Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Владимир Войнович. - Путем взаимной переписки

Скачать Владимир Войнович. - Путем взаимной переписки

21

     Года четыре назад, будучи в командировке, попал я случайно на станцию
Кирзавод.  Ожидая обещанной мне машины, чтобы ехать в район, сидел я на
деревянном крылечке избушки на курьих ножках, которая именовалась вокзалом,
курил сигареты "Новость" и думал, где я слышал это название - Кирзавод.
Маленькая площадь перед вокзалом была покрыта асфальтом, а все дороги,
которые к ней подходили, - сплошная пыль.  Посреди площади - железобетонный
постамент памятника кому-то, кого не то недавно снесли, не то, наоборот,
собирались поставить.  В тени постамента копошилась рыжая клуша с
цыплятами, пушистыми, как одуванчики, а вокруг катались на велосипедах двое
мальчишек лет по двенадцати и молодой милиционер в брюках, заправленных в
коричневые носки.
Улица, пересекавшая площадь, была пустынна.  Один раз проехал по ней
маленький экскаватор "Беларусь" с поднятым ковшом, потом пробежал теленок с
привязанными к хвосту граблями, а за ним в туче пыли ватага ребят от
старшего дошкольного до старшего школьного возраста.  Мальчишки, которые
катались по площади, устремились на велосипедах туда же, за ними поехал
милиционер, но потом раздумал, вернулся на площадь и продолжал трудолюбиво
выписывать на велосипеде круги и восьмерки.
Тут на ступеньку рядом со мной опустился какой-то человек, на которого я
поначалу даже не посмотрел.  Видимо, желая завязать разговор, он вздохнул,
покашлял и сказал:
     - Да-а, жара.
     - Угу, - согласился я, подумав, что сейчас он попросит закурить.  И
действительно.
     - Закурить не найдется, - спросил он, считая, что знакомство наше для этого
достаточно упрочилось.
     - Пожалуйста.  - Наблюдая за милиционером, я протянул ему пачку.
     - Ух ты, с фильтром!  - удивился он.  - А две можно?
     - Можно.
     - Спички я тоже дома забыл, - сказал он, сознавая, что уже дошел почти до
предела.  И потянулся ко мне прикуривать.  Тут я первый раз взглянул на
него и узнал:
     - Алтынник!
И, конечно, сразу вспомнил, где я слышал это название - Кирзавод.
     - Не узнаешь?  - спросил я,
     - Что-то не признаю, - пробормотал он, вглядываясь в мое лицо.  Я назвал
себя.
     - А-а.  - Он успокоился, но никакого восторга не проявил.  - Я у тебя еще
сигаретку возьму.  На вечер.
     - Бери, - сказала я.  - Бери все.  У меня еще есть.
     - А цельной пачки нет?
В чемодане нашлась и "цельная".
Потом мы стояли в "чапке", маленьком магазине напротив вокзала.  Толстая
продавщица в грязном халате налила нам по сто пятьдесят и по кружке пива.
Я свою водку выпил отдельно, а Алтынник смешал.  Мы стояли возле окна,
привокзальная площадь была перед моими глазами, и пропустить машину я не
боялся.
Толковали о том, о сем.  Вспоминали свою службу, майора Ишты-Шмишты,
старшину де Голля и прочих.
О теперешней его жизни я Алтынника особенно не расспрашивал,
но кое-что все же узнал.
Приехав на станцию вместе с Людмилой и Борисом, он здесь задерживаться и не
думал, а собирался усыпить бдительность Людмилы и удрать, как наметил, но
Людмила была начеку.  Днем устраивала такие скандалы, что нечего было даже
и пытаться, а ночью просыпалась от каждого шороха.  Он все выбирал момент,
выбирал, пока она снова не забеременела.  Пробовал заставить ее сделать
аборт - куда там.  И податься теперь вроде бы некуда.  Кто возьмет мужика,
у которого треть зарплаты на алименты высчитывают?  Да и к первому ребенку
за это время привык.
     - А сколько у тебя всего?  - не удержался я и спросил.
     - Трое, - застеснялся Алтынник.  - Не считая, конечно, Вадика.
     - А Вадик вместе с вами живет?
     - Нет, в Ленинграде.  Институт кончает железнодорожный, - сказал он не без
гордости,
     - А кем ты работаешь?
     - Кем работаю?  - Он помедлил, не хотелось ему говорить, А потом бухнул
даже как будто с вызовом: - Сторожем работаю.  На переезде.  Поезд идет -
шлагбаум открываю, ушел - закрываю.  Возьми еще по кружке пива, если не
жалко,
Только мы сменили на подоконнике кружки, дверь в магазин распахнулась и на
пороге появилась женщина в красном сарафане.  Живот под сарафаном у нее
выпирал, как футбольный мяч, на лице были характерные пятна, глаза
блестели.
     - А, вот ты где!  - закричала она на Алтынника.  - Я так и знала, что ты
здесь, гад несчастный, детишкам обуться не во что, а он тут последние
копейки пропивает!
Алтынник весь как-то съежился, как будто стал меньше ростом.
     - Да ты что, Людмила, - попробовал он возразить.  - Я ж вот товарища
встретил.  В армии вместе служили.  Познакомься.
     - Ну да, еще чего не хватало, знакомиться с каждым пьяницей.
     - Ну брось ты позориться, Людмила, -упрашивал Алтынник.  - Это ж он меня
угощает.
     - Так я тебе и поверила, - не отступала Людмила.  - Да во всем Советском
Союзе, окромя тебя, таких дурачков нет, чтоб чужих людей угощали.
     - Людмила, правда, он платил, - бесстрастно подтвердила толстая продавщица.
     - Ты еще тут будешь, сука противная, - повернулась Людмила к ней.  - Сама
только и знаешь, что на чужих мужьев глаза свои грязные таращить.
И не успела продавщица ответить, а я опомниться, как Людмила выволокла мужа
на улицу, и уже оттуда слышался ее противный и дикий визг на всю станцию.
Когда я вышел наружу, они были уже далеко, Алтынник, пригнув голову, шел
впереди, Людмила левой рукой держала его за шиворот, а маленьким кулачком
правой изо всей силы била по голове.  По другой стороне улицы на велосипеде
медленно ехал милиционер в брюках, заправленных в коричневые носки, и с
любопытством наблюдал происходящее.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1034 сек.