Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Роберт Силверберг - Долина вне времени

Скачать Роберт Силверберг - Долина вне времени

  2
 
     Торнхилл лрищурился, глядя на обрыв.
     - Нам нужно подняться и забрать его, - сказал он.
     Ла Флокке покачал головой.
     - У нас есть  время.  Только  через  час  -  другой  у  новоприбывших
исчезает иллюзия,  что  кроме  них,  здесь  никого  больше  нет.  Вы  сами
прекрасно помните это состояние.
     - Верно, - признался Торнхилл. - Чувствуешь, будто всю жизнь прожил в
этом раю... пока это ощущение мало-помалу не проходит и начинаешь замечать
вокруг себя и других - вот как я увидел вас и Иаргу, когда вы  поднимались
по тропинке ко мне.
     Он сделал несколько шагов в сторону и  опустился  на  покрытый  мохом
валун. Тотчас же из-за валунь появилось какое-то  небольшое,  но  сильное,
похожее на кота, животное с большимм широкими ушами и стало теретьсл о его
спину. Ои лениво приласкал его, словно оно было его  собственной  домашней
кошкой.
     Ла Флокке прикрыл ладоныо глаза от солнца.
     - Вы в состоянии рассмотреть, кто это там, наверху?
     - Нет, расстояние слишком велико.
     - Очень жаль, что не можете. Вам было  бы  интересно.  Боюсь,  что  в
нашей компании появится еще один человек.
     Торнхклл, обеспокоенный этим предположением, вытянул шею.
     - Откуда?
     - С Альдебарана, - ответил Ла Флокке.
     Торнхилл поморщился. Гуманоиды  с  Альдебарана  были  представителями
одной из самых жестоких  рас.  Это  были  дикие,  свирепые  существа,  под
личиной внешней благожелательности  которых  таилась  необузданная  злоба.
Кекоторые из внешних планет считали альдебаранцев сущими дьяволами, и  это
было не так уж далеко от истины. Иметь одного из них здесь, дьявола в раю,
так сказать...
     - Ну так что же нам делать? - спросил Торнхилл.
     - Страж поместил это  исчадие  сюда,  -  пожав  плечами,  ответил  Ла
Флокке, - а у Стража какие-то свон цели. Нам просто  приходится  принимать
все, как есть.
     Торнхилл поднялся и принялся нетерпеливо шагать туда-сюда. Маленькая,
похожая на мышь, женщина и Мак-Кэй ушли в  одну  сторону,  уроженец  Спики
разглядывал свое округлое отражение в журчащей воде, а  обитатель  Регула,
бееучастный к происходящему, праздно взирал на отдаленные  горы  слева  от
себя. Марга и Ла Флокке оставались невдалеке от Торнхилла.
     - Делать нечего, - произнес наконец Торнхилл.  -  Дадмм  альдебарьнцу
некоторое время на то, чтобы прийти в себя. А пока что давайте позабудем о
нем и займемся своими делами. Ла Флокке, что вам известно об этой Долине?
     Коротышка дружелюбно улыбнулся.
     - Не так уж много. Я знаю, что мы находимся на  планете  с  такой  же
силой тяжести, как и на Земле, и солнце которой являетсч двойной  звездой.
Сколько  двойных  звезд,  состоящих  из  красной  и  голубой,  знаете  вы,
Торнхилл?
     - Я не астроном, - ответил Торнхилл, пожимая плечами.
     - Я... Я... была... - окликнулась Марга.  -  Существуют  сотни  таких
систем. Мы можем быть в любом месте Галактики.
     -  А  нельзя  ли  судить  о  нашем  местонахождении  по  расположению
созвездий ночью? - спросил Торнхилл.
     Здесь  нет  созвездий,  -  печально  промолвил  Ла  Флокке.  -  Самое
неприятное из всего - это то, что в небе здесь всегда есть хотя бы одно из
солнц. На этой планете нет ночи. Мы не увидим звезд. И какое вобщем  имеет
значенме, где собственно мы находимся? - здесь неугомонный Ла Флокке  даже
слегка хихмкнул. - Главное, у Мак-Кэя праздник. Мы никогда не выберемся из
этой Долины. Каким образом нам удастся с кем-либо связаться, даже если  мы
пересечем хребет? Никок.
