Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Детективы

Дуглас ЭНЕФЕР - ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ЗАПАДНЯ

Скачать Дуглас ЭНЕФЕР - ВЕЛИКОЛЕПНАЯ ЗАПАДНЯ

                                    9

     Он стоял, сдвинув шляпу на затылок,  где  щетинился  серебряный  ежик
волос. Губы  его  слегка  обвисли,  глаза  потеряли  блеск.  Выпивка?  Это
началось после того, как он понял, что  его  карьере  в  полиции  приходит
конец, что он достиг потолка. Это был Мак-Налти.
     - Да, непохоже, чтобы она вела дневник. Не такая это была дамочка!
     Он еще больше продвинулся в моем направлении, сжимая кулаки.
     - Знаешь, что Шейд?
     - Пока нет.
     Он оскалился, клацнул вставными зубами.
     - Все равно узнаешь. Я следил за тобой.
     - Полагаю, что это позволит тебе поумнеть и тебя  назначат  на  место
Магулиса.
     Не могу обойтись без того, чтобы не уколоть этого быка и увидеть, как
он краснеет, точно гигантский помидор.
     - А ну, повтори, - зашипел он.
     - А зачем. Ты что, глухой?
     Он было поднял кулаки, но сдержался.
     - Вы не сообщили капитану, что отправились сюда? Не сообщили?
     - Я до последней минуты не знал, что отправлюсь сюда.
     - И скрыли от полиции, что знаете адрес убитой? Это вам будет  дорого
стоить, Шейд. Если бы это был Риф-сити, я бы с тобой разделался.
     - К сожалению, это Нью-Йорк.
     - Отдавай дневник! - он протянул свою клешню  и  сплюнул  на  пол.  -
Через неделю у нас будет новый капитан  и  тогда  твой  дружок  не  сможет
помогать тебе, - рявкнул Налти.
     Я расхохотался.
     - Послушать бы, как ты скажешь это Магулису. Вот будет дело!
     - Скажи только раз и я тебя...
     - С какой стати? И потом, ты знаешь, что Магулис  не  любит  дураков.
Просто он не марает руки, когда их допрашивает.
     Он сглотнул слюну и промолчал. Потом он обошел всю квартиру, заглянул
во все углы. Опыт у него был колоссальный,  он  ничего  не  пропустил,  но
ничего и не обнаружил, потому что и обнаружить было нечего.
     Я шел за ним и улыбался. Бросив  взгляд  на  проигрыватель,  я  вдруг
заметил, что там стоят два диска. Один был старый и тяжелый блин. Ему было
десять-двадцать лет - Янг "Серебряный доллар".
     Я включил проигрыватель и прослушал песенку до конца.
     Мурлыкая песенку, я  прослушал  наставления  Магулиса  -  докладывать
полиции обо всем. Налти сумел-таки мне нагадить. Но ребята нашли ее  адрес
уже сами, и все равно послали бы туда команду.
     Возвращаясь из полиции, я не думал о Налти. Мне вдруг пришла в голову
мысль, которой не мешало бы придти туда пораньше.


