Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Владимир Войнович. - Путем взаимной переписки

Скачать Владимир Войнович. - Путем взаимной переписки

12

     - Эй, вставай, что ли!  Кто-то тряс Алтынника за плечо.
С трудом разлепив веки, он увидел перед собой Бориса.
     - Вставай, Ваня, пойдем, - ласково сказал Борис.
     - Куда?  - не понял Алтынник.
     - Да в поссовет же.
     - Зачем?
     - Забыл, что ли?  - Борис сочувственно улыбнулся.  Алтынник потер виски и
увидел Людмилу.  Людмила красила губы перЈд зеркалом, которое держала
старуха.  Лицо Людмилы было густо напудрено, особенно под глазами.  Пока
Алтынник спал, она еще раз переоделась.  Теперь на ней был синий костюм и
новая белая блузка под жакеткой, встретишь на улице, подумаешь - из
райкома.
Алтынник мучительно пытался и не мог никак вспомнить, куда он собирался
идти с этими людьми и какое отношение к нему, военному человеку, имеет их
поссовет.
     - Пойдем, что ли, - нетерпеливо сказал Борис.
     - Пойдем.
Ничего не вспомнив (но раз говорят, значит, нужно), Алтынник встал и,
сильно шатаясь из стороны в сторону, пошел к выходу.
     - Погоди, - остановил его Борис.  - Шинелку надень.  Ишь, разбежался.  На
улице-то, чай, не лето.
Борис подал шинель, и Алтынник долго тыкал руками куда-то, где должны были
быть рукава, и все никак не мог попасть.  Наконец все обошлось.
     - Вот так, - говорил Борис, застегивая на Иване шинель.  - Застегнем все
крючочки, теперь ремешок наденем, пилоточку поправим- на два пальца от
левого уха.  Людмила, поддержи-ка его пока, чтоб не упал.  - И пока Людмила
поддерживала, отошел на два шага, оглядел Алтынника критическим взглядом и
был удовлетворен полностью.  - Ну, теперь полный порядок, хоть на парад на
Красную площадь.  На параде на Красной площади не был?
     - Нет, - сказал Алтынник.
     - Будешь, - пообещал Борис.
Вышли' на улицу.  Борис шел впереди и играл на гармошке.  Алтынник в двух
шагах держал взглядом спину Бориса и все время водил головой, потому что
ему казалось - спина Бориса куда-то уплывает, и он боялся сбиться с дороги.
За Алтынником шла Людмила, покрасневшая от вина и от слез и возбужденная
предстоящим событием.
То и дело к дороге выходили какие-то люди.  Выползали старухи, черные как
жуки.  Никогда Алтынник не видел одновременно столько старух.  Они смотрели
на процессию с таким удивлением, как будто по улице вели не Алтынника, а
медведя.
     - Милок, - спросила Бориса одна старуха, - куды ж это вы его, болезного,
ведете?
     - Куды надо, - растягивая гармошку, ответил Борис.  Дошли до какой-то избы.
Здесь Борис дал Людмиле подержать гармошку, а сам прошел внутрь.  Вскоре он
вернулся с какой-то девушкой.  На ней была новая телогрейка и клетчатая
шаль, похожая на одеяло.
     - А он согласный?  - кинула девушка беглый взгляд на Алтынника.
     - А как же, Катя, - заверил Борис, - Чай, не жулики мы какие, сама знаешь.
Всю жизнь по суседству живем.  Сам приехал, говорит, руку и сердце...
Скажи, Ваня.
     - Сердце?  - переспросил Алтынник.- А чего сердце?  - И вдруг запел:
"Сердце, тебе не хочется покоя..."
     - Ну, пойдемте, - сказала Катя.
Дошли еще до какой-то избы.  На ней была вывеска.  Пока Катя притопывала от
холода и гремела ключами, открывая замок, Алтынник пытался и не мог
прочесть вывеску.  Буквы прыгали перед глазами, никак не желая соединиться
в слова.  Тогда он попытался с конца и прочел: "...путатов трудящихся".
     - Что такое "путатов"?  - громко спросил он у Людмилы.  :
     - Заходи, - сказал Борис, пропуская его вперед.
Пропустив затем и Людмилу, Борис вошел сам и закрыл за собой дверь.
Небольшое холодное помещение было загромождено двумя письменными столами,
железным сейфом, закрывавшим половину окна, и рядом сколоченных между собой
стульев - вдоль боковой стены.
     - Это что здесь, милиция?  - спросил Алтынник.
     - Милиция, - сказал Борис и, слегка надавив ему на плечи, усадил на крайний
стул возле двери.
Людмила стояла возле стола и - то ли от холода, то ли от возбуждения -
мелко постукивала зубами.  Девушка открыла сейф, вынула и положила на стол
толстую книгу типа бухгалтерской и какие-то бланки.  Потыкала ручкой
чернильницу, но чернила замерзли.
     - На, Катя, - Борис протянул ей свою авторучку.
     - Где у него служебная книжка?  - спросила Катя.
     - Ваня, где у тебя служебная книжка?  - ласково спросила Людмила.
Алтынник открыл один глаз.
     - Какая книжка?
     - Служебная.  Ты ж ее вынимал.  Борис, не помнишь, куда он ее положил?
     - Должна быть в правом кармане, - подумав, рассудил Борис.  - В левом
партийный или комсомольский билет, в правом - служебный документ.
Он подошел к Ивану, расстегнул правый карман, и книжка очутилась на столе
перед Катей.
Катя долго дула на замерзший прямоугольный штамп, потом приложила его к
книжке и с силой придавила двумя руками.  В этот момент Алтынник на миг
протрезвел и понял, что происходит что-то непоправимое, какое-то ужасное
шарлатанство.
     - Э-э!  Э!  - закричал он и захотел подняться, но только оторвался от
стула, как почувствовал, что пол под его ногами стал подниматься к потолку
и одновременно переворачиваться.  Алтынник быстро ухватился за спинку
стула, сел и махнул рукой.  И он не помнил, как подносили ему бумагу,
вложили в пальцы авторучку и водили его рукой...

 





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1135 сек.