Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Юрий Тупицын. - Химеры далекой Юкки

Скачать Юрий Тупицын. - Химеры далекой Юкки

4

   Всего километрах в десяти от лагеря униход воткнулся в очередную  волну
радужного  тумана  и,  казалось,  повис  в  неком  нереальном   прозрачном
пространстве, где не было ни верха, ни низа, ни движения - только  цветной
полусвет. Потом туман разом оборвался, почти в тот же момент Барту крепко,
до боли стиснул плечо Клима:
   - Смотри!
   Штурман глянул вниз. Степь,  самая  обычная  серовато-зеленая  степь  с
разбросанными по ней купами деревьев-гигантов. Клим было пожал плечами, но
в этот момент заметил  стадо  животных,  мчащихся  наперерез  униходу.  Он
некоторое время провожал их взглядом, а потом  вопросительно  обернулся  к
Барту.
   - Это же юкантропы! - проговорил тот возбужденно.
   Животные были теперь довольно  далеко,  но  именно  поэтому,  благодаря
перспективе, Клим сразу заметил то, что раньше ускользало от его внимания,
- они бежали на двух ногах. Штурман бросил машину на крыло так резко,  что
Барту судорожно ухватился  за  сиденье  руками.  Выведя  униход  по  курсу
бегущих, Клим выровнял машину и начал плавно сбрасывать скорость, чтобы не
проскочить над юкантропами слишком быстро.
   - Только не спугни, - услышал он голос Барту.
   Клим кивнул, включил глушители на полную мощность и  поднабрал  высоты,
прижав машину к  самым  облакам.  Бесшумной  черной  тенью  униход  плавно
сближался с разумными обитателями Юкки. Оставив  юкантропов  слева,  чтобы
удобнее было наблюдать за ними,  Клим  уравнял  скорость  и  покосился  на
указатель, разглядывая показания прибора, - ему было любопытно, как быстро
бегают обитатели радужной планеты. Нахмурил брови, подался  вперед.  Потом
присвистнул и толкнул Барту, который прилип к  окну  заднего  сиденья,  не
спуская  глаз  с  бегущих  юкантропов.  Штурману  пришлось  повторить  эту
операцию дважды, покуда Барту соизволил  недовольно  покоситься  на  него.
Клим ткнул пальцем в указатель скорости:
   - Полюбуйся!
   - Я и так вижу, что бегут здорово, - пробормотал Барту, отворачиваясь и
расплющивая нос о стекло.
   - Посмотри, тебе говорят!
   Понимая, что от Клима так просто не отделаться, Барту шумно вздохнул и,
отодвинувшись от окна, посмотрел на прибор. Брови  его  поползли  вверх  -
стрелка указателя  скорости  чуть  пошевеливалась  у  деления  сто  десять
километров в час. Не поверив своим глазам, он  приник  к  окну,  проверяя,
уравнены ли скорости, снова недоверчиво вгляделся в  показания  прибора  и
перевел на Клима изумленный взгляд.
   - Сто десять?!
   Довольный произведенным эффектом, Клим засмеялся и подтвердил:
   - Как видишь.
   Барту задумался, покосился на окно и убежденно сказал:
   - Это невозможно!
   Клим усмехнулся и молча кивнул  влево,  мол,  полюбуйся.  Барту  упрямо
помотал  головой:  "С  телосложением,  осанкой  и  ногами  юкантропов  это
невозможно. Скорее всего врет указатель скорости".
   В глазах Клима блеснуло сомнение.
   - Проверим. Хотя это будет первый случай отказа указателя  скорости  за
всю мою практику. Элементарный приборчик, так отказывать-то нечему.
   Воркотня не мешала ему работать. Он сделал серию переключении на пульте
и, используя универсальный индикатор, проверил  скорость  полета  по  всем
дублирующим каналам.
   - Осредненные данные по  сумме  показаний  -  сто  восемь  с  половиной
километров в час. Устраивает?
   Барту, не отрывавший глаз от окна, отмолчался.  Нижняя  кромка  облаков
постепенно понижалась, прижимая униход, который скользил теперь на  высоте
всего сорок метров. Теперь и без указателя скорости была  отчетливо  видна
необузданная стремительность бега юкантропов. Еле различимы их  мелькающие
ноги,  грудь  широко  развернута,  а  головы   откинуты   немного   назад.
