Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Драма

Л. Люис - Расторжение брака

Скачать Л. Люис - Расторжение брака

Пока  шли  эти  разговоры,  в  автобусе  становилось  светлее.  Грязно-серое
пространство   за   окнами  стало  жемчужным,  потом  бледно-голубым,  потом
ярко-синим.  Нигде  не было ни пейзажей, ни солнца, ни звезд, только сияющая
бездна.  Я  опустил стекло, вдохнул благоуханный и прохладный воздух, но тут
мой  культурный  собеседник  страшно  заорал:  "Какого черта!", навалился на
меня и резко поднял стекло:

- Вы что?

Я  огляделся.  Автобус  был  залит  ярким,  жестким светом. Увидев лица моих
спутников,  я  содрогнулся.  Одни  были  иссохшие,  другие распухшие, одни -
по-идиотски  злобные,  другие  совершенно  пустые, но все какие-то линялые и
перекошенные.  Казалось,  если  свет станет ярче, они развалятся на куски. В
автобусе было зеркало, и я вдруг увидел свое лицо. А свет все разгорался.

Над  нами  снова  нависла  скала.  Она  шла отвесно и вверх и вниз, дна я не
различал,  поверхность  была темной и мшистой. Мы поднимались вверх. Наконец
мы  увидели  вверху ярко-зеленую тонкую черточку, ровную, как струна. Вскоре
мы  достигли ее и заскользили над поросшей травою равниной, по которой текла
большая  река.  Мы  явно  спускались  -  верхушки  высоких деревьев были все
ближе.  Вдруг  автобус  встал.  Мы  подпрыгнули  на  сиденьях.  Спутники мои
ринулись  гурьбой к выходу, толкаясь и бранясь на все лады. Я остался один и
услышал, как за закрытой дверью в ясной тишине поет жаворонок.

Вышел  и  я.  Было  светло  и  прохладно, как летним утром, минуты за две до
восхода  солнца,  но  само  пространство  показалось  мне  иным, незнакомым,
каким-то  особенно  большим, словно и небо здесь дальше и поляна просторней,
чем  на  маленьком  шарике  Земли.  Я  как бы вышел наружу, и даже Солнечная
система  была  теперь  домашней,  почти  игрушечной.  Мне  стало  свободно и
страшновато,  и  от  обоих  этих  чувств я не отделался до конца описываемых
здесь  событий.  Описать  эти  чувства я не могу и вряд ли добьюсь того, что
вы,  читая  мой отчет, будете о них помнить. У меня просто руки опускаются -
как же передать, как выразить то, что я видел и слышал?

Сперва  я, разумеется, взглянул на своих спутников, еще стоявших у автобуса,
хотя  кое-кто  и сделал два-три неуверенных шага. Взглянул и обомлел. Теперь
на  свету  они  казались прозрачными - совсем прозрачным, когда стояли между
мной  и  светом, и мутноватыми, когда стояли в тени. Говоря строго, они были
призраками.  Их  можно  было и не видеть, как грязь на оконном стекле. Трава
под их ногами не сминалась, даже капли росы не осыпались на землю.

Потом  я  увидел  все  иначе.  То  ли  в  уме,  то  ли  в глазах моих что-то
сдвинулось,  и  люди  стали  обычными,  а  трава  и деревья очень плотными и
весомыми,  так  что  по  сравнению с ними люди казались прозрачными. Догадка
мелькнула  в  моем мозгу, я наклонился и попробовал сорвать ромашку. Стебель
рваться  не  стал.  Он  даже  не  откручивался,  вообще  не двигался, хотя я
ободрал  об  него  руки и весь вспотел. Ромашка была твердой не как дерево и
не  как железо, а как алмаз. Рядом с ней лежал маленький листок. Я попытался
его  поднять,  сердце  чуть  не  разорвалось,  но  немножко  я  этот  листок
приподнял.  Однако тут же и выронил - он был тяжелее мешка с углем. Я стоял,
тяжело  дышал  и глядел на ромашку, как вдруг заметил, что вижу траву сквозь
свои  ступни.  Значит, и я - призрак. Мне стало до тошноты страшно. "Вот это
да! - подумал я. - Попался..."

- Не хочу, не хочу! - закричал кто-то. - Нервы не выдержат!

Мимо меня к автобусу пронесся призрак женского пола. Больше я его не видел.

Прочие топтались на месте.

- Эй, как вас! - сказал шоферу высокий. - Когда обратно пойдем?

-  Можете и совсем не ехать - отвечал шофер. - Сколько хотите, столько здесь
и будете.

-  Просто  смешно,  - прошептал кто-то мне на ухо. Ко мне подошел боком один
из  самых  тихих  и  приличных  призраков.  - Путаница какая-то. Зачем этому
сброду  здесь  торчать?  Нет,  вы  посмотрите на них. Их ничто не радует. Им
дома лучше. Они даже не знают, что делать.

- Я и сам не знаю, - сказал я, - а вы?

-  Я?  Меня  сейчас встретят. Меня ждут. Мне-то беспокоиться не о чем. Но не
так-то  уж  приятно,  когда  они тут кишат. Да я за тем и ехал, чтобы от них
избавиться!

Он  отошђл  от  меня.  Я  осмотрелся.  Никто  не  кишел,  наоборот,  было на
удивление  пусто,  так  пусто, что едва различил кучку призраков, за которой
мирно  сияла  зеленая  равнина. Правда, где-то вдали виднелись не то облака,
не  то  высокие горы. Порой мне удавалось разглядеть какие-то леса, глубокие
долины  и  даже города на высоких склонах, порой все это исчезало. Горы были
невообразимо  высоки,  я  не мог охватить их взглядом. За ними брезжил свет,
на земле лежали длинные тени, но солнце не появлялось.

Время  шло, и я наконец увидел, что к нам идут люди. Они так сверкали, что я
различил  их  издалека  и  сперва  не  понял, люди ли это. Они приближались,
земля  дрожала  под  их  тяжелыми  шагами.  Ступали они по мокрой траве, она
сминалась,  роса осыпалась на землю, и снизу поднимался запах свежести. Одни
были  одеты,  другие  обнажены,  но  обнаженные  были  нарядны,  а одежды не
скрывали  прекрасных  очертаний  тела. Меня поразило, что ни про кого нельзя
сказать,  сколько  ему  лет. У нас на земле мы видим иногда мудрость на лице
младенца  или  веселую  простоту  старика.  Здесь каждый был и стар и молод.
Люди  приближались,  и  я  ощущал  смутную  тревогу.  Два призрака заорали и
кинулись к автобусу, остальные сгрудились поплотнее.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0987 сек.