Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Сказки

Сергей Другаль. - Василиск

Скачать Сергей Другаль. - Василиск

   А  доброта  -  это  и  способность к  самоограничению,  Прицела  пора
отдавать долги природе,  и вы знаете, что центры реставрации множатся не
по дням,  а  по часам на всех материках,  и  на островах,  и  на морском
дне...  Прогрессисты увяли,  сейчас  от  них  и  следа  не  осталось.  А
возвращенцы -  они и вам встречались. Да пусть их... Ну, а великая тайна
- это то,  чего мы  никогда не  узнаем,  поскольку постигнуть все нам не
дано.  И конечно же,  воспитатель Нури, мы ничего от вас не скрываем, да
нам,  собственно,  скрывать нечего и  незачем.  Методы наши,  как вы уже
поняли,  те  же,  что и  у  вас.  В  основном это горизонтальный перенос
наследственного материала,  перебор комбинаций и -  наша заслуга - метод
вертикального развития  зародыша  от  любой  фиксированной нами  стадии.
Мощнейший,  скажу  вам,  метод,  он  нам  позволил  получить  Жар-птицу,
единорогов, дракона и других легендарно-сказочных животных. С программой
возится старик Ромуальдыч,  но он, в сущности, дилетант. Крутит ее и так
и  этак...  Как генетик,  я  знаю,  что действительно новое появляются в
результате случайного перебора.  Но  для  этого  должна выпасть воистину
счастливая случайность, флуктуация на сером фоне равновесия вероятности.
А  у нас получается не так уж редко,  что ставит меня в тупик.  Впрочем,
сейчас уже не ставит, сейчас мы больше не работаем...
   - Тут я  вам помочь бессилен,  если вы перестали работать.  Я немного
разбираюсь в программировании и конструировании моделирующих машин; но и
только...
   - Вы умеете сочинять сказки  -  редчайшее качество.
   - По совести, это мне дается с трудом. - Вы воспитатель дошколят, для
нас это самое важное. - Ага, потому что сам верю в сказку?
   - Да.  И  понимаете  ее  важность  в  деле  экологического воспитания
молодого поколения.
   Пан  Перунович говорил что-то  еще,  но  Нури его уже не  слышал.  Он
замор,  как  при  встрече  с  драконом.  Суждение  Пана  Перуновича было
глубоким и  нетривиальным:  любая сказка -  и Нури не нашел исключений -
имеет  всегда  экологический подтекст.  И  само  собой  разумеется,  что
воспитатель стремится воспитать доброту как  основное качество человека.
Доброта же не беспредметна и  проявляется в стремлении защитить слабого,
сильный сам защищает себя.  Но  что беззащитней цветка или животного?  И
Нури удивился глубине предвидения мудрецов,  которые сочиняли сказки еще
в  те  времена,  когда о  разрушении природы и  речи не было.  Уже тогда
Иван-царевич и волку помогал,  и медведя не обижал, и для зайца морковки
не жалел...
   - Я подумаю, - сказал Нури.
   - Да,  конечно.  Я  вот  тоже  все  время  думаю,  почему в  условиях
информационной скупости природы -  ведь знания даются так дорого - геном
помнит  изначально и  хранит  в  себе  потрясающую по  объему библиотеку
программ, которая отражает весь исторический путь развития организма? Но
эти программы не используются... Тогда зачем они?
   - Я подумаю,  -  повторил  Нури.  - Только сдается мне, что не мнение
мое по коренным вопросам генетики интересует вас.
   - Вы полагаете?
   - Вот именно.  Полагаю,  что у вас крупные неприятности с Василиском.
Мне старик Ромуальдыч намекнул.
   - Это так,  Нури,  это так... Сами на себя беду накликали, но кто мог
знать?  Мы  в  своей работе широко используем древние рецепты,  иногда с
успехом,  чаще без.  А  тут у  кого-то  в  поселке неожиданно закудахтал
черный  петух   семи   годов   от   роду...   Естественно,   мы   решили
воспользоваться моментом. Технология несложная, мы ее воспроизвели...
   Пан Перунович владел и словом, и жестом:
   Нури четко уяснил, как все оно было.
   Вот именно,  они действовали точно по рецепту,  Дождались, пока петух
снес яйцо, и закопали его в кучу навоза, находящуюся в стадии брожения и
потому теплую внутри.  Надо полагать,  что  последующие мутации возникли
как результат комплекса факторов:  температура, бактериологическая среда
вызревания,   первоначальная  гормональная   перестройка   в   организме
петуха...  На двадцать первый день яйцо с  треском лопнуло,  и  вылез из
него глазастый рогатый змееныш -  так, в два пальца длиной. Тут же его -
в  террариум.  Солнце там искусственное,  песочек,  водичка и  все,  что
маленькой змее требуется.  Террариум поместили в волновую камеру,  никто
из  создателей на  радостях домой не  уходит,  и  все по очереди на себя
шапку  ЭСУДа  надевают,  чтобы,  значит,  на  змееныша своим  психополем
воздействовать.  Чтобы  ему  добрые   намерения  и   ласковый   характер
привить и тем зло посрамить, а добро восславить!
   Однако прошло немного времени, и все как-то попривыкли. Ну, Василиск,
он и есть Василиск,  славно, конечно, что древние рецепты не обманули, и
еще лучше, что сказка лишний раз явью обернулась... Но ажиотаж приутих.
