Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Л. Люис - Расторжение брака

Скачать Л. Люис - Расторжение брака

Она  низко  склонилась  к Карлику. Он был теперь ростом с котенка и висел на
цепочке.

-  Я  не  то хотела сказать, - говорила она, - я хотела сказать: не играй ты
так,  не  декламируй.  Зачем  это?  Он убивает тебя. Выпусти цепочку. Еще не
поздно.

-  Не  играть!  -  взревел  Актер.  -  Что  ты  имеешь  в виду? Я не мог уже
различить  Карлика  (он  как  бы  слился  с  цепью) и не мог увидеть, к кому
обращается Женщина - к нему или к Актеру.

- Скорей! - торопила она. - Еще не поздно! Перестань!

- А что я такое делаю?

-  Ты  играешь  на  жалости. Мы все грешили этим на земле. Жалость - великое
благо,  но  ее можно неверно использовать. Понимаешь, вроде шантажа. Те, кто
выбрал  несчастье,  не  дают  другим  радоваться. Я ведь знаю теперь! Ты и в
детстве  так  делал.  Чем просить прощения, ты шел поплакать на чердак... Ты
знал,  что  кто-нибудь  из  сестер  скажет рано или поздно: "Не могу, он там
плачет...".  Ты шантажировал их, играл на жалости, и они сдавались. А потом,
со мной... Ну, ничего, это не важно, ты только сейчас перестань.

- И это все, - спросил Актер, - что ты поняла обо мне за долгие годы?

Что  стало  с  Карликом,  я  не знаю. То ли он полз по цепи, как муха, то ли
всосался в нее.

-  Фрэнк, послушай меня, - сказала Женщина. - Подумай немного. Разве радость
так  и  должна  оставаться беззащитной перед теми, кто лучше будет страдать,
чем  поступится своей волей? Ты ведь страдал, теперь я знаю. Ты и довел себя
этим.  Но  сейчас  ты уже не можешь заразить своими страданиями. Наш здешний
свет  способен поглотить всю тьму, а тьма твоя не обнимет здешнего света. Не
надо,  перестань,  иди  к  нам! Неужели ты думал, что любовь и радость вечно
будут  зависеть  от  мрака  и  жалоб?  Неужели ты не знал, что сильны именно
радость и любовь?

- Любовь? - повторил Актер. - Ты смеешь произносить это священное слово?

Он  подобрал цепочку, болтающуюся на его ошейнике, и куда-то сунул. Кажется,
он ее проглотил. Только тут Прекрасная Женщина взглянула прямо на него.

-  Где  Фрэнк?  -  спросила  она.  -  Кто  вы такой? Я вас не знаю. Вы лучше
уйдите.  А хотите - останьтесь. Я пошла бы с вами в ад, если бы могла и если
бы это помогло, но вы не можете вложить ад в мое сердце.

-  Ты  меня  не любишь, - тонким голосом проговорил Актер. Его почти не было
видно.

- Я не могу любить ложь, - сказала она, - я не могу любить то, чего нет.

Он  не ответил. Он исчез. Она стояла одна, только серенькая птичка прыгала у
ее ног, приминая легкими лапками траву, которую я не смог бы согнуть.

Наконец она двинулась в путь, а светлые духи поджидали ее и пели так:

Владыке нашему Господь

Дал полноту щедрот.

Владыке нашему Господь

Дал силу над врагом:

Плясать он будет перед Ним

Послушнейшим рабом.

Подставкой прочною для ног

И преданным конем

Отныне станет бывший враг,

Исполнен ныне срок.

Владыке будет власть дана

Над силою враждебной.

Огнем в крови его она

Теперь кипит целебным.

Всех нас. Владыка, покори.

Чтоб мы собою стали.

Тебя как утренней зари

Мы жаждали и ждали.

Владыку нашего Господь

Поставил на престоле.

Отныне все - и дух, и плоть -

Его покорны воле.

 

  * А все же, - сказал я учителю, когда сверкающее шествие скрылось под
    сенью леса, - я и сейчас не во всем уверен. Неужели так и надо, чтобы
    его страдания, пусть и выдуманные, не тронули ее?

  * Разве ты хотел, чтобы он мог и сейчас ее мучить? Он мучил ее много
    лет подряд там, на земле.

- Нет, конечно, не хочу.

- Так что же?

-  Я  и  сам  не  знаю... Иногда говорят, что гибель одной-единственной души
обращает в ложь радость всех блаженных.

- Как видишь, это не так.

- А должно быть так.

- Звучит милосердно, но подумай сам, что за этим кроется.

- Что?

-  Люди,  не  ведающие  любви  и замкнутые в самих себе, хотели бы, чтобы им
дали  шантажировать  других.  Чтобы пока они не захотят стать счастливыми на
их  условиях,  никто  не  знал бы радости. Чтобы последнее слово осталось за
ними. Чтобы ад запрещал раю.

- Я совсем запутался.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1073 сек.