Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Фэнтези

Михаил ПУХОВ - БРОШЕН ВВЫСЬ

Скачать Михаил ПУХОВ - БРОШЕН ВВЫСЬ

                                      МЫ

     Двадцать часов спустя.
     Главный разгон  и  главное  торможение  окончены.  Мы  выбираемся  из
амортизаторов. Пейзаж в видеостене изменился разительно. Планета вместе  с
колонией пропала в черноте неба, став одной из бесчисленных звезд.
     "Феникс" опускается к Альтаиру  кормой  вперед,  поэтому  перед  нами
только звезды, будто мы улетели  от  колонии  в  колоссальную  межзвездную
даль.
     - Фильтрация, - сообщает Фен.
     Звезды гаснут, будто их отгородили от  нас  черной  стеной.  Это  Фен
надел темные очки на глаза телекамер.
     - Переключаю.
     Невольно  зажмуриваюсь.  Мы  висим  над  пылающим   океаном   плазмы,
ослепительным даже сквозь почти непрозрачные фильтры. Поверхность Альтаира
занимает все видимое поле зрения, уходя за границы экранов.  Это  даже  не
море. Это что-то такое, для чего в языке нет подходящих слов. Впрочем...
     "Когда  себе  я  надоем,  я  брошусь  в  солнце  золотое"...  Велимир
Хлебников, начало XX века. Дедал и  Икар,  атланто-минойская  культура,  4
тыс. лет назад. "Курс - Юг", - Рэй Брэдбери, "Золотые яблоки Солнца".  Это
о наших предшественниках, потомках титанов, похитивших у солнца огонь.
     Курс - Юг.
     Альтаир, если смотреть с Земли, - это яркая  звезда  северного  неба,
самая крупная в созвездии Орла. Белое  светило  спектрального  класса  G5,
образовавшееся пять с половиной миллиардов лет назад.  Масса  Альтаира  на
четверть превышает массу Солнца, а диаметр почти в два  с  половиной  раза
больше поперечника лунной орбиты. Космический корабль не может  подойти  к
центру Альтаира ближе чем на 850 тысяч километров, на наткнувшись  на  его
огненную  поверхность.  Альтаир  больше  и  белее  Солнца,   поэтому   его
светимость выше на порядок. Поскольку  Альтаир  близок  к  Солнцу,  то  он
издавна служит одной  из  навигационных  звезд.  По  Канопусу  и  Альтаиру
ориентировали планетолеты; экспрессы, идущие на Юпитер, часто выходили  на
плоскости эклиптики курсом на Альтаир.
     В середине XXVI века  в  окрестностях  Альтаира  организовали  первую
земную колоний. Вскоре после этого звезда впервые  была  использована  для
заправки звездолета дальнего следования...
     Когда-то публика, которой объявили, что Солнце  -  это  звезда,  была
шокирована. Что общего у раскаленного диска с маленькими  белыми  точками?
Сейчас одна из точек развернулась перед нами колоссальной огненной стеной.
Стена  дышит.  Видно  ее  зернистое   строение.   На   горизонте   застыли
многотысячекилометровые протуберанцы, а под нами формируется  черное,  как
бездна, пятно.
     - Сядь со мной рядом, - говорит Вита. - Мне страшно.
     Крепко обнимаю ее. Она вся дрожит.
     - Почему?..
     - Мне кажется, оно живое. - Она  показывает  вперед,  на  ослабленное
фильтрами сияние. - Чужое мышление вторгается в меня.
     Мне страшно.
     "Избегай черных дыр, Алек". Но это не черная дыра. Вита дрожит, но  я
не чувствую  ничего.  Абсолютно  ничего.  Под  нами  обычное  солнце.  Мои
товарищи 550 лет назад в пяти парсеках отсюда ныряли в точно такое же.
     Вспоминаю  это  славное  время.   Громоздкие   костюмы-рефрижераторы,
корабли-холодильники.
     - Я чувствую, как оно входит в меня, - шепчет Вита.  -  Во  мне  была
пустота,  и  сейчас  она  заполняется.  Но  это  не  та  полнота,  не   та
завершенность, которая бывает... Оно вползает насильно, против  желания...
Оно, не знает моих желаний... Защити меня, Алек...
     - Успокойся, - говорю я. - Ты переутомилась и нервничаешь. Ты  просто
устала, Вита...
     - Эти чужие мысли, - шепчет она. - Чуждые чувства... Они не мои.  Мне
кажется, я наполовину машина. Электронные вихри бьются в моих интегральных
схемах. Я вижу незнакомые лица, фигуры в  нелепых  комбинезонах,  странные
аппараты, зачем-то уходящие в пламя... И мне  кажется,  что  я  наполовину
мужчина, что я сама себя обнимаю...
     - Ты просто устала, Вита. Успокойся, пожалуйста...
     Море огня  надвигается.  Внизу  растет  темное  пятно.  Там  кружатся
гигантские вихри пламени. Вита туда не  смотрит,  ее  глаза  закрыты.  Она
дрожит все сильнее.
     - Ужасно быть электронной машиной.  Не  знаю,  откуда  оно  входит  в
меня... Откуда внедряется... Но я сейчас - "я" только  на  одну  треть.  И
машина на одну треть. Хочешь число "пи" до сотого знака?..
     - Давай.
     - Три один четыре один пять девять два, - диктует она, -  шесть  пять
три пять восемь...
     Она еще долго диктует. И дрожит все сильнее.
     - Спроси еще что-нибудь, Алек...
     - Когда я улетел с Земли?
     - Ты? В декабре, незадолго до праздника.  Ты  стартовал.  Ты  набирал
скорость. Ты летел в пустоте... Ты прошел полдороги...
     - Стоп, - говорю я. - Вита, откуда...
     - Елку ты тоже вез, - продолжает она как в трансе. -  И  разноцветные
лампочки...
     - Вита! Но откуда?..
     - Я была там с тобой, - говорит она. Ее глаза закрыты, лицо  бледное,
она вся дрожит. - Человек - это память. Разве не понимаешь? Я была  там  с
тобой... принимала душ... замерзала... Я была там тобой, понимаешь,  Алек?
И я сейчас ты...
     Мы падаем в море огня.
     Внезапно я ощущаю чью-то руку на своей талии. Талия  у  меня  тонкая,
девичья. На ней чья-то рука. Это моя рука. Я сам  обнимаю  себя  за  талию
Виты...
     Она сразу перестает дрожать. Ее глаза открываются. Нет -  это  я  сам
открываю свои вторые глаза.

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.094 сек.