     Внимание  Торнхилла  вдруг  привлекла  вспышка  молнии.   Грандиозные
раскаты грома эхом прокатились по горам и постепенно затихли вдали.
     - Гроза, - произнес Ла Флокке. - Где-то по ту сторону нашего барьера.
То же самое произошло и вчера, точно в это же время.  Разразилась  буря...
но не здесь. Мы живем в завороженной Долине, где всегда  сияет  солнце,  а
жизнь безмятежна. - Горькая гримаса исказила его тонкие, бескровные  губы.
Слишком безмятежная!
     - Придется свыкнуться с этим, - заметил Торнхилл. - Не исключено, что
мы пробудем здесь долго.
 
 
     На его часах было 16.42,  когда  они  в  конце  концов  поднялись  на
вершину обрыва, к альдебаранцу. За два прошедших часа положение  солнц  на
небе существенно  изменилось:  красное  солнце  опустилось,  зато  голубое
светило вовсю. Стало очевидным, что ночи здесь не настанет, что  в  Долине
круглосуточно будет светло. Со временем, утешал он себя,  он  привыкнет  к
этому. У него была неплохая способность к адаптации.
     Итак,  здесь  девять  разумных  существ,  которые  собраны  с   самых
различных планет и перенесены на протяженки двадцати четырех часов  в  эту
Долину, в которой нет времени,  которая  отгорожена  от  бурь,  в  которой
всегда светит солнце. Из шестерых землян - четверо мужчин и две женщины.
     Торнхиллу эахотелссь получше узнать своих компаньонов. Пока что ему о
них практически ничего не было известно. Силач Беллерс был родом с Земли -
больше ничего Торнхилл о нем не знал. Мак-Кэй и похожая  на  мышь  женщина
ничего особого из себя не  представляли  и  мало  интересовали  Торнхилла.
Уроженцы Регула и Спики до сих пор не издали ни звука -  если  они  вообще
могли изъясняться на земных  языках.  Что  касается  Марги,  то  она  была
астрономом и прелестной девушкой. Вот и всь, что он о ней знал. Ла  Флокке
был весьма интересным типом - ну просто небольшой динамомашиной, сильным и
энергичным, несмотря на обманчивую внешность. Однако о  своем  прошлом  он
предпочитал умалчивать.
     Вот и все. Девять существ без прошлого. Настоящее  же  для  них  было
столь же таинственным, как и будущее.
     К тому времени, когдь Торнхилл, Ла  Флокке  и  девушка  поднялись  на
кручу, альдебаранец заметил их и хладнокровно разглядывал.  Буря  унеслась
куда-то далеко, и над барьером снова проплывали легкие облака.
     Как  и  все  представители  его  расы,  альдебаранец  был  гуманоидом
среднего роста, на вид  добродушным  и  весьма  упитанным.  Избыток  плоти
свисал с подбородка, оттопыривая уши. У него  была  серого  цвета  кожь  и
темные глаза. И без того его сверкающие загнутые зубки просто  вспыхивали,
когда он улыбался. На его конечностях было по одному лишнему суставу.
     - Наконец-то  ко  мне  присоединились  и  другие,  -  заметил  он  на
стандартном и безупречном земном языке, когда тройка людей приблизилась  к
нему. Насколько я понимаю, вряд ли жизнь здесь и дальше будет продолжаться
так, как и до сих пор.
     - Вы ошибаетесь, - сказал ему Ла Флокке. - Это заблуждение характерно
для всех новоприбывших. Видите ли, всю свою предыдущую  жизнь  вы  провели
вовсе не здесь. Вот как.
     Альдебаранец улыбнулся.
     - Ваши слова вызывают у меня удивление. Извольте пояснить.
     Ла  Флокке  кратко  обрисовал  сложившуюся  ситуацию.  С   поразившей
остальных быстротой этот гуманоид уловил  суть  всего,  что  происходит  в
Долине и свое положение. Торнхилл с интересом наблюдал за ним. Его  просто
ошеломила та скорость, с  которой  альдебаранец  отрешился  от  иллюзий  и
воспринял действмтельность такою, какой она была на самом деле. И  это  не
могло не обеспокоить Торнхилла.