Преодолевая препятствия, они совершали  мощные  прыжки  метров  по  восемь
длиной  и  тогда  по-птичьи  повисали  в  воздухе,  удерживая   равновесие
раскинутыми в стороны передними конечностями.
   - Н-да! - с ноткой восхищения в голосе протянул Барту.
   Клим легонько тронул штурвал, приближая униход к бегущим.
   - Осторожно, напугаешь! - забеспокоился Барту.
   - Им не до нас. Надо полагать, они и  так  напуганы,  раз  несутся  как
угорелые.
   - Непохоже, что они напуганы, - в голосе Барту звучало сомнение.
   -  Ты  что  же,  полагаешь,  что  для  этих  оригиналов  такой  бег   -
обыкновенная прогулка? Или спортивное состязание? - Клим хмыкнул.  -  Если
так, то у них есть свои чемпионы. Смотри,  во-он  там,  впереди.  Он  всех
опередил по крайней мере метров на двести.
   - Где? Не вижу! - заволновался Барту, ерзая на сиденье.
   Клим сделал плавную змейку, чтобы удобнее было смотреть вперед.
   - А-а! - Барту помолчал и вдруг спросил: - Тебе  не  кажется,  что  они
гонятся за нами?
   - Черт его знает! Может быть, они охотятся и тот, что впереди, вождь?
   Барту фыркнул:
   - Охотятся, а за кем?
   - Да, - согласился Клим, вглядываясь вдаль, - крупной дичи не видно,  а
мелочь с такой скоростью бежать не сможет. Скорее всего ты прав, если  это
и охота, то за спринтером-чемпионом.
   Клим азартно предложил:
   - Давай попробуем его спасти?
   - А ты уверен, что он захочет спасаться?
   -  Да!  Но  если  по  большому  счету,  то  упускать  такой  случай   -
преступление. Не захочет, спасем насильно, и баста!
   - Ты уверен, что мы справимся с ним? - усомнился Барту.
   Клим усмехнулся:
   - Если дойдет до драки, так он  с  нами  справится.  Только  зачем  нам
драться?  Достаточно  будет  выстрела  ампулой  со  снотворным.   И   надо
поторапливаться, они его догоняют.
   В самом деле, расстояние между группой и преследуемым, если  только  он
был таковым, резко сократилось.
   - Что ж, - согласился Барту, - будем действовать. Только не помешают ли
нам его коллеги?
   - Эта публика? Не помешает! - уверил Клим.
   Он уселся поудобнее, выключил глушители и энергичным  движением  бросил
униход вниз и влево. Черная машина с ревом пронеслась над самыми  головами
бегущих. Барту успел заметить, как юкантропы лицом вниз кинулись на мокрую
траву. Замер, застыл на месте от испуга и бежавший впереди.  Клим  немного
не рассчитал, и машина окунулась в облака. На секунду их  будто  ослепило,
но униход тут же нырнул вниз и  лег  на  крыло,  круто  разворачиваясь  на
обратный курс.
   - Они что-то  затевают!  -  крикнул  Барту,  старавшийся  не  выпускать
юкантропов из виду.
   Клим не ответил, лишь энергичнее потянул штурвал.  Перегрузка  оторвала
Барту от стекла и швырнула на сиденье.
   - Осторожно! - сердито бросил он в спину Клима.
   Машина вывернулась на прямую, и теперь  Клим  убедился,  что  юкантропы
действительно что-то затевают. Они поднялись с земли, рассыпались в разные
стороны  и,  словно  в  экстазе,   подпрыгивали   и   взмахивали   руками.
Преследуемый возобновил бегство, он бежал как-то  странно,  точно  потерял
ориентировку и никак не мог выбрать правильного направления.
   - Что они, молятся новому божеству? - предположил Клим.
   Барту пожал плечами, но вдруг вцепился в Клима и страстно закричал:
   - Давай на них! Они кидают что-то! Кидают в того!
   Клим сообразил, что преследователи изменили тактику: вместо того  чтобы
догонять врага, они решили поразить его на расстоянии.  Стиснув  зубы,  он
бросил униход вниз. Глаза  Барту  расширились.  Земля,  растягиваясь,  как
резиновая, летела  ему  навстречу.  Кустарник,  трава,  оскаленное  ужасом
полузвериное лицо - все это мелькнуло совсем рядом. И снова рев двигателя,
мгновенье тяжкой перегрузки, слепой полумрак облаков, опять перегрузка  и,
как в тумане, земля.
