Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Лорд Дансени - Пьесы о богах и людях

Скачать Лорд Дансени - Пьесы о богах и людях

     Акт II

     [Та же самая сцена.]
     [Прошел год.]
     [Король, завернувшийся в плащ погонщика, сидит  с Эзнарзой, цыганкой из
пустыни.]

     Король:
     Теперь я познал пустыню и жил в шатрах Арабов.

     Эзнарза:
     Нет земли подобной пустыне и людей, подобных Арабам.

     Король:
     Все это осталось позади; я возвращаюсь к стенам моих отцов.

     Эзнарза:
     Время  не  может  уничтожить  всего; я  возвращаюсь в пустыню,  которая
взлелеяла меня.

     Король:
     Ты думала в те дни в  песках, или  по утрам среди  палаток, что мой год
когда-нибудь закончится, и я  силой данного слова возвращусь в тюрьму своего
дворца?

     Эзнарза:
     Я знала, что время сделает это, ибо моему народу ведомы его пути.

     Король:
     Выходит, это Время  отмахнулось  от наших  бесполезных молитв? Выходит,
оно больше, чем Бог, раз оно насмеялось над нашей просьбой?

     Эзнарза:
     Мы не можем сказать,  что оно больше Бога. Ведь мы просили,  чтобы  наш
собственный год никогда не кончился. Бог не мог помочь нам.

     Король:
     Да, да. Мы просили именно так. Все люди посмеялись бы над этим.

     Эзнарза:
     Молитва была не смешной. Только он - повелитель лет - закоснел. Если бы
человек молил за свою жизнь  разъяренного, беспощадного Султана, ответом ему
был бы смех рабов Султана. И все-таки молить о собственной жизни - совсем не
смешно.

     Король:
     Да, мы  -  рабы Времени. Завтра прибудет принцесса из Тарбы.  Мы должны
склонить перед ней головы.

     Эзнарза:
     Мои люди говорят, что время живет в пустыне. Оно возлегает там, в лучах
солнца.

     Король:
     Нет, нет, не в пустыне. Там ничто не меняется.

     Эзнарза:
     Мой  народ говорит, что  пустыня -  его  страна.  Оно  не трогает  свою
собственную страну,  как  говорят люди моего племени. Но  оно сокрушает  все
другие страны мира.

     Король:
     Да, пустыня - всегда остается такой же, даже мельчайшие ее камешки.

     Эзнарза:
     Говорят, что  Время любит Сфинкс  и не вредит ей. Говорят,  что  оно не
смеет вредить Сфинкс. Она породила Времени немало богов, которым поклоняются
неверные.

     Король:
     Их прародитель ужаснее, чем все ложные боги.

     Эзнарза:
     O, но он оставил в покое наш маленький год.

     Король:
     Он уничтожает все и вся.

     Эзнарза:
     Есть малое дитя  человеческое, которое могущественнее Времени и которое
спасет от него мир.

     Король:
     Кто этот маленький ребенок, более могущественный, чем Время? Не  Любовь
ли сильнее его?

     Эзнарза:
     Нет, не Любовь.

     Король:
     Если оно побеждает даже Любовь, тогда нет никого сильнее.

     Эзнарза:
     Оно  отпугивает Любовь  слабыми  белыми  волосами и  морщинами.  Бедная
маленькая любовь, бедная Любовь, Время отпугивает ее.

     Король:
     Какое же дитя человеческое может победить Время  и  при  этом  окажется
храбрее Любви?

     Эзнарза:
     Только Память.

     Король:
     Да.  Я  буду взывать к ней в  те дни, когда  ветер дует  из пустыни,  а
саранча  бьется  о мои  закоснелые стены. Я буду еще сильнее взывать  к ней,
когда не смогу  больше созерцать пустыню и не смогу вслушиваться в пустынные
ветра.

     Эзнарза:
     Она должна  вернуть нам наш  год, который время  не сможет  уничтожить.
Время не сможет  вырезать этот год, если Память скажет: нет. Он  сохранится,
хотя и останется под запретом. Мы будем часто  видеть его хотя бы  издали, и
все его часы и  дни будут возвращаться  к нам, проходить  один  за  другим и
возвращаться и танцевать снова.

     Король:
     Что ж, это правда. Они должны возвратиться  к нам. Я думал,  что творцы
всех чудес  небесных и земных неспособны  сделать одно. Я думал, что они  не
смогут вернуть те дни, которые пали в руки Времени.