     В особняке не было света. Мильтон авеню пустынна, как всегда, но луна
-  верная  подруга  воров  и  детективов   -   бросала   яркий   свет   на
оливково-зеленую дверь и мраморного льва, который успел  вероятно  за  это
время соскучиться еще больше.
     Древняя горничная распахнула  дверь.  Ее  волосы  были  закручены,  а
фланелевая ночная рубашка и халат казались надетыми на ручку метлы - такой
тощей и плоской была ее грудь. Если она и обрадовалась моему появлению, то
великолепно сумела это скрыть.
     - Что вам угодно, - выкрикнула она мне в лицо.
     Я спокойно вошел в холл и сказал:
     - Передайте миссис Дрейк, что я здесь. Если ей это не  по  вкусу,  то
тут уж ничего не поделаешь!
     Она пожевала губами и поднялась наверх.
     Вернувшись она буркнула:
     - Идите к ней и не вздумайте курить!
     Я усмехнулся и,  войдя  в  гостиную,  плюхнулся  в  кресло.  Поболтав
некоторое время ногой, я пересел  на  ручку  другого  кресла.  Прошло  еще
добрых пять минут,  прежде  чем  из  двери  выплыла  миссис  Фло  Дрейк  в
небесно-голубом халате и шлепанцах облачного цвета.
     - Итак, - рявкнуло она, - где мой сын?
     - Я не нашел его, миссис Дрейк.
     - Что!?
     - Я уже сказал, что его нигде нет.
     Она рухнула в кресло и яростно закудахтала. Я с тоской  посмотрел  на
часы.
     - Но сейчас же второй час ночи!
     - Я сплю  в  это  время,  молодой  человек,  -  сказала  она,  словно
прихлопнув надоедливую муху.
     - Я это уже заметил.
     - Я полагала, что у вас есть известия о моем  сыне.  Другой  повод  к
нарушению моего спокойствия и отдыха...
     - Возможно, есть и другой повод, миссис Дрейк. Даже представить  себе
трудно, какой!
     - С нетерпением хочу услышать его, молодой человек.
     - Доллары, - сказал я тихо, -  серебряные  доллары.  Возможно,  очень
много серебряных долларов.
     В глазах ее что-то вспыхнуло, но она тут же отвернулась.
     Я быстро заговорил.
     - Кое что в этом деле мне не ясно. Неясно относительно отъезда вашего
сына в Рено и отъезда туда вашей невестки.
     Она стала крутить на пальце массивный перстень с ярко-желтым камнем.
     - Я наняла вас для того, чтобы вы нашли моего сына, а  не  для  того,
чтобы вы врывались среди ночи в гостиную.
     Я не моргнув глазом, спокойно выслушал это обвинение и продолжал:
     - Я не сказал ничего дурного. Но серебряными  долларами  я,  кажется,
попал не в бровь, а в глаз, а? Тут есть что-то, что может пролить свет  на
происходящее.
     Долгое время она неподвижно сидела в кресле, потом  медленно,  словно
тесто, стала подниматься. Я поддержал ее. Встав, она стала  буравить  меня
ненавидящим взглядом. Затем она, видимо, решилась.
     На стене висела  большая  картина,  написанная  маслом"  Незабываемый
закат на Темзе ". Рядом торчал портрет мужчины с синевато-черными волосами
и длинными висячими усами - рядовой тип рокового красавца. Похоже, что  он
перебирал воспоминания, так как выглядел человеком, у которого они  должны
быть.
     Не говоря ни слова, миссис Дрейк потянулась и  опустила  картину.  За
картиной находился маленький сейф, какие  бывают  во  всех  старых  домах,
обычно за поясным портретом дедушки или дядюшки Вилли.
     Она  повозилась  с  комбинацией  цифр  и  букв.  Дверца   раскрылась.
Некоторое время она шарила  внутри  сейфа  дрожащей  рукой,  потом  тяжело
вздохнула и засопела.
     В это мгновение время, казалось, остановилось. Я не знал, что она там
искала, но я понял, что "это" исчезло.
     Она глубоко вздохнула и вдруг всхлипнула. Повернувшись ко мне и дрожа
всеми своими складками, она прошептала:
     - Пропал, пропал....
     - Что?
     Она взяла себя в руки  и  прошла  к  креслу.  Скорбно  усевшись,  она
забарабанила  жирными  пальцами  по  ручке  кресла,  словно  над  чем   то
раздумывая.
     - Прошу сюда, мистер Шейд, - прошипел ее хриплый голос.
     Пройдя следом за ней, я молча смотрел ей в спину и ждал, что "корабль
начнет разгружаться..." - так писала газета вчера.
     - Полагаю, что он у Бертли. Но откуда он мог узнать? Я никогда о  нем
не говорила, я даже никогда не доставала его и не смотрела вот уже 25 лет.
     - Это очень ценная вещь?
     - Может быть да, если он крадет ее у собственной матери.
     Она  покосилась  на  полуоткрытый  сейф  и  затем  медленно  сказала,