   Рассмотрели как-то  попристальней,  а  он  уже на полметра вытянулся,
рожками шевелит,  глаза такие зеленые с  фиолетовым отливом,  капюшончик
бородавчатый раздувается.
   Неотесанный Митяй  тогда  с  шапкой на  голове у  террариума сидел  и
представлял себе  приятное:  как  это  он  в  лунную ночь вдоль зарослей
разрыв-травы из  Леса ползком -  и  на той стороне желуди и  каштаны все
сажает,  сажает,  и будет там дубово-каштановая роща, и кто придет, тому
будет радостно в ней...  Хорошее представлялось легко -  верный признак,
что змееныш в контакте с донором и воспринимает от него охотно. Глядь, а
змееныш на хвосте приподнялся,  раскачивается. Любопытно стало лешему, и
протянул он  руку.  Василиск тут  же  свернулся кольцами на  ладони -  и
ничего,  только холодит ладонь,  но  это  уж  от  него не  зависит.  Тут
убедились,  что  все  в  порядке,  все  ладненько,  приласкали змееныша,
покормили, он заснул. А творцы хором подумали: это хорошо!
   А был день пятый, и все разошлись. Только Неотесанный Митяй еще долго
сидел,  аж до сумерек. И думал о единорогах, он о них часто думал... Что
хорошо бы -  их много было,  и расселить бы по лесам и степям,  чтобы не
только здесь, а везде. Чтоб каждый мог в яви увидеть, как бежит единорог
и  дышит,  вздрагивает под  ним земля.  Увидеть,  и  тогда уйдут суетные
мысли,  и люди постигнут чудо и красоту, что всегда рядом... надо только
уметь видеть.  Неотесанный Митяй часто думал о  том,  как странно все на
свете,  как сложен мир -  и люди,  и звери... что простоты не бывает, мы
сами придумываем ее от нежелания или отсутствия привычки мыслить,  а еще
оттого, что нам, людям, все некогда...
    - При мне порядок был!  -  Леший вздрогнул.  Он и  не заметил,  как,
широко шагая,  вошел возмущенный Кащей. - Я говорю, при мне порядок был,
а тут светильники едва тлеют. А может, я тоже работаю по-большому. А!?
   Кащей совсем не смотрелся здесь, в детской, где стояли в ряд волновые
камеры предвоспитания, остекленные подкрашенными кварцевыми пластинами и
потому похожие на громадные теплые кристаллы.  Возле камер располагались
кресла,  над  которыми свисали шапки  ЭСУДа,  перестроенные на  усиление
излучений психополя.  Увы,  камеры обычно пустовали, демонстрируя числом
своим избыток оптимизма у создателей.
   Леший мрачно оглядел Кащея: нет, не изменился, воистину бессмертен...
ЭСУД среагировал на понижение напряжения в сети и отключился сам.  Леший
снял  шапку,  отлепил присоски.  Конечно,  он,  Неотесанный Митяй,  коль
задержался здесь так поздно,  мог бы считаться чем-то вроде дежурного. И
мог бы объяснить, что если диспетчер иногда вынужден ограничивать подачу
энергии,  то это можно понять и оправдать.  Но об этом не раз говорилось
Кащею -  и  все  без толку.  Кащей обладал удивительным свойством:  умел
отключаться,  когда ему разъясняли то, что он не хотел слышать. Когда же
собеседник,  изложив доводы,  замолкал,  Кащей извлекал из себя ключевую
фразу:  "Вы  меня  не  убедили",  Он  никогда не  возражал по  существу,
поскольку для этого требовалось думать.  Соглашаться же он не любил, так
как полагал, что это роняет его руководящее реноме.
   Ключевая  фраза  действовала ошеломляюще.  Как  правило,  собеседник,
обманутый человечьим снаружи обликом Кащея, начинал второй заход - с тем
же результатом. Замы выдерживали иногда до пяти попыток и уходили, тряся
головами.
   - ...На покое Кащей сохранил привычки,  -  продолжал свой рассказ Пан
Перунович.  -  И леший об этом знал.  Он молча выслушал упреки и угрозы,
причем Кащей не унялся и после того,  как дали свет.  А потом Кащей стал
хвастаться,  как он внедрял почасовое планирование научной работы, и тут
Неотесанный Митяй сорвался и сказал...  поймите правильно, Нури конечно,
леший грубоват в чем-то,  хотя в целом добр и всех приемлет... нет, я не
оправдываю его...
   - Так все же что сказал леший?  - не выдержал жал Нури. Пан Перунович
вздохнул.
   - Леший...  посоветовал ему заткнуться.  И  ушел.  Нури,  он  думал о
красоте, а тут Гигантюк, которому плевать на красоту...
   - А я лешего не осуждаю, - сказал Нури. Доведись мне, я бы тоже...
   - Я  понимаю,  -  Пан Перунович долго с чувством жал руку Нури.  -  Я
понимаю,  это вы так чтобы меня утешить,  а все разно приятно.  Вы у нас
человек новый,  прямо оттуда,  и  ваше мнение для нас вдвойне дорого.  В
конце концов все, что мы здесь делаем, это ведь для вас. Реальный мир не
может  баз  сказки.  Он,  не  побоюсь  сильного  выражения,  без  сказки
пропадет,  и  вот  тут нам важно знать ваше мнение:  те  ли  мы  делаем,
получается ли у нас?
   - Получается,  -  заверил Нури.  -  То,  что нужно. Это не только мое
мнение.  Вашу  деятельность высоко  оценивает  и  секция  социологов  из
акселератов ползунковой группы.
   - Приятно  слышать,   Нури!  Так  на  чем  мы  остановились?  Да,  на
Василиске...




 
 
Страница сгенерировалась за 0.0955 сек.