Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Документальные

Николай Старилов. - Законы Истории

Скачать Николай Старилов. - Законы Истории

     О. Лацис  пишет,  что  Сталину (не устаю напоминать - и  всей остальной
"верхушке"  было не жаль отказаться от мелочей, вроде обобществления птицы и
закрытия церквей, но сохранить  главное  -  взятый темп  коллективизации. Но
возникает  вопрос  -  а  почему,   собственно,   для  Сталина,   "верхушки",
"твердокаменных" темпы коллективизации были главным? И зачем ему вообще была
нужна коллективизация?  Мы  подходим  к  одному  из  главных мест  статьи О.
Лациса. Оно  вполне заслуживает цитирования:  "Ясно, что хлебная проблема не
решалась такими методами - так можно  было  только сорвать ее решение, что и
сделал Сталин. Отрицательные последствия сталинского способа коллективизации
были  возмещены   в  зерновом   хозяйстве  лишь  через   несколько  лет,   в
животноводстве  - -  спустя десятилетия. Трудно сказать, были ли они  вообще
когда-нибудь  устранены  в  психологии  тех крестьян, которые в том  же духе
стали  относиться к  труду  в  колхозах.  (  Колхозный  строй  соответствует
интересам  крестьянства,  и  зло  было  не  в  коллективизации  вообще,  а в
извращенных  методах  ее  проведения.   Сами   эти  методы  не  сводились  к
административному  насилию над  людьми - голое насилие над всеми крестьянами
было не по зубам даже Сталину. Точнее  говорить о насилии  над  объективными
законами   общественного  развития,  включавшем  и  репрессии,  и  обман,  и
налоговое   давление,  и  эксплуатация   энтузиазма  передовых  крестьян,  и
эксплуатация низменных  чувств толпы - вроде дележа имущества раскулаченных.
Крестьянству  пришлось заплатить за все  - вот  почему  слово "насилие" ярче
всего выражает его представление о коллективизации по-сталински ) ".
     Я позволю себе  привести еще одну  цитату, но другого автора:  "Но дело
именно в том, чтобы  объяснить возникновение классов и отношений господства,
и  если у г-на Дюринга имеется для этого всегда  про запас одно-единственное
слово - "насилие", то такое  объяснение  ни на шаг  не подвигает нас вперед.
Уже тот простой факт, что порабощенные и эксплуатируемые были во все времена
гораздо многочисленнее поработителей и эксплуататоров  и что, следовательно,
действительная  сила всегда была  на  стороне первых,  - уже  один этот факт
достаточно   показывает  нелепость   всей   теории   насилия."(Ф.   Энгельс.
Анти-Дюринг. М.1977. с.179).
     Сорвал ли решение  хлебной проблемы "Сталин"? Мы уже доказали, что нет.
Никаких  отрицательных   последствий  для   зернового   хозяйства  "палочная
коллективизация" не принесла - об этом говорят цифры, а не эмоции О. Лациса.
     "Колхозный  строй  соответствует  интересам  крестьянства..."  Прямо не
знаешь  с какой стороны подходить к этому  тезису. Мне искренне жаль, что О.
Лациса  нельзя перенести на шестьдесят лет  назад - попробовал бы он  в году
этак 1928  или 1929 сказать крестьянину, что  если  у  него  отнимут  землю,
лошадь, корову,  плут и семена, то это  в его интересах  - и  не держать при
этом руку на кобуре.
     О. Лацис  любит говорить о чужих  "подменах", но назвать экспроприацию,
ликвидацию  класса  крестьян  -  мелких  собственников,  мелкой  буржуазии -
соответствующей ее интересам, это уже не подмена, а много хуже. Социализм, в
конечном счете, тоже  в  интересах всего народа,  в том числе и буржуазии  -
почему  же  она, товарищ  О.  Лацис, не  бежит  сломя  голову  в  социализм,
выбрасывая  из  карманов  ценные бумаги,  чтобы  развить  как  можно большую
скорость своего "вбегания в социализм"?
     "Голое насилие  над  всеми крестьянами было не по зубам даже  Сталину".
Внимание! "Точнее говорить о насилии над объективными законами общественного
развития."  Вот  ведь  как. И ничего -  проходит. Если бы О. Лацис заявил  о