поворачивая голову направо и налево:
     - Да, да, да, - повторяла она как автомат, - это письмо, что то вроде
письма. Оно было написано братом моего отца Джеймсом Барлетом Дрейком. Это
его портрет там под стеклом. Он умер в 1939 году. Это было  давно,  мистер
Шейд, и ему было 86 лет...
     - Да?!
     - Он был "серебряным" королем, миллионером.
     - Его звали Бонанза Джим Дрейк. Связь  его  фамилии  с  Невадой  была
давней?
     - Нет.
     - Но поиски привели меня к человеку по фамилии Мел Кулгрен.
     Она фыркнула.
     - Эта фамилия мне ничего не говорит.
     - Не думаю, чтобы она вам что то сказала, он убийца и немного вор  из
Рено.
     Это  было  здорово  сказано  и  произвело  должное  впечатление.   Ее
сосискообразные  пальцы  впились  в  ручку  кресла  и,  пискнув   что   то
непонятное, она стала послушной овечкой.
     - Также как и вы Кулгрен уговаривал меня найти Барлета, и с  ним  еще
была девушка... - Я вкратце рассказал ей эту историю и спросил  во  второй
раз: - Этот документ был очень ценным и что делает его таким?
     - Разумеется деньги!
     - Сколько?
     Она взяла в руки перстень, с которым,  по-видимому,  не  расставалась
даже в туалете.
     - Много, очень много. Не могу сказать сколько.
     - Почему?
     - Потому что просто не знаю, мистер Шейд.
     - Только не говорите мне, что в письме план давно заброшенной шахты.
     Она холодно улыбнулась, словно ставя меня в  подчинение,  где  мне  и
надлежало пребывать в полном невежестве.
     - Ваше любопытство и торопливость, а также  ваши  манеры  провинциала
как нибудь сослужат вам плохую службу, мистер Шейд.
     Она выплюнула эти слова и вновь сжала губы.
     - Девушка, которую сегодня убили, была красива.  Мне  запомнились  ее
ресницы.... И у меня есть перед ней обязательства.
     - У вас есть обязательства и передо мной,  мистер  Шейд.  Вы  взялись
найти моего сына. Эти люди, мистер  Шейд,  девушка  и  этот  Кулгрен  -  я
никогда не видела их раньше.
     - Вы знаете, что было написано на пропавшей бумаге?
     - О, да.
     - Вы  отказываете  мне  в  своем  доверии,  а  сами  требуете  полной
откровенности.
     - Вы будете со мной откровенны, вы не такой человек,  чтобы  идти  на
предательство. Хотелось бы,  чтобы  у  моего  сына  была  половина  вашего
мужества.
     - Не стоит тратить на меня свои комплименты, миссис Дрейк.
     Она пожала плечами.
     - Я хочу, чтобы вы нашли мне моего сына и забрали у  него  назад  это
письмо.
     - Если оно у него есть.
     Она вздрогнула.
     - Что это значит?
     - Это означает, что ваш сын украл письмо, а Лорелея  в  свою  очередь
украла его у Барлета.
     Ее глаза сверлили меня.
     - Да, -  сказала  она  тусклым  басом,  -  да,  конечно,  так  оно  и
получилось.
     - Это очень возможно. Ваш сын сказал мне, что его жена украла у  него
25 тысяч долларов, но это потому, что он не хотел, чтобы я знал  о  письме
Джима Бонанзы. По его личному мнению, это письмо стоит  такой  суммы.  Его
истинную цену вы мне, к сожалению, не хотите открыть.
     - Возможно, - прошептала она.
     - Откуда вы знаете, что я сам, в свою очередь, не попытаю  счастья  и
не украду письмо?
     - Я просто знаю, что вы не сделаете этого, мистер Шейд.
     Я уже вставал с кресла, как зазвонил телефон.  Это  был  аппарат  тех
далеких времен Эдисона, и было  просто  удивительно,  как  он  вообще  еще
действовал - брякание стоило ему огромных усилий.
     Я поднял трубку и уже собирался передать ее старухе, но узнал  голос.
Он звучал также томно, как и в тот день, когда отправлял меня  в  Рено  на
поиски своей милой женушки. Но теперь гнева  и  возмущения  в  нем  сильно
поубавилось. Он был напуган, сильно напуган.
     - Дейл Шейд? Где вы находитесь? Я был почти уверен, что вы находитесь
у моей матери. Я звонил вам в контору, но там никто не  ответил,  потом  в
пансион, и вот звоню сюда. Хотел, чтобы матушка вас разыскала.
     Я повернулся и быстро сказал:
     - Это ваш сын, миссис Дрейк.
     Она выхватила трубку у меня из рук и выпрямилась. Поговорив некоторое
время и посопев в трубку, она протянула ее мне. Выглядела она неважно.
     - Где вы? - спросил я.
     Он слегка заикался.
     - Я в Рено... я... должен был приехать...

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1164 сек.