   - Так нельзя, Клим, - прохрипел Барту.
   - Можно, - выдавил Клим, выворачивая униход  на  прямую,  и  добавил  с
досадой: - Опоздали!
   Барту подался вперед.  Юкантропы  беспорядочной  толпой  изо  всех  сил
бежали по степи в сторону ближайшей купы деревьев. А беглеца Барту сначала
не заметил, тот словно исчез,  растворился.  Только  присмотревшись,  Поль
обнаружил и его: юкантроп неподвижно лежал на траве.
   - Опоздали, - с досадой повторил Клим, ведя униход  на  посадку,  -  но
инъектор со снотворным ты все-таки приготовь.
   - Я уже приготовил, - Барту нетерпеливо вглядывался вперед и вниз.
   Клим классически притер униход в нескольких метрах от юкантропа:
   - Действуй. Я прикрою.
   И выбрался из унихода первым, держа лучевой пистолет  наготове.  Он  не
мог  сдержать  улыбки,  видя,  с  какой  опаской  приближается   Барту   к
поверженному антропоиду. Мокрая степь клубилась легким  туманом,  который,
как это часто бывает, не был заметен сверху. Верещали  и  свистели  мелкие
зверьки, невидимые в плотной траве. А так - покой  и  безмятежность.  Клим
достал из патронташа магазин, заряженный ампулами со снотворным, привычным
движением примкнул его к пистолету.
   - Действуй, Поль. В случае чего я уложу его спать.
   - Если это на него подействует, - пробормотал Барту, впрочем, так тихо,
что Клим ничего не расслышал.
   Он остановился в двух шагах от юкантропа, разглядывая неподвижное тело.
Массивное,  все  переплетенное  мускулами  и  покрытое  редкими  короткими
волосами, оно не имело ни ран, ни ушибов, как  ожидал  Барту.  Можно  было
разглядеть несколько царапин, но они не  кровоточили  и,  судя  по  всему,
имели давнее происхождение.  Барту  недоуменно  пожал  плечами,  но  вдруг
многозначительно кивнул и уже без опаски  опустился  перед  юкантропом  на
колени.
   - У него проломлен череп, - бросил он Климу.
   Клим подошел ближе и присвистнул.
   - Да, неудивительно, что он повалился как сноп.
   Повернув безвольную голову набок, Барту уже осматривал рану, растягивал
веки глаз, прощупывал пульс, проверял реакцию зрачков.
   - Жив, - сказал он наконец, - но что будет дальше, сказать  трудно.  Во
всяком случае, человеку с такой раной вряд ли помогла бы даже  современная
аппаратурная медицина. Судя по всему, у него еще и глубочайший шок.
   Клим взлохматил волосы, сожалея.
   - Не повезло спринтеру. Надо же, один камень - и в голову!
   - Не повезло, - согласился Барту и поднялся  с  колен,  -  надо  срочно
доставить его на корабль.
   Юкантропа разместили в боксе изолятора, по соседству с Майклом Дивином.
Лобов, в последний момент подоспевший к униходу, взялся помогать Барту,  а
заодно лично проследил за соблюдением мер инфекционной безопасности. Через
несколько минут, в своем прозрачном,  почти  невидимом  гермошлеме  чем-то
похожий на старинного водолаза, Лобов появился в приемной.
   - Ну как? - нетерпеливо спросил Клим.
   Лобов снял гермошлем, уложил  в  шкаф  и,  расстегивая  молнию  халата,
неопределенно сказал:
   - Рана очень тяжелая.
   - Это я знаю. Жить-то будет? - Клим относился к  юкантропу  с  ревнивым
вниманием, считая его своей находкой  и  не  без  основания  полагая,  что
юкантроп поможет отыскать экипаж "Метеора".
   Лобов повесил халат и так же неопределенно ответил:
   - Пока жив. Но Поль ни за что не ручается.
   - Разумеется, - заметил Кронин, - ведь это не человек. Что мы  знаем  о
юкантропах за исключением того, что они  ходят  на  двух  ногах  и  внешне
похожи на наших питекантропов? Подождем,  полагаю,  что  в  ближайший  час
ситуация прояснится.
   - Ждать, - вздохнул Клим и вдруг  оживился,  -  ну  а  если  приходится
ждать, так давайте перекусим! Не знаю, как вы, я прямо умираю с голоду.
