Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Научно-фантастическая литература

Рассудов-Талецкий. - Радио "Моржо"

Скачать Рассудов-Талецкий. - Радио "Моржо"

      Диск-жокей Птица опаздывал.  Был первый понедельник месяца, и на  радио
"Моржо"  Большой Вождь  эфира собирал всех  диск-жокеев.  Птица  очень хотел
приехать   вовремя,  но   накануне   со   своим   petit   ami   -  известным
танцором-клавишником из ансамбля "Голубая бля", у которого он уже два месяца
жил на  даче в  Апрелевке,  - так нанюхался  и  набухался,  что позабыл, как
называются дни недели. Поэтому, когда Птица пытался выяснить у бас-гитариста
Джона, какой завтра день -  июнь или зима, секс-вокалист Геша  ответил,  что
завтра Новый год.  Обрадовавшись,  все еще раз укололись, нюхнули, выпили по
стакану и стали трахаться.
     Теперь диск-жокей Птица  опаздывал. Желтое такси  мчало его по широкому
проспекту, и вот уже скоро поворот, у памятника первому космонавту...
     - А  правда, что вы - диск-жокей  Птица? Я вас  по телевизору видел!  -
спросил, набравшись храбрости, шофер.
     -  А  если  правда, давай я  тебе вместо  денег наклейку  радио "Моржо"
подарю, -  находчиво  предложил Птица.  - С  моим  автографом.  Наклеишь  на
торпедо, будешь пассажирам показывать.
     -  А  правда, что вы  жена  Гребенщикова?  - не унимался любознательный
шофер.
     - А если правда, дашь мне двадцать долларов?
     - Ага, как не дать, такое счастье выпало!
     - И еще: приедешь за  мной сюда же к восьми вечера,  отвезешь назад,  в
Апрелевку, я тебе за это в эфире привет передам.

     Когда Птица  вошел на  радио, собрание уже кончалось.  Большой Вождь не
любил Птицу. Он его ненавидел. Ненавидел потому,  что страшно ревновал его к
славе, и еще дважды ненавидел потому, что  из-за фантастической популярности
Птицы не мог его уволить.
     - Птица,  а мы тебя  уже обсудили, -  сказал Большой Вождь, подняв свой
остренький носик из бумажки, где у него были записаны все ди-джейские грехи.
- Вот ты в пятницу после песни Элтона Джона сказал слово "блядь".
     - Не говорил я "блядь", - обиделся Птица.
     -  Как  же  не говорил,  если у  нас  контролька эфира  на  магнитофоне
записана?
     Принесли контрольку. Перемотали до места, где кончался Элтон Джон...
     - Вот видите! - победно закричал Птица. - Это не  "блядь", а "глядь". Я
говорю: "Глядь, а в нашей программе уж и Элтон Джон..."
     - Опять вывернулся, - с досадой махнул рукой Большой Вождь.

     С течением лет,  отработанных на радио "Моржо", росла у Большого  Вождя
питаемая   льстивыми  улыбками  подчиненных  и   соискателей  эфирных   благ
уверенность  в  исключительной  развитости своего ума, а порою, особенно  во
время бесед с коллегами  из  Талды-Кургана, возникало у  него подозрение, не
гениален  ли он. Выражалось  это в  вещах для него  тем более  чудесных, что
простота, с которою достигалось это упоительное  ощущение гениальности, была
просто удивительной.
     Из актерских курсов, единственно составлявших его  университеты, сложно
было вынести какие-нибудь  особенно полезные  для  жизни знания, кроме как о
трех кругах внимания и системе Станиславского, однако  месяцы, проведенные в
курилках  "Щуки",  не  прошли  бесследно: в  неокрепшем  сознании  приезжего
студиоза основательно засела идея,  что мир - это театр.  Это с  совершенной
очевидностью  подтверждалось для  него,  так  как сыгранный в  кино  хорошим
актером  генерал  выглядел  куда более  убедительным,  чем  всамделишный,  а
представленный еще более знаменитым артистом академик был просто в тыщу  раз
лучше оригинала. Вывод напрашивался, и гениальность  была уже в том, что ее,
эту  чудесную  простоту  универсального жизненного метода,  нужно  было лишь
только поднять с полу, где она валялась у всех на виду, никем высокомерно не
замечаемая.
     Эх,  фак-тур-ра!  Слово  какое замечательное. Не имей  сто рублей,  как
говорится, а имей фактуру подходящую - рост хороший, голос  выразительный, -
и люди сами захотят тебя в начальники.
     А  если  голос  почти  левитановский,  то  над  смыслом  слов,  которые
говоришь,  напрягать  сознание  уже  не требуется,  куда  важнее  мизансцену
выстроить. И коли жизнь - театр, то почему бы не сыграть в ней роль из самых
значительных? Как же до этого Черкасов не дошел или Качалов?..
     Одним  словом,  Большой Вождь  эфира  быстро осмелел в  деле публичного
провозглашения   банальностей   вроде   того,   что  радиопрограммы   -  это
передаваемые   посредством   эфира   музыкальные  произведения  и  словесные
сообщения  и  что  делаются  они  на радиостанциях творческими  коллективами
работников.  Поощряемый ласковыми  взглядами  талдыкурганцев,  он мог часами
говорить  о том, что чем мощнее применяются радиопередатчики,  тем дальше  и
лучше слышно радио, о том, что  если  в программах ставить плохую музыку, то
это слушателям не понравится, а если  музыку ставить  хорошую,  то им  будет
самый смак.
     Говорить,  однако, вещи вроде того, что "вода,  текет из  крана, потому
что жидкая", Большому Вождю вскорости  надоело. И, проверив себя в очередной
раз на талдыкурганской аудитории, он перешел для разнообразия на откровенную
белиберду из своего жизненного опыта.
     Как  и   следовало   ожидать,   талдыкурганские   филиалы   не   только
отблагодарили вождя ласковыми взглядами, но  стали пускать слюни с пузырями,
а две девушки из карякско-печенежского филиалу описались прямо где стояли.
     Ободренный Вождь  стал чаще нести ахинею, для  убедительности перемежая
ее общеизвестными сведениями из школьных учебников.
     - Все  меломаны,  -  вещал он млеющим  талдыкурганцам, - раньше  любили
слушать  музыку в форме долгоиграющих  альбомов, - бросив взгляд на покорных
филиальцев и убедившись, что  слюни из  открытых ртов  текут, как обычно, он
развивал свою мысль: -  Теперь же все меломаны предпочитают слушать музыку в
форме сборных солянок из произведений разных авторов и исполнителей...
     Талдыкурганцы нежно хлопали глазами.
     - Потому  что  я сам  так музыку  слушаю,  - неожиданно  закончил  свое
высказывание Великий Вождь, и тут же девушки из карякско-ненецкого филиалу в
немом восторге обожания судорожно описались.
     Хитрый Количек, через две недели после этого случая повстречав Великого
Вождя в курилке и имея цель понравиться, заявил, изобразив на лице выражение
преданной искренности:
     - Я музыку люблю слушать только в форме сборных солянок...
     - Молодец, правильно, - промурлыкал Вождь. - И все так отныне любят...
     -  Но позвольте, - попытался было возразить случившийся поблизости Саша
Мурашов. - А  как же  все  основные фирмы звукозаписи? Почему они продолжают
упорно  львиную  долю  продукции  все  же  выпускать  в  виде  долгоиграющих
альбомов?
     Вождь   с  укоризною  посмотрел  на  Мурашова,  а   вечером  записал  в
поминальник: "Количек - плюс сто очков. Мурашов - минус двести".





 
 
Страница сгенерировалась за 0.0995 сек.