     Эзнарза:
     Этот трюк может проделать  Память. Она тихо подкрадывается в городе или
пустыне,  всюду, где собираются несколько человек, подобно странному темному
факиру,  укрощающему  змей, и она проделывает с ними свой  трюк, и повторяет
его снова и снова.

     Король:
     Мы будем часто возвращать с его помощью старые дни, когда  ты уйдешь  к
своему народу, а я обручусь с принцессой, прибывающей из Тарбы.

     Эзнарза:
     Они будут идти, ступая по пескам золотой прекрасной  пустыни, они будут
идти,  озаренные  светом  давно  ушедших  закатов.  Их губы  будут  смеяться
древними вечерними голосами.

     Король:
     Уже почти полдень. Почти полдень. Почти полдень.

     Эзнарза:
     Ну, тогда мы расстаемся.

     Король:
     O, войди в город и стань там  Королевой. Я  верну принцессу назад  в ее
Тарбу. Ты должна стать Королевой в Таланне.

     Эзнарза:
     Я  возвращаюсь теперь  к  своему  народу. Ты пойдешь завтра под венец с
принцессой из Тарбы. Ты сказал так. Я так сказала.

     Король:
     O, если б я не давал слова возвратиться.

     Эзнарза:
     Слово Короля  подобно короне Короля и скипетру  Короля и  трону Короля.
Это - такая же глупая вещь, как и город.

     Король:
     Я не могу нарушить свое слово. Но ты можешь стать королевой Таланны.

     Эзнарза:
     Таланна не сделает цыганку своей королевой.

     Король:
     Я ЗАСТАВЛЮ Таланну сделать ее королевой.

     Эзнарза:
     Ты не сможешь заставить цыганку год прожить в городе.

     Король:
     Я знал цыган, которые когда-то жили в городе.

     Эзнарза:
     Не такие цыганки, как я... возвращайся в шатры Арабов.

     Король:
     Я не могу. Я дал слово.

     Эзнарза:
     Короли много раз нарушали свои слова.

     Король:
     Но не такие Короли, как я.

     Эзнарза:
     У нас остается только маленькое дитя человеческое, имя ему - Память.

     Король:
     Иди. Память вернет нам, прежде,  чем мы расстанемся,  один из тех дней,
которые уже прошли.

     Эзнарза:
     Пусть  это  будет первый день.  День, когда мы  встретились у  колодца,
когда верблюды прибыли в Эль-Лолит.

     Король:
     Нашему  году  недостает  нескольких  дней. Ведь мой  год начался здесь.
Верблюды провели эти несколько дней в пути.

     Эзнарза:
     Ты  ехал чуть в отдалении  от каравана, со стороны заката. Твой верблюд
качался от легкого груза. А ты был утомлен.

     Король:
     Ты пришла к колодцу за водой. Сначала я увидел твои глаза, затем взошли
звезды, стало темно, и  я видел только твою  фигуру  и  слабое сияние вокруг
твоих волос:  я не знал, был ли  это свет  звезд, я только знал, что  сияние
есть.

     Эзнарза:
     А затем ты заговорил со мной о верблюдах.

     Король:
     Тогда я услышал  твой  голос. Ты говорила  совсем  не то, что  говоришь
теперь.

     Эзнарза:
     Конечно, нет.

     Король:
     Ты даже говорила как-то иначе.

     Эзнарза:
     Как уходят часы, продолжая свой танец.

     Король:
     Нет, нет. Только их тени. Мы  тогда отправились вместе в  Святую Мекку.
Мы жили одни в  палатках в золотой  пустыне. Мы слышали, как дикие свободные
дни пели песни своей свободы, мы слушали  звук дивного ночного ветра. Ничего
не останется от нашего года, кроме пустынных теней. Память хлещет их, и  они
не танцуют. [Эзнарза не  отвечает.]  Мы простимся  здесь,  где была пустыня.
Город не должен слышать наших прощаний.
     [Эзнарза  закрывает  свое  лицо.  Король  медленно  встает  и  идет  по
лестнице. Слева входят Гофмейстер и Забра, видящие только друг друга.]

     Гофмейстер:
     Он вернется. Он вернется.

     Забра:
     Но  сейчас уже полдень.  Наша тучность  исчезла. Наши враги насмехаются
над нами. Если он не вернется, бог забыл нас и да пожалеют нас наши друзья!

     Гофмейстер:
     Если он жив, он вернется.
     [Входят Бел-Нарб и Ауб.]

     Забра:
     Я боюсь, что полдень уже миновал.