     Все вместе они спустились к остальным,  находившимся  у  самой  реки.
Именно теперь Торнхилл сахал испытывать чувство голода. В Долине он пробыл
более четырех часов.
     - А чем же мы здесь станем питаться? - спросил он.
     - Еда падает здесь прямо с неба три раза в день. Как манна  небесная,
понимаете? Страж неплохо заботится  о  нашем  благополучии.  Вы  появились
здесь около полудня, но у вас еще был туман в голове, пока мы отведали.  А
вот сейчас самое время третьего выпадения пищи, - объяснил Ла Флокке.
     Кржное солнце теперь было совсем низко над горизонтом,  и  над  миром
господствовало  голубое  сияние.  Торнхилл  был  в   достаточной   степени
осведомлен о механизме развития звезд и понимал, что красное солнце -  это
уже почти мертвое светило. Его распухший огромный шар излучал  очень  мьло
света. Зато очень интенсивное излучение исходило от голубого, но поскольку
оно было гораздо дальше, излучение это было вполне безопасным. Можно  было
только строить самые смелые догадки о  том,  каким  образом  повстречались
столь непохожие друг  на  друга  светила,  -  какое-то  из  них,  по  всей
вероятности, захватило другое в далекие, незапамятные времена.
     С неба стали плавно опускаться вниз  белые  хлопья.  Как  только  они
стали касаться поверхности, Торнхилл увидел,  как  спешно  приподнял  свое
сфермческое туловище  уроженец  Спики,  как  нетерпеливо  поспешил  к  ним
обитатель Регула, забеспокоился Мак-Кэй, встал Веллерс.  Казалось,  только
Торнхилл и альдебаранец оставались безразличными к происходящему.
     - Время ужина, -  бодро  провозгласил  Ла  Флокке  и  подкрепил  свое
заявление тем, что быстрым, точным движением  подхватил  прямо  в  воздухе
горсть хлопьев и отправил себе в рот.
     Остальные, как заметил Торнхилл, точно так же ловили  пищу  до  того,
как она успевала уиасть на землю. Тут же появились и животные, обитавшие в
Долине - тучные, ленивые жвачные, а также  стройные,  похожие  на  гончих,
собаки, кошкообразные созданья - и все они  принялись  пожирать  достигшую
земли пищу.
     Торнхилл пожрал плечами и подцепил несколько зависших прямо перед ним
хлопьев. Тщательно обнюхав  их,  он  не  без  колебаний  проглотил  первую
горсть.
     Падьвшая с неба манна напоминала жевательную вату - только у той ваты
был резкий  винный  привкус.  Однако  это  нисколько  не  обеспокоило  его
желудок, а самому ему очень захотелось узнать, насколько питательна  столь
несущественная пища. Однако, чуть поразмыслив, он отбросил всякие сомнения
и отведал вторую порцию, затем третью.
     В конце концов выпадание хлопьев  прекратилось,  но  к  тому  времени
Торнхилл почувствовал, что он вполне сыт. Тогда он распростертая на траве,
разбросав ноги в стороны и прислонившись головой к валуну, как к подушке.
     Напротив него расположился Мак-Кэй. Худой бледный человек улыбался.
     - В течение многих лет я так не наедался, - признался он. - У меня не
было аппетита. Но сейчас...
     - Откуда вы родом? - перебил его Торнхилл.
     -  Вырос  я  на  Земле.  Затем  пвреехал  на  Марс,  где  мое  сердце
чувствовало себя намного лучше. Существовало мнение,  что  невысокая  сила
тяжести облегчит мое положение и, разумеется, оно было верным. Я преподаю,
вернее,  преподавал  историю  средних  веков,  был  профессором,  пока  не
очутился здесь. После  отпуска,  во  время  которого  лечился.  -  Тут  он
удовлетворенно улыбнулся. - Я чувствую, что здесь я как бы родился заново.
Вот только если бы здесь были еще и книги...
     - Да замолчите же вы, - рявкнул Беллерс.  -  Вы  бы  здесь  предпочли
остаться навсегда, не так ли?
