Помошь ресурсу:
Если кому-то понравился сайт и он хочет помочь на дальнейшее его развитие, вот кошельки webmoney:
R252505813940
Z414999254601

Для Yandex денег:
41001236794165


Спонсор:
Товары для рыбалки с отзывами с прямой доставкой с Aliexpress








ИСКАТЬ В
интернет-магазине OZON.ru


Классическая литература

Иван Сергеевич Тургенев. - После смерти (Клара Милич)

Скачать Иван Сергеевич Тургенев. - После смерти (Клара Милич)

         "12"

     Не успел он прибыть в этот город  и занять номер в гостинице - цкак уже
бросился  отыскивать дом  вдовы Миловидовой. Во  время всего путешествия  он
находился в  каком-то  оцепенении, что,  впрочем,  нисколько  не мешало  ему
принимать все нужные меры, в Ниж-нем-Новгороде перебраться с железной дороги
на пароход, кушать на станциях и  т. п. Он по-прежнему  был уверен,  что там
все разрешится - и потому отгонял от себя всякие воспоминания и соображения,
удовлетворяясь  одним:  мысленным приготовлением того спича,  в  котором  он
изложит перед семейством Клары Милич настоящую причину своей поездки. Вот он
наконец добрался  до цели  своего  стремления, велел  о  себе доложить.  Его
впустили... с недоумением и испугом - но впустили.
     Дом вдовы  Миловидовой  оказался действительно таким, каким описал  его
Купфер; и сама вдова точно походила на одну из купчих Островского, хотя была
чиновница: муж ее состоял  в  чине  коллежского ассесора. Не без  некоторого
затруднения Аратов, предварительно извиняясь в своей смелости,  в странности
своего посещения,  произнес приготовленный спич о том, как  бы ему  хотелось
собрать все нужные сведения о столь рано погибшей даровитой артистке; как им
руководит в этом случае не  праздное любопытство, а глубокое сочувствие к ее
таланту, которого он  был поклонником  (он так и сказал: поклонником);  как,
наконец, было бы грешно оставить публику в неведении о том, что она потеряла
- и  почему не сбылись ее надежды! Г-жа Миловидова не прерывала Аратова; она
едва  ли  хорошо  понимала, что такое ей говорит этот незнакомый гость, -  и
только пучилась слегка и таращила на него глаза, находя, однако,  что вид  у
него смирный, одет он прилично - и не мазурик какой... денег не попросит.
     - Вы это о Кате? - спросила она, как только Аратов умолк.
     - Точно так... о вашей дочери.
     - И вы для этого из Москвы приехали?
     - Из Москвы.
     - Только для этого?
     - Для этого.
     Г-жа Миловидова вдруг встрепенулась.
     - Да вы - сочинитель? В журналах пишете?
     -  Нет, я  не  сочинитель  - и в журналах до  сих пор не  писал.  Вдова
наклонила голову. Она недоумевала.
     - Стало быть... по собственной  охоте? - спросила она вдруг.  Аратов не
тотчас нашелся, что ответить.
     - По сочувствию, из уважения к таланту, - промолвил он наконец.
     Слово "уважение" понравилось г-же Миловидовой.
     - Что ж! - произнесла  она со вздохом. - Я хоть и мать ее и очень о ней
горевала... Ведь  такое вдруг несчастье! Но должна сказать: шальная она была
всегда -  и покончила таким же манером!  Страм такой... Посудите: каково это
для  матери? Уж на том  спасибо, что похоронили ее по-христиански...  - Г-жа
Миловидова перекрестилась. - Сызмала никому не покорялась - родительский дом
покинула... и наконец - легко сказать! - в актерки пошла! Известно:
     от дому я ей не отказала: ведь я любила ее!  Ведь я все-таки мать! Не у
чужих же ей жить - да побираться! - Тут  вдова прослезилась. - А если у вас,
господин, - заговорила она снова, утирая глаза концами косынки, - точно есть
такое намерение  и  вы  против  нас  никакого  бесчестия не замышляете -  а,
напротив,  хотите  внимание  оказать,  - так вы  вот  с  моей  другой дочкой
поговорите.  Она все вам расскажет лучше моего...  Анночка! - кликнула  г-жа
Миловидова, - Анночка, подь  сюда!  Вот  здесь какой-то  господин  из Москвы
насчет Кати побеседовать желает!
     Что-то стукнуло в соседней комнате, но никто не появлялся.
     - Анночка! - крикнула опять вдова, - Анна Семеновна! Иди, говорят тебе!
     Дверь  тихонько  растворилась,  и  на  пороге показалась  девушка,  уже
немолодая,  болезненного  вида  -  и  некрасивая, - но с  очень  кроткими  и
грустными глазами. Аратов  поднялся с места ей навстречу и отрекомендовался,
причем назвал своего друга Купфера.
     - А! Федор Федорыч! - тихонько произнесла девушка и тихонько опустилась
на стул.
     - Ну вот, побеседуй с господином, - промолвила г-жа Милови-дова, грузно
поднимаясь с места, - потрудился, нарочно из Москвы приехал, о Кате сведения
собрать желает. А вы меня, господин, - прибавила она, обращаясь в Аратову, -
извините... Я  уйду, по хозяйству. С Анночкой вы можете хорошо объясниться -
она  вам  и  о  театре  расскажет...  и  все   такое.  Она  у  меня  умница,
образованная:  по-французски  говорит  и  книжки читает,  не хуже сестры  ее
покойницы. Она же ее,  можно сказать, воспитывала... Старше ее  была - ну, и
занялась.
     Г-жа Миловидова удалилась. Оставшись наедине с Анной Семеновной, Аратов
повторил ей свой  спич; но  с первого  же  взгляду поняв, что  имеет  дело с
девушкой  действительно  образованной,  не  с купеческой  дочкой,  несколько
распространился   -  и   выражения   другие  употребил;   а  под  конец  сам
разволновался, покраснел и почувствовал, что  сердце  у него застучало. Анна
слушала его молча, положив руку  на  руку; печальная улыбка  не сходила с ее
лица... горькое, непереболевшее горе сказывалось в этой улыбке.
     - Вы знали мою сестру? - спросила она Аратова.
     - Нет; я  ее собственно не знал, - отвечал он. - Виделся с нею и слышал
ее раз... но вашу сестру стоило раз увидеть и услышать...
     - Вы хотите ее биографию написать? -  спросила  опять  Анна. Аратов  не
ожидал  этого  слова; однако  тотчас же  ответил,  что  - отчего же нет?  Но
главное он хотел познакомить публику... Анна остановила его движением руки.
     - Это  на что же? Публика ей без  того много горя  наделала;  да и Катя
только  что начинала жить. Но если вы сами  (Анна посмотрела на него и опять
улыбнулась той же печальной, но уже более приветной улыбкой... она как будто
подумала: да,  ты внушаешь мне доверие)... если  вы сами питаете к ней такое
участие, то позвольте вам попросить прийти к нам  сегодня  вечером...  после
обеда.  Я  теперь  не  могу...  так  вдруг...  Я   соберусь  с  силами...  Я
попытаюсь... Ах, я слишком любила ее!
     Анна отвернулась; она готова была зарыдать.
     Аратов проворно поднялся со стула, поблагодарил за предложение, сказал,
что придет непреенно...  непременно!  -  и ушел,  унося  в  душе впечатление
тихого голоса, кротких и грустных глаз - и сгорая томленьем ожидания.





 
 
Страница сгенерировалась за 0.1095 сек.