Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Юрий Тупицын. - Химеры далекой Юкки

Скачать Юрий Тупицын. - Химеры далекой Юкки

3

   Лобов неторопливо проверил снаряжение,  расстегнул  кобуру,  в  которой
лежал лучевой пистолет, и обернулся к Климу:
   - Готов?
   - Всегда готов, -  засмеялся  Клим,  пряча  за  этим  смехом  волнение,
которое всегда сопутствует первому выходу на неосвоенную планету.
   - Прошу выход, - проговорил Лобов.
   - Выход разрешаю, - ответил ему в пикофонах  голос  Кронина,  -  вокруг
спокойно.
   - Понял, - ответил Лобов и отворил входную  дверь.  В  шлюзовую  камеру
упал сноп радужного нереального  света.  Иван  до  половины  высунулся  из
двери, разглядывая низкое диковинное  небо,  траву  и  кустарник,  уступом
подбиравшийся вплотную к "Торнадо". Да, все было спокойно.
   - Я продолжу ремонт, - Лобов услышал, как инженер сладко зевнул, - если
так пойдет дальше, скоро закончу.
   - Трудись.
   Покосившись на Клима, который с азартным огоньком в глазах  разглядывал
незнакомый мир, Лобов коротко напомнил ему:
   - Прикрывай.
   И принялся опускаться по ступеням трапа на землю. Странно, он думал  не
о планете, на которую вот сейчас впервые станет его нога,  а  о  том,  как
измучился Алексей. Шутка ли, третьи сутки без сна.
   С предпоследней ступени Лобов мягко спрыгнул вниз. Густая влажная трава
спружинила так, что Ивану показалось, будто  спрыгнул  он  не  на  твердую
землю, а на спортивный ковер. Какая-то живность, вроде  мышей,  с  птичьим
посвистом и щебетом врассыпную кинулась  из-под  ног.  Лобов  было  поджал
брезгливо ногу, но потом усмехнулся собственной чувствительности.  Храбрые
зверюшки: и получаса не прошло после громовой посадки, а они уже рядом.
   - Все спокойно, - доложил сверху Клим.
   - Спускайся, - разрешил Лобов, не оборачиваясь.
   Он уже впитывал в себя новый чужой мир, пока еще не принимая его.
   Низко, лениво  тянулись  над  землей  облака,  игравшие  всеми  цветами
радуги,  как  перья  сказочной  жар-птицы.  Это  сквозь   многосотметровый
облачный  слой  пробивались  сполохи   неистового   ионосферного   сияния,
вызванного мощнейшим  излучением  голубого  солнца.  Если  мерить  земными
аршинами,  то  на  Юкке  постоянно  бушевала  сильнейшая  солнечная  буря.
Немудрено, что сияния, свойственные на Земле лишь полярным  областям,  тут
заполняли  собой  всю  атмосферу.  Ночь   была   разноцветная,   радужная,
непрерывно меняющая свои то резкие, яркие, то почти неуловимые оттенки.
   - Карнавал, - с иронией, в которой, впрочем, было и восхищение,  сказал
за спиной Ивана Клим.  И  Лобов  в  душе  согласился  с  ним,  потому  что
впечатление  карнавала  усиливалось  благодаря   звуковому   калейдоскопу,
который аккомпанировал этой радужной ночи. В густой траве пересвистывались
и чирикали живые существа, издалека, от купы гигантских деревьев,  могучие
стволы которых упирались в облака, доносилось кваканье, мычанье и еще черт
знает что. В частом кустарнике, окружавшем "Торнадо",  кто-то  взвизгивал,
гукал и истерично хохотал.
   - Симфония в духе джазовых  традиций  двадцатого  века,  -  фыркнул  за
спиной Лобова штурман.
   Они шли гуськом, почти машинально  соблюдая  принятый  у  патрулей  при
подстраховке интервал в пять шагов,  -  Иван  впереди,  Клим  сзади,  -  к
научному  лагерю,  развернутому  экспедицией  "Метеора"   из   стандартных
самоконструирующихся домиков. До него было не больше полторы сотни шагов.
   Хотя сразу же после посадки стало ясно, что в лагере никого нет,  иначе
космонавты с "Метеора" давно бы оказались возле корабля или вышли с ним на
связь, Лобов не без основания ожидал, что удастся обнаружить  какие-нибудь
следы,  которые  помогут  вести  целенаправленный  поиск.  Но   их   ждало
разочарование.
   Лагерь прекрасно сохранился, даже юккийские животные,  содержавшиеся  в
автоматизированном виварии, чувствовали себя отлично. Все  выглядело  так,
точно лагерь  оставили  буквально  на  минутку,  намереваясь  вернуться  и
продолжить прерванную  работу.  Остались  недопечатанными  строки  научных
наблюдений,   в   спектроанализаторах   и   гравитоструктураторах   лежали
недоисследованные образцы юккийских минералов, удивленно  моргала  лампами