     Силач лежал у самой воды, задумчиво глядя на другой берег реки.
     - Разумеется, остался бы, - раздраженно ответил ему МакКэй. - И,  как
я полагаю, мисс Харцин тоже.
     - Если  бы  только  мы  могли  оставить  двоих  здесь  вместе,  я  не
сомневаюсь в том, что вы были бы счастливы, - подал свой голос Ла  Флокке.
- Но мы не можем сделать  этого.  Либо  все  мы  тут  остаемся,  либо  все
выбираемся отсюда.
     Спор  этот,  казалось,  мог   продолжаться   весь   вечер.   Торнхилл
сосредоточил свое внимание на тех троих,  что  людьми  не  являлись.  Они,
похоже, стремились к тому, чтобы быть как можно подальше  друг  от  друга.
Уроженец Спики возлежал в горизонтальном  положении  как  большой  надутый
продолговатый аэростат, который каким-то образом  остается  на  земле,  не
поднимаясь  ввысь.  Маленький  обитатель  Регула   грустно   размышлял   в
отдаленим, почесывая пальцами свой тяжелый второй подбородок. Альдебаранец
сидел молча, как невозмутимый Будда, и,  прислушиваясь  к  каждому  слову,
улыбался.
     Торнхилл поднялся и, склонившись над Маргой Феллис, произнес:
     - Не котите ли со мною немного прогуляться?
     - С удовольствием, - ответила девушка.
 
 
     Какое-то время они просто стояли у самой воды, глядя на  плавный  бег
потока, на проплывающих мимо золотых рыбок с раскрытыми  ртами,  будто  от
распиравшей их важности. Затем прошли немного вверх по течению, к подножью
холмов, откуда начинался подъем к двум величественным вершинам.
     - Этот Ла Флокке, - заметил Торнхилл,  -  такой  забавный  малый,  не
правда  ли?  Ну  прямо  маленький  бойцовый  петушок,  который  все  время
подпрыгивает и всегда готов к схватке.
     - Да, энергии у него хоть отбавляй, -  полностыо  согласилась  с  ним
Марга.
     - Вы и он были здесь самыми  первыми?  Довольно  необычная  ситуация,
только двое вас в этом маленьком раю, пока не объявился третий, - Торнхилл
вдруг неожиданно  для  самого  себя  удивился,  с  чего  бы  это  его  так
заинтересовали  такие  вещи.  Ревность,  наверное.   Нет,   не   наверное.
Совершенно определенно.
     - На самом  деле  мы  здесь  одни  пробыли  совсем  недолго.  Мак-Кэй
появился почти сразу же, после меня, затем этот со Спмки.  Страж,  видимо,
весьма спешил, когда собирал нас.
     - Собирал? - повторил Торнхилл. - Да, так оно  и  есть.  Кто  мы  все
здесь - да просто экземпляры его коллекции, отобранные и помещенные  сюда,
в эту Долину, как небольшие ящерицы  в  террариум.  А  сам  этот  Страж  -
каксе-то, как я полагаю,  совершенно  чуждое,  необычное  существо,  -  он
взглянул вверх, на беззвездное небо, такое же яркое, как днем. - Мы до сих
пор еще много не знаем о том, что  происходит  среди  звезд.  Пятьсот  лет
космических полетов, а мы еще очень далеки от того, чтобы постичь все, чем
располагает Галактика.
     Марга улыбнулась, взяла его за руку и они молча  пошли  дальше  среди
невысоких кустарников. Торнхилл первым нарушил молчание.
     - Вы сказалм, что были астрономом, Марго?
     - Ну, не совсем. - У нее был  весьма  низкий  для  женщины  голос,  с
плавным переходом тональности. Он очень понравился Торнхиллу. - Я работала
в  обсерватории  на  Беллатрикс-7,  но  только  в   качестве   ассистента.
Разумеется, я получила диплом астронома. Но была просто одним  из  пльтных
помощников в обсерватории.
     - Именно там вы и находились, когда... когда...