   - Прогулки способствуют хорошему аппетиту, - философски заметил Кронин,
открывая дверь, - прошу.
   Бодро вышагивая рядом с инженером, Клим не утерпел и похвастался:
   - Я сегодня работал на униходе, как Бог!
   - Представляю, - Кронин с усталой  улыбкой  покосился  на  штурмана,  -
то-то на Поле лица нет. Между прочим,  скажу  тебе  по  секрету,  было  бы
гораздо полезнее, если бы ты работал и похуже, скажем, не как Бог,  а  как
ангел. И, как ангел, сумел бы привезти юкантропа живым и здоровым.
   Клим критически оглядел товарища:
   - Хотел бы я знать, как бы ты справился с ролью ангела!  Кто  же  знал,
что его свои же вот так - камнем по башке!
   - Интуиция и квалификация, - спокойно пояснил Кронин, - на то ты и  был
старшим в группе, чтобы обо всем догадываться.
   Ужин или  скорее  завтрак,  трудно  правильно  назвать  эту  полуночную
трапезу, прошел оживленно, несмотря на то, что Алексея явно клонило в сон.
Лобов, в общих чертах знавший о событиях на униходе,  с  интересом  слушал
подробности, которые красочно  расписывал  Клим.  Обсуждая  необыкновенную
скорость бега юкантропов, Кронин задумчиво заметил:
   - Это, пожалуй, может кое-что объяснить.
   - Что именно?
   - Метеоровцев нет. Где они? Может быть, их похитили юкантропы?
   - Эти первобытные? - скептически переспросил  командир.  -  Ну,  одного
человека они могли утащить, это я допускаю. Но целую экспедицию?
   -  И  все-таки,  если  ловкость  и  сила  юкантропов  соответствуют  их
быстроте, то внезапная  атака  целого  отряда  таких  существ  может  быть
страшной. Непонятно только, почему раньше никто не заметил их удивительных
качеств?
   - Наверное, вводила в заблуждение их внешняя  неуклюжесть,  -  вмешался
Клим. - Медведя тоже считают медлительным, а попробуй-ка его догнать!
   - Странно, - пробормотал инженер, поигрывая чайной ложечкой.
   Клим фыркнул:
   - Что странно? Что медведи быстро бегают?
   Кронин улыбнулся:
   - Медведи - пустяки, на  них,  брат,  наши  голоногие  предки  с  одной
рогатиной ходили. Я удивляюсь ситуации в целом. Судя по  всему,  юкантропы
просто преследовали своего собрата и вовсе не собирались его  убивать.  Но
вот появляется униход, и  ход  событий  сразу  резко  меняется.  Мгновенно
выносится приговор и приводится в  исполнение.  И  заметьте,  в  условиях,
когда юкантропы перепуганы до смерти!
   Лобов, внимательно слушавший Кронина, спросил у штурмана:
   - Клим, ты уверен, что юкантропы бежали наперерез вашему маршруту?
   - Абсолютно!
   - А вы шли точно на "Торнадо"?
   Клим прочертил в воздухе прямую линию.
   - По радиолучу.
   Лобов недоуменно пожал плечами.
   Клим смотрел на командира, стараясь понять, что его смущает. Неожиданно
в его черных глазах замерцали искорки догадки и интереса. Переглянувшись с
Крониным, он быстро спросил:
   - Ты думаешь, этот  спринтер-неудачник  бежал  к  нам?  Может  быть,  с
поручением?
   - Возможно, - уклончиво ответил Лобов. - Вполне возможно.
   - По крайней мере, такая напрашивается мысль, - добавил  Кронин,  -  но
тут есть одно "но", которое,  как  я  полагаю,  и  смущает  Ивана.  Почему
юкантроп бежал не к "Торнадо", а немного в сторону?
   - Да потому, что прямо перед ним лежало болото! - торжественно  ответил
Клим. - Он просто не мог бежать напрямик! - И, оглядев товарищей,  добавил
с воодушевлением: - Похоже, что бежал именно к нам! А его не допустили.
   - К сожалению, - вздохнул инженер, покосившись на Клима, - и ты, как ни
печально мне это констатировать, не сделал все, что мог.
   Он повернулся к Лобову:
   - Иван, а что ты думаешь обо всем этом?
   Лобов вместо ответа спросил:
   - Как ты себя чувствуешь?