логическая машина, в тысячный раз выдавая сигнал о  найденном  оптимальном
решении. Ни малейших признаков того, что помещения были покинуты в  панике
или  спешке,  как  это  бывает,  например,  при  стихийном  бедствии   или
объявлении тревоги. Ни опрокинутых стульев, ни хаоса  на  рабочих  местах.
Все более или менее приведено в порядок, прибрано, выключено,  расставлено
по местам.
   - Сенсация! - подвел итог обследования Клим.
   Лобов непонимающе глянул на него.
   - Я хочу сказать, - пояснил Клим, -  что  скорее  всего  у  метеоровцев
стряслось что-то сенсационное. Вот  они  и  отправились  разглядывать  эту
сенсацию, чтобы вскоре вернуться.
   - И не вернулись, - хмуро заключил Лобов.
   - Не вернулись, -  подтвердил  Клим  и  огорченно  почесал  затылок,  -
неужели так и не найдется  никакой  ниточки,  за  которую  можно  было  бы
ухватиться?
   - Кто знает? Надо обшарить каждый уголок.
   - А сколько уйдет на это времени? Сутки, если не больше. Вряд  ли  игра
стоит  свеч.  Надо  начинать  круговой  поиск,  а  осмотр   лагеря   вести
параллельно, в качестве активного отдыха.
   -  Разумно,  -  согласился  Лобов,  останавливаясь  возле   приземистых
помещений  чуть  выше  человеческого   роста.   Они   представляли   собой
полуцилиндры, поставленные плоской стороной на  землю.  Складов  расходных
материалов, синтезированных уже здесь, на Юкке, было четыре. Когда три  из
них  торнадовцы  осмотрели,  Клим  уныло   вздохнул,   разглядывая   дверь
четвертого.
   - Может быть, хватит терять время? Ну что интересного может быть в этих
ящиках? - Он пнул дверь носком ботинка.
   - Что ж, отложим, - без особого энтузиазма согласился  Лобов,  знавший,
как тяжело сейчас приходится Кронину без его помощи.
   Вернувшись на корабль, Лобов  устроил  короткое  совещание.  Результаты
начального  этапа  операции  были  малоутешительными.   Ничего   не   дало
обследование лагеря. Кронин остро нуждался в квалифицированном  помощнике,
а поскольку по инженерной квалификации Иван заметно превосходил и Клима  и
Барту, то скрепя сердце он взял эту роль на себя. Барту, успевший детально
обследовать Майкла Дивина, невесело сообщил, что психическое  расстройство
штурмана "Метеора" оказалось более глубоким, чем он  предполагал  вначале.
Необходимо длительное  систематическое  лечение,  а  это  дело  нескольких
недель,  если  не  месяцев.  В  теперешнем  же  состоянии  будить   Дивина
совершенно бессмысленно, это вредно  для  его  здоровья,  а  ценность  его
информации будет практически равна нулю.
   - В общем, - подвел итог Лобов, -  нам  остается  надеяться  только  на
себя. На свой опыт и интуицию.
   - И на удачу, - ввернул Клим.
   - Удача удачей, а без работы в поте лица мы далеко не уйдем, - вздохнул
Кронин, разминая затекшие, уставшие пальцы рук.
   - Каждому свое, - пробормотал Барту, сдерживая улыбку.
   - Каждому свое, - подтвердил Лобов. - Я  остаюсь  на  корабле.  Клим  и
Барту идут на униходе в круговой поиск. Старший - Клим, оружие - пистолет,
выход из машины с подстраховкой. Детали объяснишь Полю  в  пути.  Вопросы?
Тогда по местам.
   Проводив товарищей, Иван и  Алексей  рьяно  взялись  за  работу.  Обоим
хотелось быстрее покончить с  двигателем,  чтобы  активно  подключиться  к
операции. И двигатель уступил. Часа  через  два  Кронин  разогнул  усталую
спину и обессиленно откинулся к стене.
   - Все!
   Несколько секунд с блаженной улыбкой на лице инженер отдыхал,  потом  с
трудом поднялся на ноги и деловито сказал:
   - Заваривай кожух, а я проверю контрольные цепи с пульта управления.
   Лобов уже заканчивал свою несложную, но утомительную и  нудную  работу,
когда сверху, из  люка  шахты  двигателя,  послышался  возбужденный  голос
Кронина:
   - Иван!
   - Ну, что еще? - буркнул Лобов, не отрываясь от работы.
   - Клим и Барту возвращаются. Они подобрали юкантропа. Тот тяжело ранен,
нужна срочная помощь!
   Лобов чертыхнулся  сквозь  зубы,  продолжая  сварку.  Нельзя  прерывать
работу в таком ответственном месте. Навалятся дела, забудешь, а потом  при
старте взлетишь на воздух, не в целом виде, а по частям. Только доведя шов
до конца, Иван отложил манипулятор.
   В это время униход с раненым юкантропом на борту уже шел на посадку.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0427 сек.