Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Сергей Другаль. - Василиск

Скачать Сергей Другаль. - Василиск

   - Итак,  товарищи,  позвольте подытожить.  В  природе встречаются два
типа зла.  Первое -  это зло изначальное.  Я  бы  определил его как зло,
сидящее внутри нас: зависть, корыстолюбие, приспособленчество, трусость.
Задачей воспитателя является борьба с  этими видами зла.  Вы согласны со
мной, воспитатель Нури?
   Пан   Перунович   промокнул   вспотевшее  чело   и   светло   оглядел
присутствующих.  Семинар на  тему "Что есть зло  и  как с  ним бороться"
собрал обширную аудиторию:  все хотели бороться со  злом,  но не знали -
как.   Ораторы,  обращаясь  почему-то  в  основном  к  Нури,  предлагали
различные  рецепты  искоренения,  включая  непротивление  злу  насилием,
подставление правой  щеки,  пассивный  протест,  общественное осуждение,
бойкот  и  так  далее  -   вплоть  до  рылобития.  Впрочем,  большинство
выступивших рылобитие как метод борьбы со  злом признавали неприемлемым,
поскольку оно,  будучи злом само по  себе,  только увеличит сумму зла на
земле.  Нури слушал дебаты с  любопытством:  в  его практике воспитателя
дошкольников  ему   как-то   не   приходила   в   голову   необходимость
классификации видов зла и борьбы с ним.
   - Так вы согласны, Нури? - повторил Пан Перунович.
   - Продолжайте, прошу вас.
   - Так  вот...  А  второе -  это  зло  порожденное.  Нами порожденное.
Причиной ему  -  наша неспособность или  нежелание предвидеть результаты
своих поступков. Пример - Василиск! И вот вопрос: какое из зол больше?
   Пан Перунович сделал паузу,  поскольку подошел леший с бадьей. Он нес
драконье молоко, разведенное водой, из семи источников взятой.
   - Фифти-фифти!  -  сказал Неотесанный Митяй,  обходя стол, за которым
сидели под раскидистым платаном участники семинара. Он каждому наливал в
протянутую  кружку.  Потом  леший  уселся  у  дальнего  конца  стола  на
свободном месте,  подпер  нестриженую голову  могучими  кулаками и  стал
слушать.
   - Позвольте, я отвечу на вопрос.
   - Пожалуйста, - Пан Перунович пожал плечами. - Сейчас Иванушка скажет
то, что он хочет сказать.
   - И  скажу.  Зло  изначальное  опаснее  всего.  Кстати,  если  о  зле
порожденном в  сказках почти ничего не  говорится,  то  зло  изначальное
постоянно  присутствует в  фольклоре.  Я  ни  на  что!  не  намекаю,  но
воплощено оно в Кащее Бессмертном.  Напомню, что смерть его находится на
острове,  неизвестно где расположенном в сундуке, что зарыт под дубом, а
в том сундуке утка, которая должна снести яйцо. В этом-то яйце иголка, а
в кончике ее смерть Кащеева.  Заметьте,  добрый молодец не сам на остров
попадает,  ему помогают медведь,  серый волк яблонька-золотые яблоки.  А
когда он сундук выкопал и  открыл,  утка вылетела,  и  в вышине ее ясный
сокол закогтил.  Но утка успела яйцо в  сине море уронить,  и если бы не
щука,  то неизвестно, что и было бы. Щука яйцо подхватил и добру молодцу
отдала в белы руки.  Дальше понятно:  яйцо расколотил, иголку сломал - и
Кащей скончался в конвульсиях.  А вывод,  товарищи?  Тут,  товарищи, три
вывода можно сделать.  Первый;  со злом в  одиночку бороться бесполезно,
надо всем миром и  с  обязательным привлечением сил  природы,  кои и  во
флоре и  фауне заключены.  Вывод второй;  чем  меньше этой самой флоры и
фауны  на   Земле  остается  тем  у   нас  меньше  шансов  победить  зло
изначальное.  Таков,  товарищи,  скрытый,  а для меня очевидный смысл. И
третий вывод;  потому зло изначальное и  воплощено в  Кащее Бессмертному
что победить его нам с вами не дано.

