Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Лирика

Александр Ильянен - И ФИНН

Скачать Александр Ильянен - И ФИНН

     ( ( (

    Пойду брать освобожденье на трое суток по болезни.
    За время освобождения: пусть краткого, надо передумать  о  некоторых
вещах. Вот мои амбиции.
    Ранде-ву у метро.
    Пишу в постели, выпив водки (от простуды). У  финбана,  в  служебной
постели отдыхаю. Офицерская жизнь течет, как пишут, своим чередом. Орга-
низм сопротивляется болезни. А я устал и не борюсь. Пусть болезнь  защи-
щает от людей. Устав бороться засыпаю. Вот послеполуденный отдых  борца.
Наверное, это насморк от цветов. Или от букв. Просыпаюсь  и  слышу  мяу-
канье кошки во дворе. Утром: привычная вокзальная картина за окном.

    ( ( (

    27 июля. Дома: добился все-таки освобождения!  Расслабляюсь,  выбро-
шенный из тисков скучных кабинетов. Ты этого хотел?
    Думаю о любви и читаю словарь.
    Рембо (Артюр), франц. поэт. Р. является  показательным  двойником  в
жизни и отказе от поэзии.
    Изображаю больного. Собирать в букет пороки, растить и лелеять?  Лю-
бить праздность (мать их!).
    Пот от безделья выступает: ложь! как будто мыслить  и  страдать  это
пустое.
    О Паунде: Каммингс назвал его Эйнштейном  современной  поэзии.  (как
легко и легкомысленно сравнивать).
    О Прусте: Прустовский эротизм сегодня достояние масс (Рене Жирар).
    Пруст. роман - тупик жанра, который родился с  Донкихотом.  Поступаю
как советовал Бодлер: читать и умное и глупое. Теряю  время  и  страдаю.
Вот занятие. Что я цепью прикованный к чему-либо, что я античному  герою
подобный?

    ( ( (

    Входил в магазин: с удивлением смотрел на людей как будто  до  этого
не видел. До какой минуты дожил: стал людей замечать!
    Какой день - неважно. (записано по-франц.)
    Как пустынник и отшельник был счастлив. Но вечером  приехал  он.  От
покоя ничего не осталось. Хотел устроить сцену прощанья: не смог.
    Он может быть лисой и может показывать зубы: волк.
    Сцена объяснения не состоится?
    Под музыку Баха думаю обо всем. Завтра: встречаемся у крепости.
    Время прощания приближается.
    Я уже начал забывать его: и вот он снова в дверях. Какую-то чушь не-
сет. Но трогательно до слез.
    В моей кровати на набережной. Я ревную? Накануне расставания?  Смеш-
но. Это уже тянется и тянется. Спокойной ночи!
    Но сна нет. Все же надо попытаться заснуть. Как надо пробовать  жить
(Поль Валери). Все же надо расстаться. Друзьями. Невозможно?

    ( ( (

    Просыпаюсь среди ночи. Слишком душно. Как в бане. Наверное зло выхо-
дит из меня. Может стану добрее. На столе  цветы:  гладиолусы  (лиловый,
малиновый, розовый). Думаю о разном в ночи. Думаю также о тишине.

    ( ( (

    Встречаемся на пляже у крепости. Пасмурный день: кто  мог  предпола-
гать вчера? Тогда пойдем в баню, что делать раз солнца нет? В  бане  без
перемен. Как на войне.
    Вот захотели уединиться в его комнатке на Стрельбищенской да  стару-
ха-цербер не пустила (давай документ! дура, майн Готт) У меня  на  набе-
режной: любовь в ванной. Без подробностей: классически.

    ( ( (

    Воскресенье: без перемен. Как на войне!  Вот  уже  стою  на  перроне
Ц.Сельского вокзала и жду вагона, чтобы ехать в Вырицу. По  дороге  раз-
мышляю о романе. Наверное писать заключается в том, чтобы  переписывать.
Черновик романа - замечательный жанр! А вообще жизнь состоит из местечек
и резерваций (гетто, син). Все разделено невидимыми и непроходимыми гра-
ницами. П.экзампль: туалет (субкультура голубых).

    ( ( (

    Вспомнил: в ванне голые тела. В постели, конечно, лучше. Ванная ком-
ната как резервация.
    Свобода: т.е. освобождение от каких-то фобий, или переход через гра-
ницу (наоборот - воля к тому, чтобы остаться). Желание  посмотреть,  что
же все-таки за барьером страха. Иногда лучше остаться там,  где  есть  и
таким образом освободиться.
    По-франц. записано как и предыдущее.
    Голодный волчонок. Моя любовь. Все смотрит в лес. А  этот  лес,  мне
представляется панелью, т.е. пространством лежащим между панелью (  Гос-
тинкой син.), местом встреч как в  прошлом  Катькин  сад  и  скажем  Мю-
зик-Холлом. Почему граница у М.-Холла? А вот почему: новый  миф.  Объяс-
няю: у крепости на пляже познакомился с мужчиной невыразительной  наруж-
ности, лет сорока. Вот сцена: я приезжаю к Петропавловке в обеденный пе-
рерыв, чтобы его посмотреть на обычном месте и  погреться  на  солнце  и
посмотреть на воду, отвлечься от службы ет сетера. Приехал  в  неурочный
час, т.е. голубчик не ждал меня и был изумлен увидев: как мы же не дого-
варивались, тебя отпустили? Я отвечал разумеется так: мон Дье, голубчик,
что такое вовремя и невовремя? Кто может отпускать или не? Вот мне захо-
телось повидать тебя здесь у воды под солнцем и  я  спустился  с  темной
мансарды сел в трамвай и вот: любуюсь свободными от одежд людьми.  Время
каким-то образом двигалось: в определенный момент  мне  показалось,  что
надо собираться, чтобы поспеть к концу службы: переодеться и  пойти  до-
мой. Предложил ему пойти вместе со мной.  Пошел  омочить  ноги  в  реке,
возвратился и вижу голубчик разговаривает с господином невзрачной наруж-
ности средних лет. Подумал про себя: мало ли что можно спросить. Даже не
стал задавать вопросов. Мы собрались и пошли вдоль каменной стены к  вы-
ходу, к мосту. Так мы впервые увидели друг друга: папик и я. Но это поз-
же.
    А пока я еду в Вырицу к моей гранд даме.
    Вне времени когда еду вот так в вагоне.
    Именно с этого места у окна мне кажется что вижу очень далеко  через
пейзажи город и дальше - Вечность. Особенно когда напротив спит старик.
    Вспоминаю сегодня с неприязнью о френч-кисс (ах): лицо голубчика ис-
кажено страстью - и некрасиво. Зачем об этом вспоминать. Чтобы лучше за-
быть его, чтобы он стал невыносимым, противным.
    Сижу уже под яблоней в саду. Вот выходит с веранды на крыльцо  гранд
дама и приглашает подняться.
    Под сенью гранд дамы: на веранде.
    На обратном пути рассуждаю о том, что есть лучшая победа . На невер-
бальном уровне блеснула догадка: ложь - просто лень посвящать да и  зап-
рещено: под страхом гибели.
    Трудно дышать и вспоминается  моя  далекая  покойная  подруга  Лида,
страдавшая астмой как Пруст. Лида, первая гранд Дама.
    Первые и последние христиане.
    Последний абориген (он же последний христианин).
    Храм как лодка. Последние христиане плывут, поют псалмы.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1226 сек.