   - Это смотря в каком смысле.  В  моральном  -  великолепно,  я  обуздал
наконец своего врага - левый двигатель, который давно не давал мне  покоя.
А вот физически я похож на старую выжатую тряпку. Я всеми фибрами  ощущаю,
что меня крайне необходимо куда-то положить.
   - Или повесить, - вставил Клим.
   Кронин лишь покосился на него.
   - А если ты не полежишь, а посидишь? - улыбнулся Лобов.
   - Что ж, - философски решил Кронин,  -  невелика  разница,  сколько  не
спать, - ровно трое суток или трое суток и несколько часов. Перетерплю.
   - Перетерпи, - Лобов повернулся к Климу: - Надо пройти  на  униходе  по
пути юкантропов. Пройти в ту сторону, откуда они бежали.
   - Это несложно, - сказал Клим, - некоторое время я шел точно их курсом,
а телеметрия была все время включена.
   - Ищите глайдер,  людей  с  "Метеора",  юкантропов.  Кустарник,  густые
заросли  при  нужде  пощупайте  биолокаторами.  Проще   всего   установить
сканирование на частотах хомо и юкков.
   - Понятно.
   - В пути пусть Алексей подремлет.
   Кронин прижал руку к сердцу:
   - Иван, я буду  вечно  благодарен  тебе  за  это  благодеяние.  И  если
когда-нибудь стану королем, разрешу тебе носить  шляпу  и  сидеть  в  моем
присутствии.
   - Выход из унихода разрешаю только с подстраховкой. -  Лобов  пропустил
мимо ушей шутку Кронина.
   - Да он все равно заснет на ходу.
   - Не заснет, - уверенно ответил Лобов.
   - Не засну, Клим.  Если,  конечно,  ты  не  укачаешь  меня.  А  что  ты
собираешься делать? - обратился инженер к командиру.
   Лобов ответил не сразу.
   - Подожду вестей от Поля. Ну и осмотрю лагерь.
   Кронину показалось, что Иван что-то скрывает, но он посчитал  неудобным
продолжать расспросы.
   Когда Клим и Алексей покидали кают-компанию, Лобов задержал штурмана на
пороге.
   - Послушай, Клим, - Лобов замялся, и это было так на него непохоже, что
Клим  сразу  насторожился,  -  тебе  не  чудилось  на  Юкке   какой-нибудь
чертовщины?
   Клим недоуменно смотрел на командира.
   - Чертовщины? Что ты имеешь в виду?
   Лобов потер пальцем переносицу:
   - Да так, чушь всякая. В кустарнике ты никого не видел и не слышал?
   - В каком кустарнике?
   Лобов всмотрелся в недоуменные встревоженные  глаза  товарища,  тряхнул
его за плечо и засмеялся.
   - Ладно, иди. Да будь повнимательнее.
   - Ты можешь объяснить толком, в чем дело?
   - Иди-иди, так, разные вымыслы и домыслы.
   Лобов  дружески  подтолкнул  штурмана  в  спину,  и  тому   ничего   не
оставалось, как выйти из кают-компании.
   Проследив за стартом унихода, Лобов вернулся в кают-компанию и принялся
неторопливо  прибирать  на  столе,  складывая  использованную   посуду   в
стерилизатор. Когда он покончил с этим скучным  занятием  и  вытирал  руки
полотенцем, в кают-компанию вошел Барту и остановился  на  пороге.  Вид  у
него был какой-то странный, недоуменный, а может быть, и  ошарашенный,  но
Лобов, занятый своими мыслями, не обратил на это внимания.
   - А где Клим и Алексей?
   -  В  поиске,  -  коротко  ответил  Лобов  и  бросил   в   стерилизатор
использованное полотенце. - Садитесь, Поль, перекусите.
   - Спасибо.
   Барту присел к столу и рассеянно принялся за еду, явно не замечая,  что
и как он ест. Когда он попытался насыпать в кофе соли вместо сахара, Лобов
заметил наконец его состояние.
   - Что-нибудь случилось?
   - Простите?
   - Я говорю, что-нибудь случилось? - переспросил Иван.
   - Пожалуй.
   - Скончался юкантроп?
   - Да, то есть, вообще-то говоря, нет.  -  Барту  помолчал  и  задумчиво
пояснил: - Судя по всему,  он  и  не  был  никогда  живым.  Это  не  живое
существо, а модель. Искусная модель антропоида. Биоробот, если хотите.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.042 сек.