   - Такие вот дела,  -  горестно сказал Неотесанный Митяй.  -  И чешите
грудь. - То есть как? - услышав такое, Нури не мог - не вмешаться. - Как
это не дано?
   - А так! Не можем - и весь тут сказ.
   - Э, нет, товарищи, давайте разберемся!
   Иванушка тут  много чего  наговорил...  первые два  вывода у  меня не
вызывают сомнения,  но третий?!  Мой опыт показывает,  что этот ползучий
пессимизм неоправдан.  Непобедимо в принципе?  Нет!  Единственный способ
борьбы со  злом -  это  воспитание доброты.  Это  и  должно быть третьим
выводом из  той  сказки,  суть  которой вы,  Ваня,  хоть и  тезисно,  но
достаточно полно изложили.  Ибо если бы добрый молодец не был добрым, то
ни яблонька, ни серый волк, ни, простите, щука помогать ему не стали бы.
Такой вот вывод.
   - Ну вот видишь,  а ты - не дано, не дано! - Леший встал из-за стола.
- Я, однако, пойду погляжу, Ворон кричит.
   Прислушались и  различили необычайную вокруг  тишину  и  крик  Ворона
вдали.
   - Ну вот,  -  Пан Перунович светло поглядел на Гасана-игрушечника.  -
Вылечили,  значит,  на  свою голову,  трудности себе создали,  сейчас их
преодолевать будем. Или как?
   - Болел -  лечили!  - Гасая-игрушечник не опустил глаз, усы его остро
топорщились.
   Ворон приближался, и леший первым уловил в его  крике что-то новое.
   - Р-р-радуйтесь!  -  Ворон  спикировал вниз  кружил над  платаном.  -
Цар-р-рь помер-р-р!
   Василиск  был  неправдоподобно огромен,  его  неподвижные глаза  были
наполовину  затянуты  пленкой,  ороговевший  капюшон,  обрамляющий  шею,
поник, с зубов оскаленной пасти стекал яд образуя прозрачную лужицу, над
которой  дрожало  небольшое синеватое марево.  Большая  часть  его  тела
скрывалась в орешнике,  густо растущем по периметру поляны. На змее, как
на  огромном бревне,  сидел Кащей -  ноги его не доставали до земли -  и
ковырял тростью опавшие листья.  В  очках его отражались звери,  стоящие
вокруг.  Притихшие,  они  молча смотрели на  поверженного Василиска,  на
Кащея.
   - Он долго мучился? - шепотом спросил Гасан-игрушечник.
   А  люди и  звери все подходили,  и  замедляли шаги и  останавливались
рядом вперемешку.  -  Скажите,  Гигантюк,  вы что,  снимали очки? - Нури
затаил дыхание, ожидая ответа.
   Гигантюк медленно и  страшно улыбнулся -  лучше бы он не улыбался,  -
Снял, конечно. Кто запретит? Нури повернулся к Гасану:
   - Он не мучился, мастер. Он скончался мгновенно.
   - А  вы  проницательны,  бывший кибернетик Нури!  Почему мне никто не
говорит спасибо?  Или я  не избавил вас от необходимости самим принимать
решение?
   Гигантюк слез со  змея и,  не  опираясь на  трость,  уверенно пошел к
поселку. Перед ним расступились.
   - Что вы имели в виду,  Нури?  - спросил Пан Перунович. - Я не понял.
Почему - мгновенно?
   - У Гигантюка страшная болезнь,  именуемая равнодушием.  Рак души. Вы
как-то   забыли   упомянуть  о   равнодушии,   когда   говорили  о   зле
изначальном...  И  не  спрашивайте меня,  почему мы,  общаясь с  Кащеем,
ничего не  чувствуем.  Чувствуем,  но  не хотим замечать зло равнодушия,
поскольку в  малых дозах сами заражены им.  Попривыкли,  принюхались.  И
потом,  он  скрывает от  нас  свою  душу,  а  с  виду кажется человеком.
Василиску же он явился таким,  каков есть. Мне жаль змея, Пан Перунович.
Он заглянул в пустые глаза Кащея и сдох от ужаса!
   Все молчали, потрясенные.
   - Но разве Василиск не есть зло,  порожденное нами?  -  прошептал Пан
Перунович.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0963 сек.