     - Да, ответила девушка. - Я  находилась  в  главном  куполе,  вынимая
пластинки из фотокамеры. Помню, что это было весьма делккатным  делом.  За
минуту или две  до  того,  как  это  случилось,  кто-то  позвонил  мне  по
основному  телефону,  расположенному  внизу.  Я  ответила,  что   придется
подождать, что меня нельзя беспокоить, пока я  не  закончу  манипуляции  с
пластинками. А затем - полный провал,  и,  так  мне  теперь  кажется,  мои
пластинки больше уже не имеют для меня никакого значения. Хотя теперь я  и
сожалею о том, что не пошла вниз на вызов.
     - Речь могла идти о чем-нибудь важном?
     - О, нет. Ничего особого.
     Почему-то у Торнхилла стало легче на душе.
     - А Ла Флокке? - спросил он. - Что это за человек?
     Он что-то вроде охотника на крупную дичь,  -  сказала  Марга.  -  Мне
довелось повстречаться с ним раньше, когда  он  возглавлял  экспедицию  на
Беллатрикс-7. Вы в состоянии представить себе,  какова  вероятность  того,
что  два  любых  человека  из  целой   Галактики   повстречаются   дважды!
Разумеется, он меня не узнал, но я его запомнила. Таких,  как  он,  трудно
забыть.
     - Он из тех, кто любит порисоваться, - произнес Торнхилл.
     - А  вы  самими  Вы  ведь  сказали  нам,  что  владеете  рудником  на
Венгамоне.
     - Так оно и есть на самом деле. Но вообще-то  я  -  человек  довольно
скучный, - сказал Торнхилл. - Это, пожалуй, первое  интересное  событие  в
моей жизни, - он кисло улыбнулся. - Судьба, видимо, решила отомстить  мне.
Кажется, что я уже больше никогда  не  увижу  Венгамона.  Если  только  Ла
Флокке не выведет нас отсюда, в чем я очень-очень сомневаюсь.
     - А вас это сильно волнует? Вы станете мучаться от того, что  вам  не
суждено будет вернуться на Венгамон?
     - Вряд ли стану. У меня нет особой необходимости срочно  возвращаться
на Венгамон. А что вы скажете о своей обсерватории?
     - Я очень скоро смогу забыть ее, - призналесь Марга.
     Он незаметно пододвинулся поближе к ней, ему  очень  хотелось,  чтобы
стало чуточку темнее, он даже согласен был на то,  чтобы  сейчас  появился
Страж и хотя бы  на  мгновение  отгородил  бы  их  своей  тенью  от  всего
остального мира. Он ощущал тепло ее тела.
     - Не надо, - неожиданно прошептала девушка. - Там ктото идет.
     Девушка отпрянула  от  Торнхилла.  Он  сердито  повернулся  и  увидел
коренастую фигуру Ла Флокке, карабкающегося к ним.
     - Надеюсь, я  не  помешал  вам  в  проявлении  взаимной  нежности,  -
спокойно сказал коротышкв.
     - Именно так, - не стал отпираться  Торнхилл.  -  Но  ничего  уже  не
поправишь. Что могло такое случиться, что привело вас к нам?
     - Стремление разделить наше очаровательное общество?
     - Вовсе нет. Внизу неприятности. Подрались Веллерс и МакКэй.
     Марга даже задохнулась в изумлении.
     - Мак-Кэй мертв?
     - Точно. Даже не представляю, как нам следует поступить с  Веллерсом.
Я хочу, чтобы вы не оставались в стороне.
     - Из-за того, нужно ли покидать Долину?
     - Разумеется, - вид у Ла Флокке был крайне взволнованный. -  Веллерс,
правда, слишком уж сильно стукнул его по голове. Он убил его.
     Торнхилл и Марга поспешили вслед за Ла Флокке вниз по склону горы,  к
небольшой группе,  тесно  сгрудившейся  не  аллже.  Даже  издали  Торнхилл
различал  возвышающуюся  над  всеми  остальными  фигуру   Веллерса,   тупо
глядящого себе под ноги, где лежало скорченное тело Мак-Кэя.
     Им оставалось пройти еще не менее  полусотни  метров,  когда  Мак-Кэй
внезапно вскочил и очертя голоьу набросился на Веллерса. 
 
 
 




 
 
Страница сгенерировалась за 3.3672 сек.