     Гофмейстер:
     Тогда он мертв, или грабители подстерегли его.
     [Гофмейстер и Забра посыпают пылью головы.]

     Бел-Нарб:
     [Аобу.] Боже правый!
     [Гофмейстеру и Забре.] я - Король!
     [Рука Короля замирает на двери. Когда  Бел-Нарб произносит  это, король
спускается вниз по ступеням и снова садится рядом  с цыганкой. Она поднимает
голову  и  наконец смотрит  на  него. Он частично  прикрывает  лицо, как все
Арабы, и наблюдает за Бел-Нарбом, Гофмейстером и Заброй.]

     Гофмейстер:
     Вы в самом деле Король?

     Бел-Нарб:
     Я - Король.

     Гофмейстер:
     Ваше Величество сильно изменились за год.

     Бел-Нарб:
     Люди меняются в пустыне. И меняются сильно.

     Ауб:
     И впрямь, ваше Превосходительство, он  - Король. Когда Король уходил  в
замаскированным, я кормил его верблюда. Да, он - Король.

     Забра:
     Он - Король. Я могу узнать Короля, если вижу его перед собой.

     Гофмейстер:
     Вы редко видели Короля.

     Забра:
     Я часто видел Короля.

     Бел-Нарб:
     Да, мы часто встречались, часто, очень часто.

     Гофмейстер:
     Если   кто-то  сможет  узнать  ваше  Величество,  кто-то  помимо  этого
человека, пришедшего с Вами, то мы все убедимся в истине.

     Бел-Нарб:
     В этом нет нужды. Я - Король.
     [Король встает и протягивает руку ладонью вниз.]

     Король:
     В святой  Мекке, в многовратной Мекке, под зелеными  крышами,  мы знали
его как Короля.

     Бел-Нарб:
     Да, это правда. Я видел этого человека в Мекке.

     Гофмейстер:
     [Низко кланяется.]
     Простите, ваше Величество. Пустыня изменила Вас.

     Забра:
     Я узнал ваше Величество.

     Ауб:
     Так же, как и я.

     Бел-Нарб:
     [Указывая  на  Короля.]  Пусть  этот  человек  получит  соответствующую
награду.
     Дайте ему место во дворце.

     Гофмейстер:
     Да, ваше Величество.

     Король:
     Я - погонщик верблюдов, и мы возвращаемся к своим верблюдам.

     Гофмейстер:
     Как пожелаете.
     [Бел-Нарб, Ауб, Гофмейстер и Забра выходят через дверь.]

     Эзнарза:
     Ты поступил мудро, мудро, и награда за мудрость - счастье.

     Король:
     У них теперь есть король. А мы вернемся назад в шатры Арабов.

     Эзнарза:
     Они глупые люди.

     Король:
     Они нашли глупого короля.

     Эзнарза:
     Глуп тот человек, который захочет жить среди этих стен.

     Король:
     Некоторые рождены королями, но этот человек был избран.

     Эзнарза:
     Идем, оставим их.

     Король:
     Мы возвратимся.

     Эзнарза:
     Возвратимся в шатры моего народа.

     Король:
     Мы  будем  жить  немного  в  стороне  в  нашей   собственной  роскошной
коричневой палатке.

     Эзнарза:
     Мы будем снова слушать, как песок шепчется с предрассветным ветром.

     Король:
     Мы будем слушать, как кочевники поднимаются в своих лагерях, потому что
настает рассвет.

     Эзнарза:
     Шакалы будут ползти мимо нас, уходя к холмам.

     Король:
     Когда вечером солнце будет садиться,  мы  не  станем оплакивать ушедший
день.

     Эзнарза:
     Я буду обращать  ночью голову к небесам,  и древние, древние, бесценные
звезды будут мерцать у меня в волосах, и не будет  в наших сердцах зависти к
обладающим всеми сокровищами мира королевам и королям.

ЗАНАВЕС

 

     Смех Богов
     Трагедия в трех действиях

     Действующие лица

     Король Карнос
     Голос-Богов, пророк
     Ихтарион
     Лудибрас
     Гарпагас
     Первый Страж
     Второй Страж
     Палач
     Королева
     Тармия, жена Ихтариона
     Аролинда, жена Лудибраса
     Кароликс, жена Гарпагаса
     Караульные

     Сцена: город джунглей Тек в царстве Короля Карноса.
     Время: Период упадка Вавилона.






 
 
Страница сгенерировалась за 0.0971 сек.