"насилии над законом всемирного тяготения", совершенным Сталиным, над ним бы
только посмеялись, а  вот "насилие  над объективными законами  общественного
развития", вполне возможно, не говоря  уж о том, что это насилие у О. Лациса
совершает   один  Сталин.  Очевидно,   О.  Лацис  представляет  себе  законы
общественного  развития  в   виде   женщины,  возвращающейся  домой  поздним
вечером...
     "...  после  того,  как  политическая  власть стала самостоятельной  по
отношению к обществу и из его слуги превратилась  в его господина, она может
действовать в двояком направлении. Либо она  действует в духе  и направлении
закономерного  экономического развития. Тогда  между ней и этим развитием не
возникает никакого конфликта,  и экономическое развитие  ускоряется. Либо же
политическая  власть  действует  наперекор  этому  развитию,  и   тогда,  за
немногими   исключениями,   она,   как   правило,   падает   под   давлением
экономического развития. Этими немногими исключениями являются те  единичные
случаи  завоеваний,  когда  менее  культурные   завоеватели  истребляли  или
изгоняли население завоеванной страны и уничтожали его производительные силы
или же давали им заглохнуть,  не умея  их использовать... А  если оставить в
стороне  случаи завоеваний, то  там,  где  внутренняя государственная власть
какой-либо  страны вступала  в антагонизм с ее экономическим  развитием, как
это до  сих пор на  известной  ступени развития  случалось почти  со  всякой
политической властью,  - там борьба  всякий раз оканчивалась ниспровержением
политической  власти.  Неумолимо,  не  допуская  исключений,   экономическое
развитие прокладывало себе путь, о последнем, наиболее разительном примере в
этом  отношении, мы  уже упоминали: это  великая французская революция." (Ф.
Энгельс. Анти-Дюринг. 1977, с.184.).
     О. Лацис пишет: "Она  (критика -  Н.С.)  могла означать только  критику
Сталина  и  его людей."  Какие же это "люди  Сталина"?  Молотов, отвечает О.
Лацис.  Правда,  вслед за  старпомом  из  "Полосатого  рейса"  мы  могли  бы
спросить, почему он говорит об  одной сосиске во множественном числе? Но  не
будем  придираться.  О  Кирове,  Орджоникидзе  и  сотнях  других  О.   Лацис
благоразумно умалчивает.
     На  с.148  О. Лацис  пишет,  что  не  Сталин,  а  Куйбышев,  Молотов  и
Орджоникидзе  отчитывались на ХVII партконференции о низкиx  темпах роста  и
предлагали  нереально высокие темпы на следующие годы. О. Лацис представляет
дело  таким  образом, будто Сталин "ушел  в  кусты".  И  опять О.  Лацис  не
замечает как бьет самого себя и... возвышает Сталина - ведь раз Сталин понял
раньше   других,  что  "ускорительство  потерпело  крах",   а   другие,  как
Орджоникидзе или Молотов продолжали дудеть в эту  дурацкую дуду  - значит он
был умнее всех? "Борьба" О. Лациса с культом "набирает силу".
     О. Лацис совершенно  справедливо спрашивает: "Взять обороноспособность:
можно  ли  считать  ее экономически обеспеченной,  когда  промышленность еще
слабее, чем  в любой из крупнейших стран  Европы - потенциальных агрессоров:
Германии,  Англии,  Франции?..",   как   всегда  не  замечая,  что  в  этом,
критикуемом им положении, страна и встретила бы 1941 год, если бы был принят
"путь Бухарина".
     "Ведь  промышленность  действительно  двигалась   вперед   семимильными
шагами, а что она могла бы двигаться еще быстрее и с меньшими жертвами - это
уж были тонкости, очевидные  далеко не всем. Но сельское  хозяйство вовсе не
двигалось вперед, а пятилось назад. Тут  сложнее было и оправдывать  прошлую
политику, и обосновывать будущую."
     Вот  уж, действительно, "тонкости,  очевидные далеко не  всем"!  Честно
признаюсь,  иногда  мне  трудно  понять -  серьезно  говорит  О.  Лацис  или
издевается над читателем?




 
 
Страница сгенерировалась за 0.1125 сек.