лациса  факта - почему Троцкому, Зиновьеву и Каменеву  не удалось изменить
политику  партии, а  Сталину  удалось? Троцкий, Зиновьев  и  Каменев  хотели
изменить политику вопреки реальным экономическим и политическим потребностям
страны и интересам правящего  класса,  хотели  сделать это раньше  времени -
Сталин сделал это вовремя.
     Никакого  "другого пути" реально  не было, никто "другого пути" реально
не предлагал и не собирался идти "другим путем".
     Единственный вопрос, в котором мне  очень бы хотелось согласиться  с О.
Лацисом - не было необходимости  в гибели миллионов То, что этот  голод - не
следствие  коллективизации или неурожая а индустриализации - несомненно.  Но
была   ли  возможность  его   предотвратить?   Поскольку  я  не   считаю  ни
Орджоникидзе,  ни Кирова,  ни даже Сталина,  кровавыми маньяками,  желавшими
истребить   собственный   народ,   приходится   ответить   на  этот   вопрос
отрицательно.  Но главное,  конечно,  не в чьих-то личных желаниях - к  1933
году машина  индустриализации набрала такую  инерцию, а попросту  говоря  за
импорт  станков и металла нужно были  платить, выполнять обязательства, если
же  еще учесть,  что  как  раз  в  это  время  на Западе пшеницу  сжигали  в
паровозных топках, то становится ясно - кардинально изменить что-либо в ходе
событий было невозможно, даже  если бы захотели, хотя несомненно, что  можно
было смягчить обстановку и уж во всяком случае не срывать стальными крючьями
живых людей с крыш вагонов. Единственное, что предложили голодным еще раньше
- обменивать золото на хлеб. А что было делать тем, у кого не было золота?
     Возникает следующий  вопрос - была ли  необходимость в такой ускоренной
индустриализации или действительно Сталин,  а вместе  с ним и вся  партия  и
значительная часть народа - сошли с ума?
     Я   считаю,    что    действительная   причина   взвинчивания    темпов
индустриализации и коллективизации не  только  в реальной внешней угрозе,  а
еще глубже - в интересах правящего класса. А в его  интересах была как можно
более быстрая ликвидация класса крестьян  - мелких собственников,  и на этой
основе,  как  можно  более  быстрое окончательное  укрепление и  закрепление
власти.
     "Нереальные", "непосильные" темпы делали  вполне реальной экспроприацию
крестьянства,  уничтожение  класса крестьян, отнюдь не только  и  не столько
кулаков - а всех.
     О. Лацис подает  речь  Сталина на пленуме ЦК в июле 1928 года как нечто
сенсационное. На самом же деле, и О. Лацису следовало бы это знать, никто не
делал тайны из того, что цены на  продукцию  сельского хозяйства  занижены и
это перераспределение проводится в интересах развития  промышленности с 1922
года. Никакого шага вперед и шага назад здесь и в помине нет. Все дальнейшие
рассуждения  О.  Лациса  по этому  поводу  ничего не стоят,  потому  что он,
побивая Сталина, постоянно и старательно уходит от ответа на вопрос - почему
Политбюро,  пленумы  ЦК  и   ЦКК,  партконференции  и  партсъезды  неизменно
поддерживали Сталина, а не его оппонентов?
     О.  Лацис  представляет  дело  таким  образом: Сталин изменил  взгляды.
Извините,  но ведь надо быть честным до  конца  - получается, что  вслед  за
Сталиным   -  десятки,   сотни  "твердокаменных   с  громадным  политическим
опытом"(кроме  Бухарина,  Рыкова, Томского,  кстати ,  "сложивших оружие" на
апрельском пленуме 1929 года) тоже "сменили взгляды"? Или не сменили?
     О. Лацис удивляется - чего это Сталин так строго обошелся с "правыми" -
а вот с Троцким, Зиновьевым и Каменевым возился несколько лет. Как всегда за
политической  интригой   О.  Лацис   не  видит  сути  дела.   Кроме   других
обстоятельств, главная причина в том, что они были, хотя и враги в борьбе за
власть, но товарища по  классу, призывавшие всего-навсего к преждевременному
выступлению, а Бухарин высунулся со своими "Заметками"  в тот  момент, когда
этот  класс,  накопив  силы,  готовился  перейти  в   решающее  наступление.
Противиться  наступлению, когда  есть все условия для  победы - естественно,
это было  воспринято Сталиным  как. худшее из предательств. И если бы только
одним  Сталиным - тогда О.  Лацис был  бы на  коне. Нет, всей верхушкой  это
выступление  было  именно так и воспринято.  И предложенные Сталиным оргмеры
прошли на "ура".
     О. Лацис  утверждает, что социальный и, особенно,  качественный  состав
РКП(б) имел решающее  значение на  этапе "раннего социализма". Это серьезное
утверждение, которое он убедительно  подтверждает цифрами,  характеризующими
этот  состав. Сам О. Лацис  неоднократно  напоминает читателю -  в  те  годы
каждый  рядовой член  партии считал себя  ее солдатом и должен был выполнять
решения  ее  руководящих органов не задумываясь. "Руководящих органов"....но
ведь эти "руководящие органы" состояли сплошь из "твердокаменных с громадным
политическим опытом",  о чем сам  же О. Лацис не  устает напоминать.  Значит
одно  из  двух -  либо эти тысячи "твердокаменных"  занимавших  все ключевые
посты  в партии  и государстве оказались  скопищем подверженных  экзальтации
кисейных барышень, что на них как-то непохоже, либо  "некачественная  масса"
выполняла решения "твердокаменных". Третьего, как говорится, не дано.
     Трудно поверить,  что  О.  Лацис  действительно  не  видит  глубочайшей
разницы  в  положении  "других стран", которые  вступили  на  новый путь при
всесторонней помощи мощного  государства,  при  том,  что  СССР взял на себя
оборону этих стран и положении СССР в 20-е и 30-е годы. Неужели он не знает,
что СССР  был один и  постоянно  ждал  то  экономической блокады, то  прямой
агрессии?   Неужели   О.  Лацис  не  знает   об  экономической   блокаде,  о
неоднократных  нападениях  на восточных границах?  Знает, конечно, но это не
укладывается в его схему, а значит... должно быть отброшено  и забыто - сие,
конечно  же,  весьма  оригинальный  метод. И  уж  совсем  неприятно было  бы
вспоминать О. Лацису о том, что едва.  ли не главным витией, гремевшим везде
о "возрастании военной угрозы" был Н.И. Бухарин.
     О.  Лалис  с  негодованием  пишет  о  выдвижении  Сталиным  лозунга  об
обострении классовой борьбы, но ведь В.И. Ленин говорил об  этом еще  в 1922
году (см. Политотчет ЦК XI съезду РК11(б)) .




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1265 сек.